Ссылки

Новость часа

"Переживаем за родителей: их тоже вызывают в милицию". Рассказы белорусов, которые уехали из страны после заведенных на них дел


"Переживаем за родителей: их тоже вызывают в милицию": рассказы уехавших из страны белорусов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00

Многие молодые белорусы, которые собирали подписи за Светлану Тихановскую во время предвыборной кампании, участвовали в мирных митингах, а потом узнали, что на них за это завели уголовные дела, были вынуждены уехать из страны. Часть осела в Украине и сейчас фактически начинает жизнь с нуля. Как им живется в чужой стране и допускают ли они, что однажды вернутся на родину?

Екатерина Куприянова уже месяц общается с родителями только по видеосвязи, да и то лишь когда в Беларуси стабильно работает интернет. Из страны она уехала вместе с маленьким сыном еще до президентских выборов.

"Я была членом инициативной группы Светланы Тихановской, собирала за нее подписи, – рассказывает Екатерина. – После давления на меня и на мою семью со стороны милиции, со стороны властей мы вынуждены были уехать. Действовать они начали быстро – через моего брата, и знали, на что надавить, – на детей".

Екатерина говорит, что впервые почувствовала себя в безопасности уже в Киеве. Но, несмотря на то, что ее самой в Беларуси нет, власти продолжают угрожать – уже ее родителям.

"Мы очень переживаем за родителей, потому что их тоже вызывают в милицию. Им тоже поступают угрозы: мол, не ходите никуда, ни в каких митингах не участвуйте, – говорит Куприянова. – Мы живем в небольшом городе в Минской области, там все друг друга знают. За родителями постоянно ведется слежка, чтобы они, не дай бог, куда-то не выехали".

Екатерина говорит, что минимум на ближайший год точно останется в Украине:

"Мы собираемся пойти в школу в первый класс, сделать вид на жительство и как-то жить здесь", – замечает она. А на вопрос, не тянет ли ее или ее сына домой, говорит, что даже ее ребенок не хочет ехать назад: "Сказал: я буду учить украинский язык, я буду ходить в эту школу, я домой не хочу".

Божене Желудь всего 21 год. Она тоже собирала подписи за Светлану Тихановскую и тоже вынуждена была покинуть страну из-за преследования властей.

"У меня был дома обыск. На меня было заведено административное дело, ни с чего. Его завели, чтобы я ходила в милицию, когда им нужно. За день мне могло прийти четыре повестки", – рассказывает Желудь.

После очередного такого визита в милицию Божена поняла, что в целях безопасности ей лучше все-таки уехать из города.

"Знакомый из нашей милиции мне сказал: уже назначен день, когда тебя должны задержать, до выходных ты должна быть у них. Что будут готовиться провокации на тебя, – вспоминает Божена. – Вся моя жизнь осталась там: работа, кот, собака, дом, вещи. Мы взяли только то, что видели вокруг: буквально за 2 часа взяли и поехали".

Владимир Жигарь – еще один уехавший из страны белорус. Он бывший милиционер, оперуполномоченный из города Мозырь. "Вот фотография, где я еще сотрудник: парад был на 9 мая", – показывает он.

Жигарь рассказывает, что проблемы на работе у него начались сразу же после того, как он открыто поддержал в предвыборной кампании оппозиционных кандидатов.

"Ко мне начали предвзято относиться. Начали проверки проводить по несколько часов. Компьютер пересматривали, все что можно пересматривали, – рассказывает Жигарь. – Потом, не найдя в конечном итоге ничего, меня вызвали в УВД. Там сотрудники безопасности мне намекнули, что если я буду дальше сотрудником милиции и буду так высказывать свою гражданскую позицию по поводу того, что происходило и происходит в стране, то на меня возбудят уголовное дело".

Владимир намек понял: уволился с должности и начал участвовать в мирных митингах. Вскоре его задержали.

"Десятого августа, на следующий день после выборов, к нам в квартиру, которую мы снимали в Минске, ворвались сотрудники ГУБОПИК, это Главное управление по борьбе с оргпреступностью. Направили пистолет в голову и положили всех на землю, – вспоминает он. – Мы вообще не понимали, что происходит. После этого нас передали ОМОНУ, который нас отвез в Ленинский РУВД. Там поставили всех на колени на асфальт. Кто-то стоял в луже. И мы так стояли: ноги накрест, руки за голову, головой упереться от металла в турникет. И все это происходило 3-4 часа. Если кто-то не выдерживал, то его "стимулировали" палкой по спине".

Ни Владимир, ни Катя, ни Божена домой в ближайшее время поехать не смогут. Они уверены, что на границе их задержат и отправят в тюрьму. Но своих сограждан и их мирные протесты они поддерживают: регулярно приходят на акции солидарности к посольству Беларуси в Украине.

Когда им задают вопросы, что должно произойти в Беларуси, чтобы они вернулись, Екатерина говорит: "Когда сменится власть, когда уйдет Лукашенко, когда будут выборы, честные и свободные".

"Если власть не сменится, она будет душить всех. И она будет поступать очень жестоко к людям, у которых другое мнение", – замечает Владимир Жигарь.

"Мы еще покажем ему, что народ – власть. Что не он – власть. И страну он не приватизировал", – говорит Божена о Лукашенко.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG