Ссылки

Новость часа

"Диктаторский режим не может быть прочен, когда несколько месяцев не стихают протесты". Обвинение Колесниковой и "заговор" по Лукашенко


Минск, Беларусь, 6 сентября 2020 года

Марии Колесниковой, одной из лидеров белорусской оппозиции, члену президиума Координационного совета, 16 сентября предъявлено обвинение по части 3 статьи 361 ("Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, совершенные с использованием СМИ и сети Интернет") Уголовного кодекса". По этой части статьи ей грозит от двух до пяти лет лишения свободы. Она арестована и находится в СИЗО в городе Жодино.

В то же время Александр Лукашенко, выступая перед "политическим активом", рассказал о "семи этапах сценария по уничтожению Беларуси". По его версии, проходящие в стране протесты готовились 10 лет. Главными "игроками" он назвал США, Польшу, Литву, Чехию и Украину.

Павел Латушко, член президиума Координационного совета, а также политический журналист Игорь Ильяш в эфире Настоящего Времени рассуждали об этих событиях.

"Оппозиция получает лидера, заслужившего авторитет героическим поступком"

"Оппозиция получает лидера, заслужившего авторитет героическим поступком". Латушко и Ильяш – о Марии Колесниковой
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:47 0:00

— Как вы оцениваете это обвинение в адрес Колесниковой?

Ильяш: Это было предсказуемое и закономерное развитие событий, потому что после того как Мария сорвала неожиданно для всех спецоперацию силовиков по ее выдворению из страны, было очевидно, что уже ей это не простят, ее на свободу не отпустят. Сейчас она является политическим заложником режима Лукашенко. Очевидно, что рассчитывать на ее освобождение можно будет только в случае, если Лукашенко будет отстранен от власти.

— Вы понимаете вот эту логику? Сначала ее вывозят на границу с Украиной. По версии Лукашенко, она сама выезжает, и никаких претензий у властей к ней нет. А потом, когда она буквально через несколько минут возвращается, ее задерживают и вдруг предъявляют эти обвинения, по которым ей грозит до пяти лет тюрьмы.

Ильяш: Власть сама себя загнала в тупик в этом плане. Потому что план был понятен: Лукашенко и его спецслужбы были нацелены на то, чтобы выдворить лидеров Координационного совета за границу и таким образом подкрепить этот пропагандистский миф о том, что протестом управляют кукловоды из-за рубежа. Ну и деморализовать самих протестующих таким посылом, дескать, ваши лидеры все убежали за границу, а вы тут из-за них будете страдать, сидеть и получать дубинками по голове.

И я напомню, что и Лукашенко в интервью, в том числе российским пропагандистам, говорил: "Да, Колесникова собиралась бежать за границу, это все кукловоды из-за рубежа организовывают". И когда Мария сорвала эту операцию, выхода уже не было никакого у силовиков, у режима Лукашенко. Потому что оставить ее теперь на свободе – в таком случае оппозиция получает лидера, который авторитет заслужил уже не просто какими-то выступлениями в СМИ или выходами на какие-то акции, а действительно героическим поступком. Очевидно, что ее акции в глазах общества после этой ситуации резко выросли. Ну и оставлять такого лидера на свободе для режима Лукашенко было бы немыслимо.

— Павел, вы как оцениваете эти обвинения в адрес Колесниковой?

Латушко: Это вообще абсурдные обвинения. Фактически та структура, которая была создана для поддержания диалога, ликвидируется властью, или предпринимаются попытки по ее ликвидации. Арест и в последующем предъявление обвинений Марии Колесниковой, которая в Координационном совете, как и все члены президиума и весь Координационный совет, отвечали за диалог, – это фактически отказ власти от диалога.

Поэтому мы понимаем, что это политически мотивированные решения правоохранительной системы, которые делаются по указке сверху руководства страны. Мы можем высказать здесь сожаление, но, конечно, мы будем бороться за свободу Марии Колесниковой, как и всех остальных членов президиума Координационного совета, которые по надуманным основаниям находятся в тюрьмах.

— Павел, вы сами говорите, что Координационный совет, точнее его президиум, практически разгромлен: из семи членов на свободе и в стране остается, по сути, только один человек. А что дальше, есть ли какой-то орган, который собой заменит тот самый президиум Координационного совета?

Латушко: Во-первых, я не говорил, что орган разгромлен или президиум разгромлен. Да, действительно, только Светлана Алексиевич остается в Беларуси, за границей находятся три члена президиума Координационного совета. У нас трехуровневая система в этой структуре. Наверху находится президиум, следующий этап – это основной состав Координационного совета, в который входят 45 человек и который в ближайшее время будет расширен, мы планируем это сделать буквально в ближайшие дни. Следующий уровень – это расширенный состав Координационного совета, в который входит 1000 человек. Фактически эта трехуровневая система обеспечивает работоспособность Координационного совета сегодня и определенную степень безопасности для будущего и перспектив его функционирования.

Безопасно – это в нашей стране вряд ли кто-то себе может представить. Потому что по политическим мотивам задерживают всех подряд, не имея даже на то ни оснований, не утруждая себя в доказательной базе. Просто за то, что ты высказываешь свое мнение, ты можешь быть подвергнут задержанию, последующему аресту, последующим обвинениям.

Стратегия наша, конечно, комплексная: это продолжение протестных акций в Беларуси, это различные гражданские инициативы, которые проходят в стране и не угасают, и я убежден, что они будут продолжаться. Следующее – это, конечно, международное давление. Мы ждем в том числе и голоса Российской Федерации, но это беспрецедентная ситуация в истории Беларуси, в истории Европы, когда рядом с Россией сосед, власти соседнего государства арестовывают, задерживают массово людей только по политическим взглядам и убеждениям.

— Ждете голос – имеется в виду что? Еще, по вашим оценкам, голос не был озвучен?

Латушко: Голос Кремля для нас очень важен, потому что Кремль должен просчитывать перспективы развития ситуации. Мы говорим о том, что в последнее время снижается рейтинг популярности у белорусов построения союзных отношений между Беларусью и Россией. Только порядка 40% сегодня выступают за равноправные отношения двух независимых государств, однако очень близкие и глубокие. И этот рейтинг падает, за последнее время он уменьшился с 60% до 40%. При этом 32% выступают за близкие отношения с Европейским союзом, независимой Беларуси и ЕС в целом.

Так что в перспективе можно говорить о сравнении этих двух цифр и о перспективе падения восприимчивости у белорусов, у белорусского общества союзнических отношений с Россией. Если для Москвы это важно, то Москва действительно должна сказать свой голос в отношении тех необоснованных задержаний, арестов, уголовных дел в отношении гражданских лидеров Беларуси.

"То, что мы наблюдаем сейчас, – это война на истощение"

"То, что мы наблюдаем сейчас, – это война на истощение". Ильяш и Латушко – о "заговоре" против Беларуси и $1,5 млрд
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:58 0:00

— Павел, как вы оцениваете заявления Лукашенко об изменении Конституции и о некоем плане западных стран, который 10 лет разрабатывался, чтобы уничтожить Беларусь?

Латушко: Мы помним, что много лет тому назад на одном из популярных советских, наверное, уже российских, телеканалов был такой проект – "Старые песни о главном". Так что это все старое, но эти песни уже непопулярны. Фактически предложены действия, о которых можно было теоретически говорить в предвыборный период, но никак не в поствыборный период. Мы не услышали главного – стратегии выхода из кризисной ситуации в стране, стратегии выхода из экономического кризиса, который реально уже существует в Беларуси.

Тот объем финансирования, который предложен Россией в настоящий момент, мы очень четко понимаем: это краткосрочный ресурс, который решает проблему буквально на один месяц. Сегодня мы услышали из уст Силуанова о том, что речь идет о выделении только одного миллиарда финансовой поддержки, а 500 миллионов будет оказано в следующем году. Опять же, сумма в размере 500 миллионов долларов – это кредитные ресурсы Евразийского экономического союза.

Так что фактически мы не услышали от руководства Беларуси реальных планов, как оно планирует выходить из кризиса и управлять дальше страной. Управлять страной силой, подавлением, уничтожением своих оппонентов, посадить всех в тюрьмы – сколько, 10 тысяч, 11 тысяч задержанных, может быть, до 100 дойдем? Ну это же абсурдная политика, ведущая в никуда. Это тупик для власти.

— Игорь, как вы оцениваете эти заявления Лукашенко?

Ильяш: Я на самом деле соглашусь с господином Латушко, потому что ничего нового Лукашенко не сказал. Это очередная демонстрация того, что он не готов ни к каким компромиссам, ни к каким уступкам. Единственный сценарий, который он видит, который он рассматривает, единственный сценарий разрешения этого политического кризиса – это силовой сценарий. И он фактически это опять проговорил. Ну а что касается вот этих страшилок про западных кукловодов очередных – вообще сложно комментировать все эти теории всемирного заговора, на которые списывают политический кризис Лукашенко и его соратники.

— Думаете, он действительно намерен как-то переписать Конституцию?

Ильяш: Я напомнил бы, что речь об изменении Конституции Лукашенко завел еще за несколько лет до нынешних событий. У него была какая-то внутренняя мотивация личная, она была никак не связана ни с противостоянием с обществом, ни с протестами, ни какой-то внешнеполитической ситуацией. Нет, у него были какие-то собственные соображения.

По одной из версий, он собирался изменить Конституцию, чтобы облегчить транзит власти в пользу своих сыновей в дальнейшем. Не знаю, так это или нет, но в любом случае это было никак не связано с этим политическим кризисом. И сам по себе этот политический кризис не может быть разрешен изменением Конституции, потому что люди выходят на улицы не потому, что им не нравится Конституция. К Конституции тоже есть вопросы, но они не главные. Главный вопрос – это то, что Лукашенко незаконно находится у власти. Вот те сотни тысяч людей, которые протестуют в Беларуси, они только через это и видят разрешение кризиса в стране.

— Кажется, что протестное движение зашло в некий тупик, по крайней мере, так видно со стороны: протесты, задержания, аресты. Что дальше?

Ильяш: Я думаю, что в тупик зашли, скорее всего, обе стороны. То есть то, что мы наблюдаем сейчас, – это война на истощение, по сути. Лукашенко брутальными действиями в последнюю неделю с попытками выбить руководство Координационного совета явно пытался переломить ситуацию, но все равно получил в это воскресенье митинг почти на 200 тысяч человек. Очевидно, что ни у одной, ни у другой стороны нет достаточно ресурсов для того, чтобы сейчас переломить ситуацию и получить очевидную победу.

Ну а если говорить о долгосрочной перспективе, то, конечно, более перспективно выглядит позиция общества, потому что Лукашенко развязал против общества войну. Война – вещь дорогая. Ресурсов на проведение такой войны очевидно не хватает. Сегодня, выступая перед представителями номенклатуры, Лукашенко в том числе говорил как раз об этом своем страхе. Он говорит, что сейчас его оппоненты настроены на то, чтобы истощить ресурсы, истощить силы государственной системы.

И, на самом деле, я думаю, он реально понимает, что такая угроза есть, что его ресурсы не безграничны, что экономическая ситуация ухудшается. И в долгосрочной перспективе, если будут продолжаться протесты, то и для вертикали власти это будет действовать не лучшим образом, это будет действовать деморализующе. Он все-таки управляет не демократическим государством, где протесты на улицах – это нормально, он управляет страной, которую строил как диктатуру. А диктаторский режим не может быть прочен, когда на протяжении нескольких месяцев продолжаются, не стихают массовые протесты. Когда фактически каждую неделю ему приходится защищать свой Дворец независимости БТРами, колючей проволокой, выводить войска на улицы.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG