Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Расстрел как профессия. Почему бывший палач по-прежнему выступает за смертную казнь


Расстрел как профессия. Почему бывший палач по-прежнему выступает за смертную казнь
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:03 0:00

Один из тех, кто открыто говорит о смертной казни и действительно знает об этом все – белорус Олег Алкаев. Он давно живет в Германии, а в Беларуси руководил расстрельной командой.

"После последних слов прокурора руководитель специальной группы подает команду своим подчиненным об "этапировании" приговоренного к расстрелу. Осужденному завязывают повязкой глаза, чтобы он не ориентировался в пространстве, и уводят в соседнее, специально оборудованное помещение, где его уже ожидает исполнитель с пистолетом наготове", – рассказывал Алкаев в книге "Расстрельная команда".

Корреспонденту Настоящего Времени он говорит, что никогда не стрелял сам – желающих и без него было достаточно. Как начальник расстрельной команды минского СИЗО-1, Олег Алкаев принимал участие в казни 150 человек. Рутинные подробности своей работы он описал в книге "Расстрельная команда".

"Один из минусов нашей работы был – небольшая травма такая психическая. Я говорю небольшая, потому что в обморок никто не падал. Вспоминаю молодых, двадцатилетних, которые очень тяжело расставались с жизнью. Их понять можно, конечно", – говорит он.

После бегства из Беларуси в 2001 году Алкаев стал почти знаменитостью. Каждый год – десятки интервью.

Чаще всего его спрашивают об одном: каково это – убивать? А еще о таинственном исчезновении оппозиционных белорусских политиков. В 1999 – 2000 годах в Беларуси бесследно исчезли исполняющий обязанности председателя Верховного Совета Виктор Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский, бывший глава МВД Юрий Захаренко и журналист Дмитрий Завадский. Все они оппонировали президенту страны Александру Лукашенко.

Алкаев утверждает, что Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский были убиты из того же пистолета, с помощью которого казнили заключенных в подведомственном ему СИЗО. Даты исчезновения политиков совпали с датами, в которые пистолет выдавался для проведения казни. В устранении оппозиционеров Алкаев открыто обвинил тогдашнего министра внутренних дел Беларуси и косвенно самого Александра Лукашенко.

"Александр Лукашенко эту стадию своей причастности прошел, она недоказуема. Но на стадии укрывательства он находится по сей день. Как гарант конституции он обязан обеспечить права всех, но он этого не делает и следствие не идет", – говорит бывший начальник расстрельной команды.

Из-за этих обвинений в адрес Лукашенко и его ближайших соратников на Алкаева, как он сам утверждает, уже в Германии готовилось покушение. В немецкой полиции ему даже предлагали выделить охрану, но он отказался. Сейчас Олег Алкаев говорит, что ни от кого не скрывается, хоть и продолжает работу над новой книгой о казнях в Беларуси.

"Занимаюсь тем, чем и должен заниматься – приближаю дату рассмотрения в суде дела по убийству Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского. Как могу, я постараюсь ее приблизить", – объясняет он.

Алкаеву часто пишут даже не с просьбами, а с мольбами родственники расстрелянных заключенных. Умоляют рассказать – где захоронены тела. На эти письма он никогда не отвечает.

Даже спустя 17 лет после бегства из Беларуси указывать места захоронения расстрелянных он отказывается.

"Зачем? Вы объясните мне, зачем? Это что, Гастелло или Матросов? Они все убийцы. Какие им честь и почесть еще? Я считаю, что они недостойны на кладбище даже лежать со своими жертвами", – говорит Алкаев.

Каждое его интервью заканчивается примерно одинаково – вот уже 17 лет Олег Алкаев обещает придать огласке новые данные об убийстве белорусских оппозиционеров. И каждый раз добавляет, что "пока, время еще не пришло". После 150 казней и 17 лет жизни в Германии, Алкаев продолжает выступать за смертную казнь. И мечтает вернуться в Беларусь, но при одном условии – и это не отставка Лукашенко.

"Как там медицина будет, как в Германии", – поясняет он.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG