Ссылки

Новость часа

"По большому счету можно спасибо сказать Минюсту". История Иркутского союза библиофилов – самой необычной организации в реестре "иноагентов"


Иркутский союз библиофилов – самая необычная организация в реестре "иноагентов". Рассказываем ее историю
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:43 0:00

Иркутский союз библиофилов – самая необычная организация в реестре "иноагентов". Рассказываем ее историю

В ноябре 2021 года в реестр "иностранных агентов" попал Фонд развития книжной культуры "Иркутский союз библиофилов". Его возглавляет Алексей Петров – историк, координатор организации независимых наблюдателей "Голос" в Иркутской области. Ранее его внесли в тот же реестр в личном качестве.

Настоящее Время отправилось в Иркутск, чтобы узнать, каково местным библиофилам живется в новом статусе.

"По большому счету можно только спасибо сказать Минюсту", – говорит Григорий Хенох, владелец букинистического магазина и соучредитель новоиспеченной "иноагентской" организации. Когда в пятницу вечером по московскому времени Минюст обновляет страницу с реестром, в Иркутске, в 5 тысячах километров от столицы, уже глубокая ночь. Утром 19 ноября, сразу после открытия магазина, Григорий зашел в фейсбук, где его ждала неожиданная новость.

Григорий Хенох и одна из его редких книг
Григорий Хенох и одна из его редких книг

"Если честно, первая реакция – смех была, – рассказывает Григорий. – Потому что это действительно абсурдно. Мы не подходим под эти параметры, у нас нет абсолютно никакого финансирования".

Григорий с детства увлекается литературой, членство в союзе библиофилов под стать его основной работе – продавать книги. Раньше он работал в книжном магазине, а потом открыл свой собственный, где продает редкие издания.

"Я занимаюсь изучением, атрибуцией. Вот, к примеру, не мог несколько месяцев понять, чей это штемпель, – показывает он издание оперы "Жидовка" XIX века, – а оказалось, что композитора Александра Скрябина".

На встречах библиофилов Григорий рассказывает о прочитанных книгах. Особое внимание уделяет местным авторам. Цель союза – привлекать как можно больше новых членов и популяризировать чтение, говорят его члены. Внесение в реестр пока не нарушило их планы.

"Если раньше про нашу деятельность знали только книжники другие, то после этого объявления к нам в группу добавилось больше сотни человек, наши посты стали читать, лайкать, смотреть наши лекции и передачи, а это, собственно, то, чего мы и хотели добиться – большей популяризации книг, популяризации иркутских авторов", – отмечает Григорий.

Про иркутских библиофилов – 96-ю и самую неожиданную организацию в реестре "иноагентов" – начали узнавать по всей России. Московский поэт Евгений Лесин посвятил ей такие строки:

У них такие транспаранты,
Такой джихад и газават.
Библиофилы-диверсанты
Устоям Родины грозят.

Еще один член союза библиофилов – IT-предприниматель Виктор Подлепенец – не понимает, какое отношение литературные встречи имеют к политической деятельности за иностранные деньги (основание для внесения в реестр "иноагентов").

Виктор Подлепенец утверждает, что деятельность союза библиофилов никак не связана с политикой. Минюст с ним не согласен
Виктор Подлепенец утверждает, что деятельность союза библиофилов никак не связана с политикой. Минюст с ним не согласен

"Сначала я даже не понял, что произошло, потому я не вижу никакой деятельности Иркутского союза библиофилов, которая могла бы подпасть под "иноагентов", – говорит Виктор.

Его домашняя библиотека – это 4 тысячи книг. Виктор считает, что традиция чтения была утрачена во время перестройки, когда людям было не до книг, а сейчас ее нужно восстанавливать. Для этого он и вошел в союз библиофилов.

"Мало людей осталось, кто действительно этим занимается, прививает молодежи вкус к литературе, к чтению. Чтобы не сидеть в гаджетах, а развиваться, читая книги, любя книги, понимая книги", – замечает Виктор.

Единственный, кто был морально готов к попаданию союза в реестр "иноагентов", – его соучредитель Алексей Петров, которого к тому времени уже внесли в реестр в личном качестве. По закону он должен был отправить в Минюст список организаций, в которых значится соучредителем.

"Все мои коллеги, с которыми я работаю в организации, были несколько ошеломлены: они предполагали, что может случиться что-то такое, но едва ли предполагали, что это может коснуться их", – рассказывает Алексей.

Алексей Петров (на переднем плане) рассказывает об очередной прочитанной книге
Алексей Петров (на переднем плане) рассказывает об очередной прочитанной книге

Впрочем, сотрудники Минюста не объяснили, откуда у союза библиофилов иностранное финансирование. По словам членов союза, финансирования у них нет вообще. "Ни странного, ни иностранного", – объясняет Алексей. Созданный в 2005 году союз долгое время был неформальным – банковские реквизиты у него появились только в 2020-м.

Алексей Петров – бывший преподаватель Иркутского госуниверситета. Его уволили после скандала, который устроили активисты прокремлевского "Народно-освободительного движения" (НОД). Петров был координатором движения "Голос" в Иркутске и участвовал в наблюдении за выборами. Активисты НОД уже тогда, пять лет назад, называли Петрова "иноагентом". В защиту преподавателя выступали студенты, но это не помогло. Петрова уволили с формулировкой "за прогул".

"Они все время проводили пикеты, рассказывали о том, что я американский шпион, американский агент – они как будто чувствовали, что будет через пять лет, – и что таким людям не место в образовании", – говорит Алексей.

Теперь иркутские книголюбы должны помечать все свои сообщения в соцсетях известной пометкой из 24 слов. Петров будет заполнять ежеквартальный отчет для Минюста. Появляются и дополнительные риски.

"Штраф, что он напишет заявление о приеме ребенка в школу и забудет указать, что он является учредителем СМИ – "иностранного агента", – комментирует директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. – Это потенциально может быть риском. Потому что там прямая идет ответственность административная для людей, если они пишут обращение в госорганы (муниципальные, образовательные и так далее). В законе же не написано, по какому поводу обращение".

Но библиофилы обещают не сдаваться и продолжат собираться в последнюю субботу каждого месяца, чтобы обсуждать литературу. В планах у них – своя книга про жизнь в статусе "иноагентов".

  • В реестр СМИ-"иноагентов" внесены издания The Insider, "Важные истории", "Медуза", "Росбалт" и многие другие. Журналистов и общественных деятелей также объявляют "иноагентами" в индивидуальном качестве. На момент публикации в реестре на сайте Минюста более 100 пунктов.
  • Настоящее Время и Радио Свобода также входят в реестр СМИ-"иноагентов". РСЕ/РС считает законодательство о СМИ – "иностранных агентах" репрессивным и оспаривает правомерность его применения в российских судах и Европейском суде по правам человека.
  • В сентябре 2021 года более 150 российских СМИ и НКО запустили петицию за отмену законодательства об "иностранных агентах". Вскоре после запуска петиции МИД заявил, что закон об "иноагентах" не отменят, потому что иначе у Запада "будет ощущение безнаказанности". Владимир Путин в декабре предложил обсудить закон об "иноагентах" с профессиональным сообществом.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG