Ссылки

Новость часа

Киберпространство Верховного лидера. Как Иран борется с Telegram


Телекоммуникационная компания Ирана в ночь на 26 апреля обесточила CDN-провайдеры Telegram, которые компания установила в середине 2017 года для ускорения загрузки информации внутри страны.

Как рассказали в компании, Верховный совет по регулированию киберпространства издал указ об отзыве лицензии на размещение CDN-провайдеров Telegram в стране. Теперь трафик должен проходить исключительно через национальных сетевых провайдеров.

В социальных сетях рассказывают о перебоях работы мессенджера: медиафайлы не прогружаются, у некоторых пользователей полностью исчез доступ. В твиттере иранцы пишут создателю приложения Павлу Дурову и просят разобраться со сложившейся ситуацией. Ни он, ни компания пока никак не прокомментировали решение иранских властей.

Еще в августе прошлого года в Министерстве информации заявили, что Дуров якобы согласился перенести в Иран часть серверов. Но создатель мессенджера сразу же это опроверг. Тогда он заявил, что серверы Telegram никогда не будут размещены в стране с интернет-цензурой. Что на самом деле согласилась сделать компания – разместить CDN-провайдеры, которые не сохраняют и не отслеживают никакую пользовательскую информацию.

Верховный совет по регулированию киберпространства входит в структуру правительственного Корпуса стражей Исламской революции, в то же время оба ведомства назначаются и контролируются верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. Он – один из главных критиков мессенджера и свободы слова в интернете.

После массовых протестов в Иране в конце декабря 2017 – начале января 2018-го верховный лидер анонсировал блокировку Telegram в ближайшем будущем, но точные сроки не назвал. Взамен иранцам предлагаются другие, разработанные внутри страны.

Какие альтернативы?

Иранское правительство проспонсировало разработку нескольких собственных мессенджеров: iGap, Bale и Soroush.

Soroush, который с персидского переводится как "голос небес" и означает ангела-посредника между Аллахом и пророками. Он очень похож на Telegram, но в нем есть и специфические функции: на отдельную вкладку вынесены приложения с расписанием молитв и оплатой счетов.

В Soroush у пользователей есть возможность перенести все свои данные из Telegram, подписаться на новостные и развлекательные каналы, запускать свои, переписываться и обмениваться стикерами. Создатели придумали стикерпак, в котором есть изображения Хаменеи, а также девушек в чадре с пожеланиями смерти Америке, Израилю и масонам.

В сервисных группах, куда любой новый пользователь попадает сразу после регистрации, состоит около 6,6 млн человек, популярные каналы в каталоге имеют до 100 тысяч подписчиков. Журналисты и активисты утверждают, что правительственным приложениям не доверяют. В Soroush уведомление о прочтении отмечается тремя галочками, в отличие от двух у Telegram. Пользователи иронизируют, что третья галочка означает, что спецслужбы тоже прочитали сообщение.

Позже стало известно, что Apple заблокировала доступ к Bale и Soroush в некоторых App Store, хотя скачать их можно через магазин Бахрейна. Но официального заявления компания так и не сделала.

В начале апреля верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что Telegram установил монополию на социальные сети в стране, а в последнем сообщении на своем канале написал, что в интересах "национальной безопасности" отныне переходит на другие платформы.

Его примеру последовали вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, ушло и связанное с Корпусом стражей Исламской революции новостное агентство Fars, а позже правительство запретило госслужащим использовать Telegram. Тем не менее Хаменеи призвал компании "не нарушать приватность" пользователей новых приложений.

Не бесследно

Во время массовых протестов начала 2018 года иранские власти временно заблокировали и мессенджер, и инстаграм, с помощью которых миллионы иранцев узнают нецензурированные новости. Тогда все объяснили тем, что с помощью этих приложений противники правительства координируют свои акции, а оппозиционные СМИ ведут пропагандистскую кампанию против режима.

Перед блокировкой мессенджера в целом правительство заблокировало несколько каналов оппозиционных СМИ, которые, заново зарегистрировавшись, набрали за сутки несколько миллионов подписчиков. В иранском Telegram стали плодиться каналы блогеров, а количество пользователей только увеличилось.

Вскоре после недолгой блокировки Telegram из страны стали приходить сообщения о проблемах в работе c сервисами такси и карт – некоторые пользователи рассказывали, что приложения не могут найти нужную локацию. Также жаловались владельцы интернет-магазинов, которые продвигают свой товар через соцсети, и веб-разработчики, чьи системы оплаты и коммуникация размещались на тех же Google-серверах, что и Telegram. Многие из них жаловались на потерю прибыли.

Сложившаяся ситуация даже вынудила извиниться министра коммуникаций Мохамеда-Джавада Азари Джахоми. "Я извиняюсь перед предпринимателями и другими людьми, которые понесли финансовый ущерб. Когда вернется мир, ограничения будут сняты", – говорил он в начале января.

В контакте с народом

В Минюсте Ирана в середине апреля заявили, что отныне Telegram и другие мессенджеры смогут работать на территории страны, только если получат необходимое разрешение от властей, а также согласятся хранить пользовательские данные внутри Ирана.

В то же время президент Ирана Хасан Рухани, который старается балансировать между позицией клерикального истеблишмента и гражданским обществом, неоднократно заявлял, что стране необходимо продвигать национальные продукты, но не путем блокировок иностранных конкурентов.

Несмотря на официальную позицию властей, многие иранцы, включая политическую и религиозную элиту, продолжают пользоваться мессенджером и другими заблокированными социальными сетями вроде фейсбука и вотсаппа через VPN. У многих из них есть в этих сервисах официальные аккаунты.

Даже когда телевизионные речи президента подвергают цензуре на телевидении, их полные версии сразу же выкладываются в соцсети. Как рассказывал Настоящему Времени иранский журналист и главный редактор сайта персидской службы Радио Свобода – Фарда – Фред Петроссиан, даже для общения с избирателями политики используют в основном социальные сети и мессенджеры, которые иранские надзорные органы не могут подвергнуть цензуре.

По словам Петроссиана, чтобы избавиться от популярных международных технологических компаний, иранские власти уже не первый год пытаются разработать собственный интранет. "Пока мы не знаем, что точно представляет из себя эта система, она пока не закончена, – говорит журналист. – Но один из моих друзей мудро заметил: "Ирану намного проще создать ядерную бомбу, чем почтовый сервис вроде Gmail".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG