Ссылки

Новость часа

"Какой бы ни был, все равно для меня он – брат". Интервью с сестрой приговоренного к расстрелу в Беларуси


Беларусь – последняя страна Европы, где по-прежнему существует смертная казнь. Власти страны не публикуют официальную статистику о применении высшей меры наказания. Дату и место расстрела не сообщают родственникам осужденных – равно как и место, где захоронены тела людей, которых расстреливают по решению суда.

По данным правозащитного центра "Вясна", с начала 1990-х в Беларуси расстреляли по приговорам судов около 400 человек. Как минимум двое из них расстреляны в 2019 году, еще три человека прямо сейчас ожидают приведение смертного приговора в исполнение. Родственники некоторых осужденных пытаются отменить высшую меру наказания для своих близких.

Раиса Павлова – сестра человека, который почти полгода ожидает расстрела в камере смертников. Виктора Павлова приговорили к высшей мере наказания в июле 2019 года: суд признал 50-летнего мужчину виновным в убийстве двух пенсионерок 76 и 78 лет, которым он периодически помогал по хозяйству. Согласно следствию, 30 декабря 2018 года Виктор пришел к ним в дом и сильно избил женщин, а также украл деньги и несколько бутылок вина (всего сумма в эквиваленте составила около $80). Тела пенсионерок с телесными повреждениями обнаружили через несколько дней.

На суде прокурор обратил внимание, что обвиняемый в 2005 году уже был осужден на 10 лет заключения за убийство мужчины. Учитывая все обстоятельства, обвиняемому назначили исключительную меру наказания – расстрел (ч.2 ст.139 Уголовного кодекса Беларуси).

Интервью с сестрой приговоренного к расстрелу в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:59 0:00

"Он сидит в одиночной камере, с людьми не общается. Всегда наручники – отводят, приводят. И форма у него надета такая, кирпичного цвета, и берет, – рассказывает Раиса. – В любое время могут прийти и сказать: "Вы же понимаете, что вам присудили. Дело – расстрел".

Она – единственная родственница осужденного. После того, как Виктору вынесли смертный приговор, Раиса видела своего брата на свидании в СИЗО всего один раз.

"Часто вижу его во сне, плачу. Страдаю, конечно, что я его забрать не могу. Прийти и просто забрать за ручку, как маленького ребенка. Естественно, мне тяжело, – говорит женщина. – Все равно родной брат. Я его тем более воспитала, я его смотрела. Я старшая сестра и с ним сидела. Естественно, мои годы в детстве прошли с ним. Конечно, жалко".

"Мама не дожила до этого, но я думаю, что мама бы и с ума сошла, если узнала бы. И хорошо, что она не дожила", – говорит Раиса.

Она признается, что очень жалеет, что брат так поступил. "Я хочу его видеть, я хочу с ним общаться, я хочу, чтоб как раньше было, приезжать к нему, он – ко мне".

Верховный суд Беларуси 12 ноября рассмотрел апелляцию по делу Виктора, но отказал ему в изменении наказания. Впервые за много месяцев Раиса получила возможность увидеть своего брата – на судебном заседании.

"У нас никогда никого в семье не было убийц и таких, чтобы сидели. А брат как-то пошел по стопам непонятно каким, – рассказывает Раиса Павлова. – Естественно, мне неудобно, когда я вижу людей. И неприятно. И страшно даже иногда, что вот брат сделал, а на меня пальцем могут указать".

Женщина рассказывает, что у нее никого не осталось: родители и муж умерли. Сейчас, думая о смерти брата, она испытывает страх: "Страшно очень. Смерть мне его страшна, в душе даже. Не знаю, что будет, не могу сказать. Но плохо будет, плохо".

"Я фотографии его смотрю, письма его ложу. Буду прочитывать письма, вспоминать его слова – единственное, что мне остается в жизни делать. Потому что я же его уже не верну так, как я бы хотела его вернуть. Лицо его, наверное, на всю жизнь останется – как я его видела на свидании: с этим беретом и прочее. Очень тяжело. Мне будет очень тяжело, конечно.

Но очень его люблю и всегда буду любить его, на всю жизнь. Я преданный человек. Я его вырастила. Мои родители умирали и говорили, чтобы мы держались друг друга, помогали. Я матери дала слово, что я ему всегда буду ему помогать и смотреть. Вот я до сих пор его смотрю, люблю, какой бы он ни был, все равно для меня он – брат. Я всегда что смогу, то помогу ему, что в моих силах".

Раиса надеется, что рано или поздно Беларусь откажется от смертной казни. Она говорит, что лучше бы в виде максимального наказания давали пожизненное заключение .

"Для человека 25 лет – это все равно большой срок отсидеть. Мне хочется, чтобы расстрелы отменили. Как-то жестокость раньше была, помните: фашисты-немцы убивали. Ну не хочется этого, чтобы взять вот пулю, пришли и сделали вам. Это даже страшно", – говорит Раиса.

Сейчас изменить приговор Виктору Павлову может только лично Александр Лукашенко. Но за все годы своего президентства Лукашенко помиловал только одного осужденного к смертной казни. Сегодняшнее решение Верховный суд Беларуси принял на фоне первого за 3,5 года визита белорусского президента в ЕС. На встрече Лукашенко сказал, что мнение белорусов по поводу смертной казни не изменилось.

Валентин Стефанович, вице-президент Международной федерации за права человека, надеялся, что визит Лукашенко в Австрию поспособствует другим решениям Верховного суда. "К сожалению, чудес не бывает. Как сказал прокурор, обвиняемый продемонстрировал "пренебрежение к жизни". И вот теперь всем нам предоставлена возможность это пренебрежение к жизни продемонстрировать, потому что приговоры выносятся от имени всех граждан Республики Беларусь, от имени Республики Беларусь, от всех нас", – считает Стефанович.

Европейские страны и правозащитные организации регулярно обращаются к белорусскому руководству с требованием отказаться от смертной казни. Но власти Беларуси в ответ ссылаются на "волю народа" – так называют итоги референдума 1996 года, когда 80% проголосовавших поддержали сохранение смертной казни.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG