Ссылки

Новость часа

"У нас было время на подготовку". Илья Яшин о высокой заболеваемости коронавирусом и действиях властей


Илья Яшин на Большом Москворецком мосту

В России в течение недели количество новых случаев заражений коронавирусной инфекцией ежедневно превышает 10 тысяч человек, а общее количество заболевших превысило 187 тысяч человек. В связи с эпидемией коронавируса многие российские регионы продлевают или ужесточают введенные ранее карантинные ограничения.

Президент Владимир Путин заявил, что окончательное решение о снятии или ослаблении карантинных ограничений в связи с коронавирусом остается за главами субъектов федерации. В то же время он поддержал идею возобновить работу строек и некоторых промышленных предприятий в Москве.

Муниципальный депутат Красносельского района Москвы Илья Яшин рассказал в эфире Настоящего Времени, почему он считает стратегию российских властей неэффективной, почему в приоритете была конституционная реформа, а не подготовка к эпидемии и почему ослабление мер может вызвать новую волну эпидемии.

Яшин о коронавирусе в России: "У нас было время на подготовку"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:22 0:00

— Больше месяца самоизоляции, федеральное правительство обсуждает уже постепенный выход из ограничительных мер, но по итогам этого месяца плато или даже замедления роста числа заболевших в Москве и по всей России не очень-то видно. А как тогда оценить принятые властями меры?

— Понятно, что нужны меры в Москве. Половина заболевших в России приходится на Москву, действительно о плато пока речи не идет. По сегодняшнему дню данных пока нет, вчерашняя сводка была рекордной. Москва – действительно рекордсмен. Меры оценить можно по-разному. Проблема в том, что эффективный карантин тогда, когда власти используют с одной стороны кнут – жесткие меры, которые заставляют людей оставаться дома, с другой стороны пряник – предлагают какие-то меры поддержки для того, чтобы людям просто было что есть. У нас же правительство использует пока в основном кнут. Уже больше месяца людей заставляют сидеть дома, и накопления есть только у трети семей, и они уже заканчиваются за этот месяц.

— Это не кнут и не пряник, а какая-то манная каша, потому что правила жесткие, но их можно нарушать, помощи нет, но работать нельзя. Какая-то половинчатость. Или только мне это кажется?

— Я согласен. С одной стороны, они кнутом этим машут, но попадает он далеко не по всем. Действительно, есть примеры, когда очень жестко задерживают пенсионеров, людей, которые гуляют с собаками, – совершенно необоснованные задержания. Я хожу в магазин и не встретил еще ни одного полицейского. Путин сказал: "Вы должны сидеть дома, вам должны выплачивать зарплату". А кто должен выплачивать? Откуда эти деньги брать? Никто не объясняет. Вот эта вся манная каша, как вы называете эти меры, она действительно никакого результата не даст. Мы даже до плато еще, судя по всему, не дошли – уже полтора месяца [прошло]. В России позже началась эпидемия, у нас было время на подготовку, но пока прогнозы, к сожалению, очень тревожные. Мы сегодня уже даже по официальным данным обошли Францию и Германию. И судя по тенденции, мы в ближайшее время выйдем на второе место по числу инфицированных среди всех стран и будем уступать только США.

— Меры не те или люди не те? Или всего понемногу?

— Честно говоря, я думаю, что с людьми все в порядке. Правительство ведет себя абсолютно бестолково. Во-первых, потеряно огромное количество времени. Вместо того, чтобы готовиться к эпидемии, вместо того, чтобы принимать все необходимые меры, почти месяц власти думали о том, как бы все-таки провести этот недореферендум – голосование по Конституции. И головная боль у них была все-таки про то: сможем ли мы 22 апреля проголосовать либо не сможем. Потом наконец поняли, что это самоубийственная какая-то инициатива.

В последний момент начали готовиться к эпидемии. Меры абсолютно какие-то непоследовательные, спутанные, в итоге не дающие очевидно никакого результата. Поэтому, с моей точки зрения, правительство продемонстрировало абсолютную удивительную некомпетентность, неготовность противостоять инфекции, несмотря на то, что было достаточно времени, есть международный опыт. И у меня к властям, как, я думаю, и у большинства населения страны, огромные вопросы.

— Вы пытались как муниципальный депутат, глава муниципального совета, получить какие-нибудь официальные цифры? Мы заметили сегодня, а недавно пытались найти и не смогли, что цифры о смертности в Москве начали исчезать.

— Это сегодняшняя информация. Только сегодня появились данные о том, что эти цифры начали исчезать. Это вполне ожидаемо. Действительно, в России якобы самые низкие показатели по смертности – меньше 1% – это отличается вообще от всех стран мира. И, конечно, сложно в это поверить, что данные о смертности исчезают из официальных источников. В общем, только укрепляет эти подозрения. Но пока никаких запросов я не делал, потому что информация свежая. Я как депутат делал запрос в прокуратуру по тому эпизоду, когда полиция спровоцировала толпы в метро благодаря проверке QR-кодов. Пока не было ответа – у них месяц на ответ, ждем. Не знаю, что ответить, но, по крайней мере, я как депутат на это среагировал.

— У них инкубационный период получился больше, чем у коронавируса.

— Это да. Кстати, когда произошла вспышка, это произошло как раз спустя две недели после этих столпотворений в метро – началась фиксация заболевших больше чем по 10 тысяч в день.

— А вы верите в некоторое мнение, что мэр Москвы, Сергей Собянин, делает и хочет сделать больше, чем ему можно в этой системе вертикали? И вообще, он старается. Как вам кажется?

— Понятно, что он старается. Сергей Собянин беспокоится в первую очередь о Сергее Собянине, он прекрасно понимает, что Москва находится на передовой этой эпидемии. И если здесь будет провал – это будет крест на его политической карьере. Поэтому он, конечно, хочет себя проявить. Но проблема-то в том, что Сергей Собянин на протяжении всех последних лет конструировал тот кризис, который сейчас Москву накрыл. Именно Сергей Собянин проводил реформу здравоохранения, в результате которой в Москве не хватает коек, в Москве не хватает врачей. И система здравоохранения просто трещит по швам.

— Нужно из-за этого срочно делать больничные палаты в неприспособленных для этого помещениях.

— Совершенно верно. У нас, например, в соседнем Басманном районе шестая клиническая больница была закрыта несколько лет назад, и пять лет она уже стоит в абсолютно разгромленном виде. Вместо этого организуют больничные палаты сейчас в каких-то ангарах, торговых центрах и т. д. У меня к Сергею Собянину вопрос: а вы чем раньше-то думали?

— Мэрия на это говорит: "Мы хотели построить новое, чтобы не чинить старое, но не успели – вот случилась такая беда". Еще одна интересная история. Возобновление работы крупных предприятий и строек. То есть много мужчин, многие из них приезжие, пойдут работать на свежем воздухе в Москве за не очень большие деньги, как и делали это раньше. Это своевременное решение или нет?

— Это безумное решение, которое, с моей точки зрения, приведет к новой вспышке коронавируса. Полмиллиона человек выйдут, совершенно непонятно зачем, для строительства домов. В чем проблема-то? На пару месяцев отложить стройку, на несколько месяцев отложить благоустройство с перекладкой бордюров.

— Застройщик не хочет им платить зарплату просто так. А это люди приезжие, им не на что жить.

— Я понимаю. А почему не хочет-то? Если есть установка президента, если есть установка московского правительства выплачивать зарплату, зачем подвергать риску жизни и здоровье людей. Зачем провоцировать новую волну эпидемии, ради чего? Почему неймется строительство продолжать именно сейчас?

— Те, кто не может, к ним вопросов нет. Малый и средний бизнес, очевидно, уже на последнем издыхании.

— Да, к ним почему-то вопросов нет.

— А почему те, кто может, включая государство, не хочет давать эти самые деньги?

— Я думаю, что ответ здесь примерно такой же, как в Северной Осетии. Вспомните, что одна из главных претензий массового протеста в Северной Осетии заключалась в том, что все предприятия закрыли, кроме пивоваренного завода, который принадлежал семье президента республики. Вот и в Москве точно так же. Весь московский строительный бизнес, благоустройство, – это огромные коррупционные кормушки. И когда их останавливают, серьезные люди, связанные с правительством Москвы, просто теряют свой доход. А Сергей Собянин очевидно, чьи интересы представляет.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG