Ссылки

Новость часа

Зарегистрированные кандидаты в президенты Беларуси рассказали Настоящему Времени, зачем они идут на выборы


Кандидатами в президенты Беларуси стали пять человек – это Светлана Тихановская, Сергей Черечень, Анна Канопацкая, Андрей Дмитриев и Александр Лукашенко. Такое решение 14 июля принял Центризбирком.

Основные оппоненты действующего президента Александра Лукашенко, набравшие наибольшее количество подписей в свою поддержку, банкир Виктор Бабарико и бывший директор минского Парка высоких технологий Валерий Цепкало к выборам не были допущены. Бабарико находится в СИЗО, он арестован по делу о неуплате налогов. В отношении Цепкало МВД проводит проверку по заявлению о взяточничестве; а для регистрации кандидатом ему, по утверждению Центризбиркома, не хватило подписей.

В Минске и других городах Беларуси 14 июля вечером прошли стихийные протесты из-за отказа регистрировать независимых кандидатов в президенты. Задержаны более 250 человек. Следственный комитет Беларуси возбудил уголовное дело по факту организации и участия в акциях.

Настоящее Время поговорило с некоторыми кандидатами в президенты, а также c координатором избирательного штаба Виктора Бабарико сразу после оглашения итогов регистрации.

Мария Колесникова: "Никакого электорального большинства у власти больше нет"

Координатор штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова в эфире программы "Вечер" рассказала, каков дальнейший план действий штаба Бабарико и к чему они призывают избирателей.

Мария Колесникова: "Никакого электорального большинства у власти больше нет"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:20 0:00

— Какая позиция штаба?

— Мы считаем все происходящее полным абсурдом. То, что сегодня произошло, как раз доказывает, что власть боится, она запугана, и она на самом деле точно знает, что большинство населения ее сейчас не поддерживает. Нерегистрация Виктора Дмитриевича, нерегистрация Валерия Цепкало, то, что Сергей Тихановский сейчас находится в тюрьме, – и это как раз очень ярко свидетельствует о том, что они исключили всех самых сильных конкурентов из президентской гонки.

— Что вы намерены дальше делать?

— Во-первых, штаб продолжает работать. Мы намерены 9 августа призвать как можно большее количество избирателей прийти на избирательные участки и проголосовать. Проголосовать за любого из возможных альтернативных кандидатов либо против всех. У нас есть такая графа в избирательном бюллетене.

— А зачем? Вы просто повысите явку.

— За последние 26 лет было абсолютно очевидно, что электоральное большинство находилось на стороне действующей власти. В этом году ситуация кардинально изменилась. Сейчас абсолютно понятно, что никакого электорального большинства у власти больше нет. Единственный возможный способ показать, что большинство находится на другой стороне, – это прийти на выборы, устроить очень высокую явку, при которой фальсификации станут невозможными.

— Как станут невозможными? У вас же нет возможности, насколько я сейчас понимаю, проконтролировать эти результаты.

— Одна из стратегий: мы приглашаем всех стать наблюдателями, то есть любой гражданин республики Беларусь может стать наблюдателем и присутствовать на выборах в день выборов и на досрочном голосовании на участках и контролировать процесс фальсификации. То есть не давать людям, которые находятся в избирательной комиссии, каким-то образом фальсифицировать выборы. Это одна из стратегий.

Плюс Виктор Дмитриевич всегда говорит: "Волю народа невозможно фальсифицировать". Потому что если мы действительно знаем, что три с половиной миллиона не поддерживают действие власти, а поддерживают альтернативных кандидатов, то такое количество подписей фальсифицировать в бюллетене просто невозможно.

— Вы координируете вообще свои действия с другими кандидатами? Возможно, объединение, выдвижение единого кандидата, бойкот выборов. Как-то объединяются ли альтернативные кандидаты?

— Во-первых, мы общаемся с некоторыми штабами, и мы готовы друг другу помогать, поддерживать друг друга, – это тоже очень важный момент. Впервые в Беларуси разные представители штабов между собой общаются и каким-то образом могут договариваться. Мы будем встречаться и общаться дальше, и, возможно, у нас будут какие-то совместные планы.

— Мария, правильно ли я понимаю, что на победу многие оппозиционные кандидаты не рассчитывают? Если уж вы призываете голосовать за кого угодно, но не за Лукашенко, – это же такое размытие голосов, вот того самого протестного электората.

— Это не размытие голосов. Очень важно, чтобы в день голосования действующая власть набрала как можно меньше процентов поддержки. Если они набирают меньше 50%, то это значит, что второй тур должен быть. Пока цель – пройти во второй тур, а там уже фальсификация вообще будет невозможна.

— То есть ваша стратегия – это второй тур?

— Да. Уменьшение поддержки действующей власти и высокая явка. Если мы представим: 9 августа – большое количество людей должно быть, по идее, на дачах или в отпусках. Выборы почти не рекламируются, то есть идея власти была в том, чтобы явка была как можно низкой. Наша идея сделать ее более высокой, тем самым собрать и объединить гражданское общество в борьбу за новую Беларусь.

— Я, знаете, что не понимаю: конкретный избирательный участок, там, например, проходит фальсификация. И того одного человека, который наблюдатель, его перекупают, запугивают, просто на время подсчета голосов и составления протоколов выгоняют. Как вы сможете отстоять эти результаты?

— Знаете, сейчас тоже сложилась уникальная ситуация, потому что никогда внимание обычных граждан не было приковано именно к членам избирательных участковых комиссий. Мы знаем, что это учителя, это соседи, которые рядом с нами живут, и мы пытаемся им донести всю ответственность того, что они делают. Во-первых, если людей призывают – допустим, начальники – досрочно голосовать, то есть административная ответственность.

— То есть вы рассчитываете на самосознательность людей?

— Да, но фальсификация выборов – это статья Уголовного кодекса – до пяти лет лишения свободы. Если мы будем об этом друг другу рассказывать, доносить до тех людей, которые должны в какой-то момент сделать или не сделать свой выбор, наблюдатели могут помочь, например, с этим фактом – коммуникации с членами избирательной комиссии.

— Мария, как бы вы коротко охарактеризовали тех, кто в итоге зарегистрирован? Например, Анна Канопацкая.

— Я считаю, что она, как любой гражданин республики Беларусь, имеет право баллотироваться и быть избранной в президенты республики Беларусь. Это единственное, что я могу сказать.

— Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Боррель осудил нерегистрацию Бабарико и Цепкало, заявил, что это подрывает демократичность выборов в Беларуси. Как вы оцениваете реакцию Запада – она достаточна, на ваш взгляд?

— Во-первых, это очень важно, что они выражают с нами солидарность и нас таким образом поддерживают. Но, мне кажется, очень важно понимать, что все процессы, изменения, которые могут быть запущены, они должны быть инициированы самим белорусским народом. Нам очень важна поддержка европейского сообщества, но еще важнее наша собственная солидарность и консолидация.

Анна Канопацкая: "Я единственный кандидат, не связанный с российскими кукловодами"

Анна Канопацкая, зарегистрированный кандидат в президенты, рассказала Настоящему Времени, кто, на ее взгляд, спойлер действующего президента Лукашенко на этих выборах и почему ее дрпустили к выборам.

Анна Канопацкая: "Я – единственный кандидат, не связанный с российскими кукловодами"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:20 0:00

— Как вы оцениваете то, что Центризбирком не допустил к выборам Бабарико и Цепкало?

— Я думаю, что для многих, в том числе для штабов этих кандидатов, это были ожидаемые решения. В своем выступлении в ЦИКе я уже говорила о том, что мне очень бы хотелось, чтобы в нынешней электоральной кампании соблюдалось действующее законодательство Республики Беларусь, были соблюдены равные права для всех участников электоральной кампании. И чтобы были прекращены репрессии, незаконные задержания, и что это невозможно, чтобы в центре Европы граждане не могли высказать свое мнение открыто и пусть даже на несанкционированных, но мирных акциях протеста.

— Но вы сейчас к акциям не присоединяетесь?

— Я сейчас с вами разговариваю.

— По вашим оценкам, все то, что сейчас происходит, – это честная борьба?

— Сегодня, к сожалению, мы видим, насколько власти используют те административные ресурсы, те силовые методы, которыми они обладают, для того, чтобы провести кампанию тихо, спокойно, без всяких эксцессов.

— Анна, я видела, что вы отвечаете на вопросы о том, не являетесь ли вы спойлером Лукашенко. Вы говорите о том, что вы ведете открыто оппозиционную деятельность, что вы называете Лукашенко диктатором и так далее. Но при этом Тихановский сидит, Бабарико сидит, многие сторонники их сидят, блогеры известные сидят, Цепкало не допущен. Почему вы на свободе и допущены к выборам, вы понимаете?

— Вы знаете, что, потому что я [в оппозиции к] действующей власти с 1995 года. То есть более 25 лет я в оппозиции. И свои отсидки, то, что я вынуждена была отправить детей учиться за границу, то, что я подвергалась репрессиям, давлению, – я все это уже переживала в своей жизни. И поэтому сегодня я имею право и основания говорить о том, что я единственный оппозиционный проевропейский политик, соперник действующего президента.

— Так а почему допущены при этом к выборам?

— Потому что я подготовила пакет документов, собрала необходимое количество подписей и ЦИК не обнаружил ни в подписях, ни в моих документах, представленных для регистрации, никаких замечаний, никаких ошибок. Я изначально говорила о том, что сбор подписей – это тяжелая работа. И те 1313 человек моей инициативной группы – это были настоящие бойцы, которые прошли не одну электоральную кампанию. Да, я не делала красивой картинки на пикетах. Но мы постучались в многие двери в различных городах Беларуси и в Минске. Мы зашли на многие предприятия, и мы собрали действительно реальные подписи в мою поддержку.

— Но у Тихановского и у Бабарико даже речь-то не о подписях шла.

— И что? Я говорю за себя. Я говорю о том, что я очень благодарна своей команде, которая, несмотря на все препятствия, несмотря на все препоны, несмотря на все то давление, которое оказывалось со стороны власти, со стороны других команд кандидатов, все-таки смогла собрать подписи, смогла сделать это качественно и сдать в ЦИК. Правда, в последний день.

— Анна, вот смотрите, это такая классическая политическая технология, наверное, во всех странах применяется, когда власть выставляет кандидата, которого называет оппозиционным, на самом деле управляемого, чтоб создать видимость демократичности выборов, во-первых, а во-вторых, оттянуть голоса у реальных оппозиционеров. Кого таким образом выставил Лукашенко, если выставил?

— Вы знаете, что у нас уже несколько электоральных кампаний участвуют одни и те же лица, которые являются, как вы говорите, представителями действующей власти. К счастью, я не отношусь к ним. И я уверена, что своей работой и в палате представителей, и теми своими высказываниями, и теми своими действиями, и теми своими законопроектами, которые я предлагала, я только больше убеждаю своих сторонников и своих противников в том, что я являюсь реальным оппозиционным политиком. Вся моя деятельность направлена на проведение глубоких структурных реформ в Беларуси. В политической сфере, в экономической сфере, в социальной сфере.

— Черечень – другой кандидат, сегодня заявил, что готов объединяться со всеми, кроме вас. Вы понимаете почему?

— Я готова сказать, что я тоже буду объединяться с теми, с кем у нас совпадают цели и задачи. Но сегодня я не вижу никого реального, кто мог бы действительно объединяться.

Потому что я единственный кандидат, который не связан с российскими кукловодами. Я единственный кандидат, который в данной кампании использует собственный ресурс, в том числе финансовый. Я единственный кандидат, который на этапе сбора подписей смогла объединить настолько разные силы, как, например, представителей Белорусского народного фронта и демократически настроенных представителей Объединенной гражданской партии.

— Вот все-таки уточню. Вы говорите, что все остальные – пророссийские кандидаты?

— Я говорю о том, что они управляемы, в том числе со стороны России, российских олигархических структур.

— Все? То есть, кроме вас, вот все оставшиеся четверо.

— Я больше скажу, я уверена в том, что вот эти вот действия России, в том числе в медийном пространстве Беларуси направлены на то, чтобы запугать действующую власть и сделать ее более сговорчивой.

— Все-таки спойлера у Лукашенко в этой кампании нет, правильно поняла вас?

— Нет. Я считаю, что есть спойлер, но, к счастью, это не я.

— А кто?

— Он был сегодня зарегистрирован.

— Ну кто? Кто конкретно тогда спойлер от Лукашенко?

— Я думаю, что вы сделаете выводы сами на основании той кампании и тех действий, которые будут предпринимать те или иные кандидаты в данной кампании.

— А почему вы не хотите сказать?

— Я не хочу обвинять человека. Я сама знаю, насколько это тяжело, когда против тебя ополчаются, поэтому я хочу предоставить всем участникам кампании равные возможности.

Сергей Черечень: "Каждый штаб должен осознать, что произошло, и перестроиться"

ЦИК зарегистрировал также и Сергея Черечня. В эфире программы "Вечер" он рассказал, собирается ли объединиться с кем-то из кандидатов и что намерен делать дальше.

Сергей Черечень: "Каждый штаб должен осознать, что произошло, и перестроиться"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00

— Ну а вы мне ответите на вопрос, кто спойлер Лукашенко?

— Спойлер Лукашенко – это тот человек, который будет в процессе кампании подыгрывать непосредственно команде Лукашенко. Поэтому давайте мы посмотрим на этот промежуток времени, кто будет что делать. И в этом случае у нас будет ясная картинка.

Мы прекрасно понимаем, какая ситуация сложилась на этапе сбора подписей, на момент, когда мы ожидали регистрацию в качестве кандидатов. И кто-то сделал определенные выводы уже на сегодняшний момент для себя. Поэтому когда мы говорим спойлер – не спойлер, я лично за руку никого не ловил. Как сказала Анна, давайте каждый для себя сделает определенный вывод.

Мы можем руководствоваться только своими размышлениями. Само собой, что мы не видели каких-то документов, подписанных со стороны тех людей, которые могут такими спойлерами являться. Поэтому чем мы будем отличаться от желтой прессы, которая делает свои выводы на основании каких-то гипотетических умозаключений?

— А почему вы сегодня сказали, что готовы объединяться со всеми, кроме Анна Канопацкой?

— У нас с ней различные взгляды на те процессы, которые происходят у нас в стране.

— Но вы одинаково не хотите называть фамилии конкретные. Хорошо, каковы ваши?

— Мы говорим про то, что у нас идет сейчас демократический процесс. Если мы со своей стороны будем высказывать позицию и навязывать ее вашим зрителям и непосредственно нашим гражданам, то это уже будет определенное давление. Я считаю, что так как мы хотим построить демократическое общество, общество должно само решать, кто является спойлером, а за кого люди готовы голосовать на этапе 2020 года 9 августа.

— Сергей, а нынешний процесс – он демократический, правильно я вас поняла?

— Нет, мы говорим, что мы боремся за демократический процесс, и мы хотим, чтобы наша страна как раз-таки ушла из того, – я даже не знаю, как это назвать, – что происходит у нас сейчас. И все-таки мы, может быть, потихонечку приблизились к уровню европейских стран и к принципам демократии в европейских странах.

— А как вы вообще оцениваете то, что Центризбирком не зарегистрировал сегодня Бабарико и Цепкало?

— Я уже отвечал Лидии Михайловне на этот вопрос, что, к сожалению, у меня даже нет слов по той ситуации, которая происходит. Я искренне был уверен, что как минимум Виктор Бабарико будет сегодня зарегистрирован и даст возможность людям действительно прийти на избирательные участки 9 августа и сделать осознанно свой выбор.

— Вы собираетесь объединяться с кем-то, снимать кандидатуру свою, уговаривать кого-то снимать, чтобы выйти какой-то единой силой?

— Как вы понимаете, что многие штабы ожидали как раз таки сегодняшнего дня, чтобы понимать, что у нас, как обстоят дела с регистрацией. И вот после того, что мы сегодня увидели, конечно, мы предварительно провели кулуарные, если можно так сказать, беседы. И сейчас на протяжении ближайших двух-трех дней мы примем какое-то решение, как двигаться дальше. Просто каждый штаб должен осознать, что произошло, принять это и вот перестроиться, реструктуризироваться, перегруппироваться.

— Будто у вас это стало неожиданностью. Знаете, вот так со стороны выглядит, что Лукашенко снова всех переиграл. Так и есть? Только вот коротко очень.

— Нет, на самом деле нет. Нет. Могу сказать, он не переиграл всех, потому что сейчас мы видим те акции протеста, которые проходят на улицах нашего города и всех городов Республики Беларусь, это уже проигрыш.

— А вы не идете на эти акции, кстати?

— Мы в рамках кампании будем проводить, я надеюсь, что мы будем проводить глобальные митинги.

— Но к протесту не присоединяетесь сегодня?

— Мы хотим иметь возможность на этой площадке, которая у нас образовалась, в течение месяца проводить планомерную работу с нашими людьми, которые впоследствии придут на избирательные участки и будут голосовать.

— Поняла.

— Поэтому мы не дадим нашей власти возможностей изолировать нас и не использовать эту площадку.

Андрей Дмитриев: "Главный конкурент Лукашенко – то большинство белорусов, которые хотят нового президента"

Андрей Дмитриев, зарегистрированный кандидат в президенты, лидер гражданской кампании "Говори правду", рассказал Настоящему Времени о своих планах в избирательной кампании и о том, кто главный конкурент Лукашенко.

Андрей Дмитриев: "Главный конкурент Лукашенко – то большинство белорусов, которые хотят нового президента"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:14 0:00

— Вы, как я понимаю, тоже не участвуете в сегодняшних протестах?

— Нет, я уже был на улице, просто уже вернулся домой, потому что есть другие дела, которые надо делать.

— Вам тот же вопрос задам: вот выглядит со стороны так, будто Лукашенко переиграл всех. Так ли это?

— Нет. Я считаю, что он очень хочет, чтобы мы так об этом думали, что на самом деле он всех переиграл: он допускает или не допускает. Главное чувство, которое власть сегодня хочет вызвать у людей, – чтобы они, посмотрев на всю эту ложь, махнули рукой, не пошли на выборы, никого не поддерживали, ну и были дезориентированы и, что называется, озлоблены.

Наша задача, наоборот, в том, чтобы люди продолжали, чтобы независимо от того, как там выбивают в этом политическом биатлоне кандидатов, мы шли вперед, мы двигались, потому что как в первой части кампании люди ставили подписи за всех против одного, я считаю, так и дальше мы должны двигаться все вместе.

— Главный конкурент снят. Второй, который был на очереди, тоже снят, не допущен. Что делать-то дальше, какой-то вы себе вырабатываете план дальнейших действий?

— Это вам кажется, что есть какой-то главный конкурент, не главный конкурент. На самом деле главный конкурент сегодня для Лукашенко – это то большинство белорусов, которые хотят выбрать нового президента. И сегодня в своей речи в Центральной избирательной комиссии я сказал, что я считаю, что мы должны иметь нового президента.

Если выберут меня, то первое, что я сделаю, – сформирую общее переходное правительство со всеми альтернативными кандидатами, и мы назначим новые, честные президентские и парламентские выборы. Поэтому сейчас, еще раз говорю, главный конкурент власти – это те люди, то большинство белорусов, которые хотят сегодня перемен в стране и хотят, чтобы у Беларуси был новый президент.

— Андрей, ну хорошо, вы себя видите вот тем тогда победителем от альтернативных кандидатов. Тогда ведете ли вы переговоры, чтобы другие сняли свои кандидатуры в вашу пользу? Но что мы видим сейчас: есть Лукашенко и есть еще четыре человека. И даже если протестные настроение большие, о чем вы говорите, ну это голоса же просто размажутся.

— За последний месяц кампании количество кандидатов из пятнадцати сократилось до пяти. И нет никаких гарантий, что из тех пяти, которые сегодня зарегистрированы, все дойдут до самого конца. Их просто власти могут снять.

— То есть вы будете ждать, пока ваших конкурентов будут снимать?

— Потому что власть может снимать. Ну я не знаю, откуда у вас такое впечатление. Ведь могут первым снять меня. Да? И соответственно, я тогда буду поддерживать тех, кто остался, и буду поддерживать тех, кто сможет идти дальше. Поэтому я еще раз говорю, надо понимать, что мы сегодня не в игры играем, кто здесь царь горы. Это сегодня не про это кампания. Это кампания, в первую очередь солидарности со всеми теми белорусами, которые хотят выбрать нового президента, это кампания солидарности с политзаключенными. Я в своей кампании буду добиваться в пикетах свободы для политзаключенных, буду добиваться честных выборов.

—То есть вы не ведете сейчас переговоры о единых действиях?

— Мы начали вести переговоры с некоторыми кандидатами о том, как это можно координировать, потому что, например, сегодня почти большинство кандидатов выступают за независимое наблюдение. Я думаю, что чем дальше, тем больше таких вариантов совместных действий будет, и мы только приветствуем такое. Мы считаем, что сегодня солидарность всех, кто хочет перемен в Беларуси, – это самое главное, что можно противопоставить беспределу со стороны власти.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG