Ссылки

Новость часа

"Он еще скажет свое слово в белорусской политике": что белорусы думают о приговоре Виктору Бабарико


14 лет лишения свободы – приговор бывшему руководителю "Белгазпромбанка", незарегистрированному кандидату в президенты Беларуси Виктору Бабарико.

Его обвиняют в коррупции и отмывании денег, но более 90% белорусов не верят в справедливость этих обвинений, свидетельствуют результаты онлайн-опроса британского аналитического центра в области международных отношений Chatham House [pdf]; опрос был проведен в апреле 2021 года, в нем приняли участие 937 белорусов.

Шестого июня, сразу после оглашения приговора, Настоящее Время поинтересовалось у белорусских экспертов – каким они теперь видят будущее страны?

"Даже чиновникам так жить некомфортно"

Приговор – свидетельство того, что в Беларуси отсутствует правовое поле, считает член штаба Бабарико на президентских выборах, IT-менеджер Максим Богрецов.

"Мы не в "Матрице", даже чиновникам так жить некомфортно". Соратник Виктора Бабарико – о приговоре политику и будущем Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:03 0:00

– Никто не удивлен приговором, – говорит он. – Наверное, все были готовы к тому, что все предопределено заранее. Как сказал Александр Григорьевич: "Иногда не до законов". И впечатление складывается, что цифру нарисовали как бы с самого начала, и остальное действо – это был театр, чтобы показать, какая под этим приговором "основа".

– Получается, ничего не изменится после этого приговора?

– Приговор сам по себе – это просто еще одна капля в море того, что происходит. А что этим приговором власти пытаются показать? Они говорят: "Ребята, никто не может в Беларуси лезть в политику, это наша прерогатива, кто попытается воспользоваться своим законным правом баллотироваться в президенты – сразу получит достаточно большой срок". Почему это не может продолжаться бесконечно? Потому что на самом деле такие методы управления очень дорогие, это может продолжаться ровно столько, сколько кто-то готов за это платить. Кто-то продолжает спонсировать такой режим – он продолжает существовать. Спонсорство уменьшается – значит, появляются затруднения. Вот, собственно, где мы находимся.

– Максим, а вы не опасаетесь, что власти удастся еще больше запугать людей этим приговором, что они смогут окончательно подавить протест?

– Я думаю, что сейчас нет самоубийц, которые будут выходить на улицу в белых носках с красной каемочкой, чего сейчас достаточно, чтобы попасть в тюрьму. То есть в этом смысле, конечно, протестная активность на улице просто будет переходить в другие формы. Но вы же не можете просто мозги промыть, мы же не в "Матрице" живем, чтобы вдруг кто-то стал счастлив и продолжал планировать, заниматься бизнесом, растить своих детей. У нас увеличивается миграция, к сожалению, у нас уменьшается экономическая активность, достаточно депрессивное настроение в самых разных отраслях, и это будет продолжаться, и рано или поздно с этим надо будет разбираться. Понимаете, можно это игнорировать неделю, две, три, квартал, еще один квартал, может быть, даже год, но в конечном итоге так же жить невозможно. И даже чиновникам так жить некомфортно. Никто так жить не хочет.

– А что теперь будет с партией "Вместе", лидером которой Виктор Бабарико, как правильно говорить – является или являлся?

– Виктор является, и он, безусловно, символ свободы не только для тех людей, которые ассоциируют себя со штабом или с партией, он на самом деле символ того, что белорусы могут жить и ощущать себя по-другому. В этом смысле все, кто себя идентифицирует со штабом и с партией, так же как и все белорусы внутри и за рубежом, будут продолжать искать возможность выражать свое мнение в виде гражданских инициатив, в виде взаимопомощи, в виде помощи политзаключенным и их семьям.

Проигравшими в этой ситуации будут все

На самом деле политическая деятельность сейчас в Беларуси, по сути, заморожена. Власти не готовы пойти ни на какие выборы или выражение мнений. Посмотрим, что будет с референдумом. Но пока перспективы достаточно туманные по референдуму тоже.

– Нет ли у вас опасения, что это война на выживание, на истощение, что проигравшим в ней в итоге окажется как раз оппозиция?

– Я думаю, что проигравшими в этой ситуации будут все. Нет человека внутри сегодняшних властных структур, который будет чувствовать себя после этого в выигрыше, начиная с того, что эту часть жизни будут пытаться из своего резюме скрыть, заканчивая тем, что вместо того, чтобы строить процветающую и независимую страну, где у всех растет благосостояние, в лучшем случае – борются за какие-то остатки барского пирога. Поэтому в этом смысле я не думаю, что кто-то есть выигравший.

Люди в оппозиции занимаются своей работой, мы все готовы к тому, что, к сожалению, наша жизнь может сложиться по-разному и это может затянуться. Но если вы смотрите на это, немножко отбросив эмоции, например, как смотрят на это те же самые профессиональные дипломаты или политологи, или еще кто-то: ну всем же понятно, что такого типа режимы не могут быть стабильными и продолжаться вечно, нам просто нужно продолжать свою работу и делать все, чтобы приблизить тот день, когда в Беларуси появится свободное народовластие, когда будет разделение властей, когда суд будет независимый, когда будет верховенство права, когда будет понятно, почему и каким образом, на основании чего человек получил 14 лет. Вот над этим мы и будем работать.

"Если бы Бабарико был ставленником Кремля, он бы не сидел в СИЗО"

Белорусский политолог Дмитрий Болкунец надеется, что в скором времени "Газпром" заступится за главу своего банка в Беларуси и он будет освобожден.

Россия будет добиваться освобождения Виктора Бабарико: мнение белорусского политолога Дмитрия Болкунца
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:01 0:00

– Меняет ли что-то приговор Виктору Бабарико в раскладе политических сил в Беларуси?

– Ничего не меняет, – считает Болкунец. – Единственное, думаю, что это очередная позорная страница в белорусской истории, и, конечно, судьба Бабарико беспокоит тех людей, которые подписывались в прошлом году за него, это примерно полмиллиона граждан. Многие из них пострадали после этого, естественно, их увольняли с предприятий из-за того, что они подписывались за альтернативных кандидатов. Виктор Дмитриевич больше года находится в тюрьме, это, естественно, такое событие, которое не может быть незамеченным, и тот приговор, который ему дали – 14 лет, – это, я считаю, пощечина всем гражданам Беларуси, это месть Лукашенко в отношении своего оппонента, который не побоялся бросить ему вызов, пожертвовал своим состоянием, своей свободой.

Раньше были еще более жесткие приговоры: оппоненты Лукашенко исчезали бесследно

Это еще и пощечина в адрес Кремля: Бабарико 20 лет (с 2000 по 2020 год, будучи главой "Белгазпромбанка" – НВ) был частью большой корпорации, которая называется "Газпром". Наверное, важно для "Газпрома", чтобы он был на свободе именно как член корпорации, которой он все-таки посвятил 20 лет своей жизни, возглавлял один из крупнейших банков Беларуси. Я думаю, что в ближайшее время российская корпорация все-таки проявит какой-то интерес к тому, чтобы его как-то выкупить или откупиться и освободить Бабарико, может быть, каким-то помилованием, другим эпизодом. Я все-таки рассчитываю, что такой исход будет. Я считаю, что Бабарико должен быть на свободе. Я знаю, что он не признал свою вину, и я считаю, что его роль и миссия в Беларуси еще не завершена. Я думаю, что он еще скажет свое очень серьезное слово в белорусской политике.

– Дмитрий, почему такой жесткий приговор? Четырнадцать лет – самый жесткий приговор оппоненту Лукашенко за все время существования независимой Беларуси.

– Раньше были еще более жесткие приговоры: оппоненты Лукашенко исчезали бесследно (например, политик Виктор Гончар, предприниматель Анатолий Красовский, экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко, журналист Дмитрий Завадский, витебский активист Юрий Корбан и ряд участников протестов в 2020 году – НВ). Можно расценивать так, что Лукашенко стал "более гуманным", то есть он дает сроки 14 лет. Видимо, на столько Лукашенко оценил "ущерб" от Бабарико и других. Впереди еще дело [незарегистрированного кандидата в президенты в 2020 году] Сергея Тихановского – нанесли Лукашенко репутационный ущерб, от которого тот никогда больше не поднимется. Они практически уничтожили его как человека: те действия, которые Лукашенко совершал летом прошлого года, уничтожили его как политика в Беларуси. Больше такого политика, как Лукашенко, в белорусской истории в позитивном ключе нет. Может быть, через лет 50 появится, когда нынешнее поколение уйдет. Сейчас он только в негативных тонах выходит в историю.

Бабарико сыграл в этом большую роль – он завел людей, он сказал людям: "Приходите на выборы, проголосуйте". Люди пришли, а, оказывается, голосовать нельзя, считать нельзя, все нарушено и так далее. Лукашенко посчитал, что это для него оскорбительно, унизительно, потому что он человек, который не в состоянии вести какие-то дебаты. Так он оценил свое поражение на президентских выборах: дал срок 14 лет, президентский срок, как говорят сейчас в Беларуси.

– Тихановскому тоже светит жесткий приговор?

– Да, я думаю, что примерно такой же срок получит и Сергей Тихановский, и, может быть, [кандидат на выборах президента в 2010 году] Николай Статкевич, если там еще дела не завершены, или будут добавки какие-то давать. Хочу отметить, что и Бабарико, и Тихановский, и Николай Статкевич – они, насколько я знаю, не пошли и не идут на какую-то сделку со следствием, не признают свою вину, отказываются признавать Лукашенко президентом. Если речь пойдет о помиловании, они откажутся это делать – писать какое-то прошение царю о помиловании. Решая вопрос об их помиловании, Лукашенко будет выторговывать себе какие-то преференции – финансовые в первую очередь, ему сейчас доллары нужны. Думаю, ему будет сложно.

Я думаю, что вопрос будет не о помиловании, а просто о каком-то волевом решении Лукашенко их освободить и, скорее всего, выслать из страны, они не нужны ему в Беларуси. Но я все-таки рассчитываю, что в самое ближайшее время Виктор Дмитриевич будет освобожден каким-то чудесным образом, потому что этот вопрос, я знаю, поднимался на встречах Путина и Лукашенко неоднократно, об этом, кстати, и [главред "Эха Москвы"] Алексей Венедиктов говорил, что на всех встречах звучит фамилия Бабарико, потому что Россия хочет каким-то образом освободить человека, который 20 лет работал на российскую корпорацию (ни в Москве, ни в Минске официально не подтверждали обсуждение срока Бабарико на переговорах – НВ).

Это было личное решение Бабарико участвовать в президентских выборах. Я абсолютно уверен, что он не был никаким ставленником Кремля. Если бы он был ставленником Кремля, наверное, он бы уже был президентом, а не сидел в СИЗО.

Главное о деле Бабарико

"За пределами права". Главное о деле, по которому экс-кандидата в президенты Беларуси Виктора Бабарико осудили на 14 лет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00

Виктор Бабарико – бывший глава одного из крупнейших белорусских банков, который в 2020 году баллотировался в президенты страны, был обвинен в экономических преступлениях и не допущен к выборам. Обвинение просило для Бабарико 15 лет лишения свободы, суд снизил этот срок на год.

Кроме того, суд назначил Бабарико штраф в размере пяти тысяч базовых величин (более 57 тысяч долларов) и постановил взыскать с него 46 миллионов белорусских рублей (более 18 млн долларов) в счет погашения ущерба.

Бабарико вину не признал и отказался давать показания в суде. В последнем слове он заявил, что не может признаться в преступлении, которого не совершал.

"Мне не стыдно перед близкими, потому что не было допущено противозаконных действий и даже намека на совершение противозаконных действий", – сказал Бабарико.

По версии следствия, топ-менеджеры "Белгазпромбанка", "действуя в интересах ряда коммерческих структур, в период с 2004 по 2020 год незаконно получали от представителей этих организаций денежные вознаграждения".

Вместе с Бабарико в июне 2020 года арестовали его сына Эдуарда, который был главой предвыборного штаба. Координатор предвыборного штаба Бабарико музыкант Мария Колесникова, ставшая одним из лидеров белорусской оппозиции, была арестована в сентябре того же года. Ей вменяют "призывы к действиям против национальной безопасности", "заговор с целью захвата власти неконституционным путем" и "создание экстремистского формирования".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG