Ссылки

Как японский смертник стал своим среди россиян. История бойца Квантунской армии


Жизнь после плена. В Ленинградской области России, в деревне Поги живет необычный ветеран. Петр Танака – боец Квантунской армии. Мужчине 90 лет. На Вторую мировую войну с острова Хокайдо ушел добровольцем в 17 лет. Почему не вернулся и стал ли Танака своим среди чужих – подробности в репортаже Настоящего Времени.

"Добрый день", "спасибо", "понятно" – эти слова то ли в шутку, то ли по привычке девяностолетний российский пенсионер Петр Танака произносит по-японски. Он уже забыл, как читать иероглифы, но по-прежнему о географии и политике судит с учетом своего прошлого боевого опыта.

По словам Петра Танаки, в Квантунскую армию он пошел добровольцем в 43-м году, воевал в Маньчжурии. Фронт выбрал в 17 лет, чтобы поскорее уйти из семьи – его постоянно била мачеха. Совсем юный – тогда его звали Акио Танака – он быстро стал бойцом отряда Тэйсинтай. То есть смертником. Ходил в разведку, дрался на передовой.

"Копаем песок, пулемет ставим – там дырка такая… Я стрелял-стрелял… Там китайцы против Японии тысячами воевали. Сколько убил, не знаю. Там и наши погибли, и их солдаты погибли", – вспоминает Петр Танака

Пока Танака стрелял из пулемета, его самого ранили в обе руки. Огневой рубеж он все равно не оставил. За это ему дали награду. Были еще медали за плененных "языков" – китайских офицеров, за ними он ходил в тыл к противнику. Но в итоге у ветерана в память о прошлых заслугах вместо орденов остались только шрамы. После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки Квантунская армия была разбита. А Танака с сотнями тысяч сослуживцев попал в плен.

Согласно кодексу смертника, Танака должен был сам лишить себя жизни, но не сделал этого. Стал пленником. Попал на 10 лет в советский лагерь под Хабаровском. Самое яркое воспоминание – кормили неплохо, давали много соленой рыбы. А вот с немцами обходились хуже, вспоминает Танака. Им он иногда из жалости отдавал свой паек: "Я втихаря, и беру кашу рисовую, в пакет клал в бумажный, я угостил их. Молодой я был, шустрый".

В лагере Акио Танака 10 лет валил лес. Потом ему разрешили вернуться в Японию, но ветеран был уверен, что на родине его ждет смертная казнь. И так Танака навсегда остался в Советском Союзе. На Дальнем Востоке получил новый паспорт и новое имя – Петр. Потом был матросом на рыболовном судне, еще позже перебрался в Ленинградскую область и стал работать на земле.

Сельское хозяйство Петр Танака не бросил и когда вышел на пенсию. Сейчас держит кур. Его квартира – это только на первый взгляд городское жилье. Здесь нет воды, туалета – удобства на улице. Но, несмотря на аскетизм, коммунальные платежи большие, как в соседнем Петербурге. Так что птичий двор – хорошее подспорье для скромного бюджета старика. Из роскоши у Танаки – только собака. Русская дворняжка внешне напоминает ветерану японских породистых псов. Вместо досуга – посиделки с мужиками в гараже.

"У него есть большая мечта – хоть одним глазком посмотреть на свою родину: съездить в Японию, увидеть цветущую сакуру – это самое заветное его желание. И мы не смогли остаться равнодушными, захотели чем-то дедушке помочь", – рассказывает Диана.

Она – однофамилица Танаки. Узнала историю ветерана в интернете. В Японии для него волонтеры уже собрали деньги: на визу, билеты и отель. Врачи лететь разрешают. Юридически пенсионер посетит Японию как русский гражданин. Специалистам японского МИДа в Петербурге до сих пор не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть, что Петр Танака – тот самый смертник Акио Танака, командир, герой Квантунской армии, отправившийся на войну в 17 лет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG