Ссылки

После блокировки издания "Открытая Россия" российские власти потребовали от компаний Twitter, YouTube и "Одноклассники" заблокировать аккаунты редакции. Роскомнадзор выпустил разъяснение для СМИ о том, что любые ссылки на запрещенные ресурсы также не допускаются и будут приводить к блокировкам.

В своих требованиях и разъяснении Роскомнадзор ссылается на статью 15.3 закона "Об информации".

Разъяснение, которое опубликовал Роскомнадзор, предупреждает редакции других СМИ, что "наличие на интернет-сайте сетевого издания гиперссылки на материал (текст, видео-, аудио-, изображение и т.д.) с противоправным контентом расценивается Роскомнадзором как способ распространения данного контента в том случае, если такая гиперссылка является неотъемлемой частью контекста" (выделение полужирным шрифтом как в оригинале – НВ).

Кроме того, Роскомнадзор предупреждает, что, "размещая гиперссылку на материалы с противоправной информацией, редакция СМИ способствует ее распространению".

Но в статье упомянутого федерального закона речь идет не только о СМИ – под его действие попадают любые ресурсы, которые распространяют запрещенную информацию.

"Позиция Роскомнадзора сводится к тому, что размещение любой активной гиперссылки, либо банера, ведущего на сайт, который был ранее внесен в единый реестр Роскомнадзора – это нарушение, и соответственно такой ресурс тоже вносится в реестр и блокируется", – пояснил юрист правозащитной организации "Роскомсвобода" Саркис Дарбинян.

Ссылаясь на тот же закон, Роскомнадзор потребовал удаления аккаунтов "Открытой России" в твиттере, на ютубе и в "Одноклассниках", установленный чиновниками срок – сутки. Российская социальная сеть выполнила это требование незамедлительно.

По истечению 24 часов Роскомнадзор сообщил, что "рассчитывает добиться выполнения требований российского законодательства путем диалога" и не будет блокировать социальные сети, пока ведутся переговоры.

В компании Twitter Inc. не ответили на запрос Настоящего Времени по поводу возможных блокировок.

Роскомнадзор сообщил, что по закону "О нежелательных организациях" Генпрокуратура потребовала заблокировать 21 ресурс, и часть этих требований уже выполнена.

Новые требования

До публикации этого разъяснения в России редко блокировали ресурсы, просто размещающие ссылки на сайты, попавшие под запрет. В твиттере российские пользователи видели надпись This account has been withheld in: Russia, если пытались открыть записи от имени украинского полка "Азов", партии "Правый сектор" и некоторых других организаций.

Отдельная история произошла с двумя аккаунтами группировки хакеров "Шалтай-Болтай". Доступ к ним запретили по решению суда – с жалобой обратился сотрудник петербургской "Фабрики троллей", которую связывают с "поваром Путина" Евгением Пригожиным.

В ноябре Роскомнадзор впервые вынес предупреждение СМИ за мат, который можно услышать, если перейти по ссылке: журнал New Times оштрафовали за линк на профиль предпринимателя Евгения Чичваркина, где тот матерился. До этого медиа штрафовали только в том случае, если мат был в тексте статьи, в аудио- или видеоролике, размещенном непосредственно на странице.

На самом деле это не новое требование, просто раньше оно применялось к немедийным ресурсам – например, к онлайн-казино, говорит юрист "Роскомсвободы".

"Здесь Роскомнадзор довольно-таки широко трактует собственные полномочия. Они ссылаются на постановление правительства и приказ Роскомнадзора (а не на федеральный закон), которые якобы дают им такие права", – добавил Дарбинян.

Не только "Открытка"

Право на внесудебные блокировки Генпрокуратура получила в конце 2013 года в разгар протестов на украинском Майдане. Исполнителем блокировок стал Роскомнадзор.

Формально это работает так: сотрудник Генпрокуратуры обнаруживает "противоправную информацию", генпрокурор или его заместитель выносит требование Роскомнадзору, а тот уже отправляет предписание о блокировке интернет-провайдерам и администраторам социальных сетей.

Первыми жертвами этого закона стали паблики, поддерживающие Евромайдан: 13 сообществ во "Вконтакте" перестали открываться в России с марта 2013 года – в том числе страницы организации "Правый сектор", признанной в России экстремистской.

А через 10 дней блокировке подвергли первые российские медиа: перестали открываться Грани.ру, Каспаров.ру, "Ежедневный журнал" и аккаунт Алексея Навального в "Живом журнале".

Требований заблокировать аккаунты в социальных сетях Роскомнадзор тогда не выдвигал.

Подчинятся ли соцсети

Россия стала лидером по запросам на удаление информации в Google в 2016 году: власти страны требовали удалить информацию 13 тысяч раз, тогда как остальные государства в сумме – всего 9 тысяч. При этом Google удовлетворил 74% требований, свидетельствует отчет Transparency Report самой компании.

Согласно отчету компании Twitter, Россия за половину 2017 года отправила 1213 запросов на удаление контента из социальной сети. Больше РФ жаловалась только Турция – почти 2000 раз. Администрация заблокировала для российских пользователей всего 87 аккаунтов, скрыла 566 твитов, еще 224 аккаунта нарушали пользовательское соглашение соцсети.

В отчете за прошлый год Twitter привел пример отказа заблокировать аккаунт:

"Российские правоохранительные органы обратились по поводу твита, содержащего заявления о коррупции. Каких-либо нарушений пользовательского соглашения или закона обнаружено не было", – объясняла администрация сервиса.

В других случаях Twitter отказывался удалять твиты со ссылками на новости о "территориальных конфликтах" и твиты, критикующие советский режим.

"Twitter каждый раз сам оценивает уместность информации, сам контент, какую противоправную информацию он содержит, и страновой контекст, а не тупо исходит из требований российского ведомства, которое ссылается на весьма сомнительные правоприменительные решения и иногда неконституционные законы", – рассказал Дарбинян.

По мнению юриста "Роскомсвободы", сценарий, по которому социальные сети откажутся выполнять требования российских властей, вполне реален, и тогда они будут заблокированы для российских пользователей.

Закон, позволяющий блокировать абсолютно всех

В законе перечислены основания для внесудебной блокировки ресурсов:

— Информация, содержащая призывы к массовым беспорядкам

С такой формулировкой были заблокированы не менее 600 сайтов, в том числе издание "РБК-Украина". Массовыми беспорядками российские правоохранительные органы считают, например, призывы собраться на Манежной площади 2 мая – по этому делу под домашним арестом находится математик Дмитрий Богатов, который якобы разместил призывы выходить на улицы. Сам Богатов говорит, что всего лишь владел узлом сети Tor, которая позволяет сохранять анонимность в интернете.

— Осуществление экстремистской деятельности

Под этот пункт подпадает не только сам экстремизм, но и его "оправдание". В июле 2017 года с такой формулировкой заблокировали сайты "Спутник и погром", "Русский Сектор" и "Правый взгляд".

— Участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка

Под этот пункт подпадает любая публикация о времени и месте проведения митинга, несогласованного с властями.

— Информационных материалов иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана нежелательной

Именно по этому пункту заблокировали "Открытую Россию" – по версии Генпрокуратуры, издание связано с британскими структурами Otkrytaya Rossia и Open Russia Civic Movement.

Но ведь можно обжаловать в суде?

В российском – вряд ли, считает представитель "Роскомсвободы".

"Как практикующий юрист, который уже провел немало кейсов, что в 99% случаев суды встанут на сторону Роскомнадзора и Генпрокуратуры, даже если их требования не основаны на законе, даже если они превышают должностные полномочия. Единственный вариант – пройти все этапы российской судебной системы и выйти в Европейский суд по правам человека, в суд ООН, и там, возможно, будет какое-то решение", – говорит он.

Европейский суд по правам человека уже приступил к рассмотрению жалоб СМИ, заблокированных в 2014 году – Грани.ру, "Ежедневный журнал", "Каспаров.ру". По словам Дарбиняна, также подавшего жалобу в ЕСПЧ, судья назвал это дело "потенциально ведущим", то есть имеющим особую остроту, а решение по нему может повлиять на практику ограничения доступа к информации во всех странах, входящих в Совет Европы.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG