Ссылки

Новость часа

"К Путину и обращайтесь". Кто помогает предпринимателям Саянска пережить карантин


Саянск – маленький сибирский моногород в трех часах езды от регионального центра Иркутска. Мэр Саянска первым в России начал смягчать условия работы для бизнеса в режиме самоизоляции. После недели "каникул", объявленных Путиным, он разрешил открыться салонам красоты и магазинам непродовольственных товаров. С требованием соблюдать все необходимые санитарные нормы: постоянная обработка поверхностей, маски и перчатки у работников, работа строго по записи и не больше одного человека на зал. Следом за ним такие же меры ввели еще несколько регионов страны, а буквально на днях уже Роспотребнадзор заявил, что разработал рекомендации парикмахерским для возвращения к работе в ближайшие дни. Героини этого выпуска – хозяйки саянских салонов красоты, которые спасают свой бизнес в условиях пандемии. Ну и, конечно, сам мэр города.​

Наталья Велевская владеет салоном красоты в Саянске с 2015 года. Новости о введении самоизоляции она восприняла спокойно: "Был сезон, самый сезон, то есть была достаточно хорошая загруженность на полный день. А тут вроде как бы недельку, тут и у ребятишек неделька отпуска, у меня с ребенком редко совпадает, когда я куда-то могу съездить. И вроде как под конец недели мне стали звонить девчонки: Наташ, мы выходим работать?"

В этот момент Наталья поняла, что дальнейший простой будет губительным для бизнеса и ее сотрудниц, ведь большую часть коллектива составляют матери-одиночки: "Я лояльный работодатель, потому что у меня мамочки-одиночки. Из штата из восьми человек – пять. Я сама одна воспитываю, поэтому я знаю трудности воспитания. То есть если ты выходишь на работу, редко кто берет".

Коллеги предложили написать коллективное обращение к мэру, чтобы он разрешил им работать. Мэр Саянска Олег Валерьевич Боровский пошел навстречу предпринимателям.

"Ажиотаж, честно говоря, тот, который вокруг меня идет, я не ожидал, правда, не ожидал, потому что я думал, что, наверное, найдутся еще коллеги, которые меня поддержат в плане открытия бизнеса. Оказалось, что я один, к сожалению, оказался, хотя потом коллеги, мэры Иркутской области, меня поддержали, но это было уже после, и губернатор расширил список, куда включил наши парикмахерские, салоны красоты и все остальное. Ну, я открыл еще магазины промышленных товаров, но чтобы с соблюдением всех санитарных норм, с соблюдением всех правил. Ну и плюс товары первой необходимости, ну иначе бы мы бизнес потеряли малый, мы уже его теряем", – говорит Олег Боровский.

По его словам, решение разрешить деятельность было взвешенным и основывалось не только на эпидемиологической обстановке в городе, но и на потребностях малого бизнеса и жителей: "Все крупные предприятия, которые сегодня крупные налогоплательщики для федерального и областного бюджета, работают, а малый бизнес, парикмахерские, которые работают со штучным товаром, то есть там не стригут массово по 30-40 человек. В женской, мы понимаем, там вообще все по часам расписано, ноги там час-полтора делаются, все по записи идет, все по очереди. Они [очереди] невозможны, вот поэтому принял такое решение их открыть. Потом, продуктовые магазины – можно работать, промтоварные – нет. А почему? У продуктовых гораздо больше проходимость, гораздо больше людей".

Хозяйка парикмахерских Надежда Кузнецова рассказывает: "Первые три дня, конечно, у всех просто был шок, потому что никто не знал, что делать и чем все это кончится. А еще многие СМИ же нагнетают обстановку. Но вот когда Олег Валерьевич нам разрешил, у нас, конечно, правда, были слезы радости, мы прямо плакали от счастья, для нас это был наш маленький День Победы, вот честно".

В конце марта она ждала, что правительство примет меры для борьбы с пандемией, но не была готова к тому, что придется закрыться. Благодаря решению мэра Надежда вернулась к работе. Она открыла одну из своих парикмахерских, но вторую, которая располагается в ТРЦ, по решению губернатора пришлось все-таки на время закрыть. Необходимые санитарные нормы она и раньше соблюдала, а вот систему работы пришлось перестроить.

"Мы стараемся сейчас на территории [парикмахерской] уместиться все. То есть каким образом, не то что мы все туда пришли и все стараемся поработать друг у друга на голове, а как-то распределить время так, чтобы это было и в рамках вмененных нам нынче требований, и в то же время чтоб никто не остался без хлеба, – рассказывает Надежда. – Единственное ограничение, что один зал – один мастер – один клиент, вот это очень сурово, прямо очень сурово, потому что если бы это было с каким-то интервалом между креслами, полегче было бы выстроить работу".

Владелица студии красоты, фитоцентра и фитнес-зала Марина Белокопытова в индустрии красоты с 11990-х годов. Она была первой, кто открыл массажный кабинет в Саянске. За эти годы она пережила не один кризис, но с подобной ситуацией столкнулась впервые.

"Это первый раз в жизни такое вот, что нам не дают работать. Я начинала в 1990-е, там был вообще атас. Там бандиты, все, но такого не было, – вспоминает она, – они понимали, что процент берут, а остальное тебе оставляют. С ними легче было договориться, чем сейчас с нашим государством. У нас сейчас забирают все. Причем в одночасье могут забрать все".

– Вы правда думаете, что банк даст вам деньги?
– А Путин?
– Вот к нему и обращайтесь

По мнению Марины, введение жестких мер по всей России было преждевременным. Закрытие на месяц и более грозило бы гибелью и ее бизнесу. Ведь подушки безопасности, говорит она, нет практически ни у кого в России, кто занимается малым бизнесом. Информация о поддержке от государства, которая появляется в СМИ, тоже имеет мало общего с действительностью. Это Марина ощутила на собственном опыте.

"Вот помощь, каждый день я слышу по телевизору: помощь-помощь-помощь. Я уже как сумасшедшая бегу, чтобы выдать зарплату, бегу в Сбербанк, кредит на выдачу зарплаты. Ну смешно, там смотрят на нас как на идиотов, на предпринимателей. "Но вот неужели вы правда думаете, что банк возьмет и просто даст вам деньги? С чего вы решили?" – сетует женщина, – А мы: "А Путин!" – "Вот к нему и обращайтесь", – говорят. Ну и они правы, по большому счету. Ну раз ты сказал "А", то говори "Б" тогда. Доведи до конца тогда, ну хоть как-то. Я в фонд поддержки малого бизнеса звоню, я в налоговую звоню: девочки, хоть что-то? Сказали, нет ни одного, ни одного указа, ни одного приказа. Ни одного! То, что говорят, а на деле – ничего".

Марина признается, что была бы готова закрыться и уйти на самоизоляцию, если бы могла рассчитывать на реальную поддержку от государства: "У нас же есть друзья, знакомые во всех странах. Почему в Америке реально выдали, каждому выдали хорошую денежку. И то они возмущаются, и то они выходят на улицу с оружием в руках, требуют вывести их на работу. А у них денежка есть, они сидят. Это факт, это точно. А у нас ничего. Ты должен где-то заработать, каким-то образом взять".

После коллективного обращения к мэру Марине разрешили продолжить работу, но до сих пор она не может открыть свой фитнес-зал, в котором есть уникальные тренажеры, необходимые для людей, нуждающихся в реабилитации. Женщина не понимает, почему нельзя проводить индивидуальные занятия со сложными пациентами: "Сейчас больницы только экстренных, не работают, мы не можем оказать помощь в реабилитации. И люди сидят. Вот сегодня только человек сидит и плачет: куда мне идти, что мне делать? Я развожу руками: куда идти? Некуда, ну некуда идти людям. Даже один на один на тренажере нам запрещено работать".

Если его снимут, то нас уроют, город-то полностью уроют

Тем не менее она благодарна мэру за поддержку, которую он оказал малому бизнесу Саянска, но переживает, что это решение может ему дорого стоить: "Очень волнуюсь на самом деле, хоть он и говорит, что все нормально, бравирует, но я понимаю, что это очень страшно. Я боюсь, чтобы его не сняли. Вот если его снимут, то нас уроют, город-то полностью уроют".

По словам Олега Валерьевича, главное в сложившейся ситуации – чтобы у людей была возможность зарабатывать, сохранить свой бизнес и рабочие места. В ближайшее время он планирует принять решение об открытии автосалонов и мебельных магазинов: "Приходят ко мне мебельщики и плачут: нам что делать? Я говорю: "Ну у вас же очереди никогда нету, ну вот вам перечень, ОКВЭДы [общероссийский классификатор видов экономической деятельности] есть?" – "Есть". "Посмотрите в ОКВЭДах: есть лампочки, есть светильники, есть варочные поверхности в конце. Ну ставьте это все в зале, работайте". Ну как вот, сегодня родился ребенок у кого-то, где кроватку купить? Ну а прежде чем он родился, его надо где-то зачать, тоже кровать нужна".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG