Ссылки

Новость часа

"Боюсь за дочь, сына, внуков. Говорят: "Мы их порежем, а тебя изнасилуем". Как живут родные приговоренных к смертной казни братьев Костевых


Дом, в котором жила учительница, убитая братьями Костевыми

По оценке правозащитной организации Amnesty International, в 2018 году в Беларуси было приведено в исполнение 4 смертных приговора, еще двое были приговорены к казни через расстрел. По данным правозащитного центра "Весна", в 2019 году в Беларуси провели три казни и вынесли три новых приговора. Но власти страны не публикуют официальную статистику о применении высшей меры наказания.

10 января в Беларуси вынесли первые в 2020 году смертные приговоры – к расстрелу приговорили братьев Илью и Станислава Костевых. Их признали виновными в том, что в апреле 2019 года они под воздействием алкоголя убили соседку и попытались сжечь ее дом, чтобы скрыть следы преступления. Корреспондент Настоящего Времени узнал, как изменилась жизнь семьи Костевых после того, как их родственников приговорили к смертной казни.

Родственницы приговоренных к смертной казни братьев Костевых рассказали об угрозах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:51 0:00

Чериков – тихий провинциальный городок в 40 километрах от российской границы. В прошлом году белорусские власти признали Чериковский район одним из самых отстающих в стране: свободных рабочих мест здесь практически нет. Там, где есть работа, зарплаты небольшие даже по белорусским меркам. Через несколько недель после вынесения смертных приговоров двум местным жителям городок живет обычной жизнью, но мнения о справедливости здесь разделились.

Дом семьи Костевых в Черикове опустел. Еще недавно здесь вместе с четырьмя малолетними детьми жила старшая сестра братьев Костевых, Анна. Из этого дома ее братья ушли в ту ночь, когда совершили убийство. Восстановленный дом жертвы совсем рядом. От общения с журналистами родственники убитой женщины отказались.

После того как братьям Анны, Илье и Станиславу, вынесли смертный приговор, она уехала из родного города, опасаясь за жизнь своих детей. Интервью мы записываем в другом городе, чтобы не раскрывать нынешнее место жительства девушки.

"Когда все в апреле произошло, начались угрозы в соцсетях: "Мы тебя убьем, и детей твоих, мрази, твари". То есть, что и нас всех надо уничтожить, – рассказывает Анна. – Однажды был случай ночью. Я оставалась дома одна с детьми, пока Саша, мой брат, уехал в Москву на заработки. Кто-то ломился в двери, стучал в окна: “Открывай, будем разбираться”. Я очень испугалась и вызвала милицию. Но пока милиция ехала, минут 20, уже никого не стало".

Анна с ужасом вспоминает не только то утро, когда узнала о преступлении, которое совершили ее братья, но и момент, когда 19-летнему Стасу и 21-летнему Илье суд вынес смертные приговоры.

"Я вообще раньше, честно говоря, не знала, что в Беларуси есть такой вид наказания, как смертная казнь. То есть, я, наверное, считала, что самая строгая мера наказания – это пожизненное [лишение свободы]", – говорит она.

Илья и Станислав Костевы
Илья и Станислав Костевы

Несколько месяцев назад Анна узнала, что родственников приговоренных к смертной казни в Беларуси не уведомляют ни о дате, ни о месте расстрела. Близким не сообщают о том, куда отправляют тела казненных заключенных. Обычно о расстреле семьи узнают случайно: от сотрудника СИЗО при попытке получить свидание или в уведомлении из мест заключения в ответ на свои письма – "убыл по приговору".

"Это наказание не для тех, кого осудили на смертную казнь. Это наказание для самих родственников. Потому что ты не знаешь, когда твой ребенок умер. Где умер. Куда потом сходить, кого-то помянуть. Это и есть наказание не для самих осужденных, а для родственников. Знать, что он тебе только недавно прислал письмо, и потом тебе пришлют бумагу, что все, приговор приведен в исполнение. Это самое-самое жестокое – что ничего в память об этом человеке не останется", – говорит она.

Мама Ильи и Станислава Костевых, как и Анна, уже более полугода получает угрозы в соцсетях.

"Пишут оскорбления, угрожают. По поводу себя я не боюсь. Я только буду бороться за жизнь. И если эта жизнь оборвется – это будет очень тяжело. Я боюсь за свою дочь, за своего сына, за своих четырех внуков. Про них говорят: “Мы их порежем на лоскутья, а потом тебя – извиняюсь за выражение, – суку, мы тоже сразу изнасилуем, а потом мы тебя тоже будем резать, у тебя будет больше ножевых ранений, чем у учительницы”, – говорит Наталья Костева.

Женщина рассказывает, что ей тяжело смириться с тем, что совершили ее сыновья.

"Утром мне дочь позвонила в слезах: “Мама, наши ребята, по ходу, убили учительницу”. Естественно, это необъяснимо было. Я сознание потеряла. Меня девочки приводили в чувство всеми подручными способами. Мы с дочкой не верили в то, что могли наши ребята такое сделать. Как мать, наверное, я не верю. Я их учила, чтобы они не обижали слабых, заступались за младших, помогали старикам, пожилым людям – как меня родители учили. Так и я их одна как женщина учила, чтобы они только помогали", – говорит Наталья.

Через несколько месяцев сыновей Натальи ждет рассмотрение апелляции в Верховном суде. Если ее не удовлетворят, помиловать братьев по закону сможет только один человек, Александр Лукашенко.

"Я бы хотела обратиться к нашему уважаемому президенту, Александру Григорьевичу. Александр Григоревич, я та мать, которых двух ребят приговорили к смертной казни. Я очень сожалею об этом. Я их не оправдываю, не хочу оправдать. Да, они совершили очень жестокое преступление, и я как мать прошу у вас о помиловании", – говорит она.

Беларусь остается последней страной Европы и СНГ, которая применяет смертную казнь. Власти страны не публикуют официальной статистики по судебным расстрелам. По данным правозащитников, с 1991 года по приговору суда в Беларуси были расстреляны более 300 человек. За все время своего правления Александр Лукашенко помиловал только одного приговоренного к смерти.

XS
SM
MD
LG