Ссылки

logo-print
Новость часа

"Мы выведем на улицы до 1 млн человек": оппозиционер Аблязов о запрете своей партии "ДВК"


"Мы выведем на улицы от 500 тысяч до 1 млн человек": оппозиционер Аблязов о запрете своей партии "ДВК"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:18:44 0:00

Власти Казахстана признали "экстремистской организацией" оппозиционное движение "Демократический выбор Казахстана", лидером которого является живущий за рубежом бывший глава БТА Банка Мухтар Аблязов. Как ДВК будет обходить запрет, и как изменится его стратегия в новых условиях?

13 марта Есильский суд в Астане признал "экстремистской организацией" оппозиционное движение "Демократический выбор Казахстана", лидером которого является Аблязов. Это означает, что в Казахстане отныне запрещено распространять информационные материалы движения, а СМИ не смогут размещать его рекламу и публикации. Социальные сети, мессенджеры и видеохостинги также будут обязаны блокировать материалы ДВК, а "лайки" и одобрительные комментарии пользователей к материалам ДВК в Сети могут стать причиной уголовного преследования.

— Было ли решение суда неожиданностью для руководства и членов "ДВК"?

— Для меня не было неожиданностью, что какие-то действия власти Казахстана в итоге предпримут. Более того, я ожидал, что они это сделают раньше. И буквально в воскресенье я отвечал на вопрос одного из наших сторонников о том, каких действий следует ожидать от власти.

Сейчас идет стремительный рост участников чата "Активист ДВК". На сегодняшний день там уже более 91 тысячи человек, мы добились буквально за три недели такого темпа роста. В воскресенье, когда нас было всего лишь еще 70 тысяч, я сказал, что действия властей будут однозначно. Какие? Репрессии. Они будут стараться найти наших активистов, будут их преследовать, вменять им национальную и социальную рознь.

Поэтому заявление Генпрокуратуры и решение Есильского районного суда не было неожиданностью, я этого ожидал. Но я считаю, что это придаст импульс развитию "Демократического выбора Казахстана", потому что эти решения сделали нашу организацию еще более известной, я бы даже так сказал, знаменитой. Если какая-то часть людей в стране не интересовалась политикой, не интересовалась сильно "ДВК", то теперь о "Демократическом выборе Казахстана" будут знать практически все. И нам нужно давать минимум рекламы, чтобы ознакомить казахстанцев с тем, какие цели преследует "Демократический выбор Казахстана".

— Кто ваши сторонники в Казахстане, это представители какой-то одной социальной группы?

— Я в своем заявлении озвучиваю, что сторонники "ДВК" – это как минимум 90% населения. Если говорить с точки зрения профессии, сторонниками "ДВК" являются самые разные люди самых разных профессий. Это обычные водители, работники нефтяной отрасли, служащие, бизнесмены разного уровня.

У нас очень много полицейских. Вообще только в одном регионе в состав "Демократического выбора Казахстана" одновременно зашло несколько десятков человек из полиции. Я, честно говоря, был сам поражен. Они меня спрашивали, что им делать, и были готовы активно участвовать в развитии "Демократического выбора Казахстана".

Мы отчетливо понимали, что "ДВК" как движение власти Казахстана не будут регистрировать, и мы просто создали собственную электронную базу и регистрировали тех, кто был готов войти в состав именно в такой форме, в таком формате. И наши сторонники – это все те, кто недовольны действующим режимом. А недовольны им практически все. Их социальный статус и их положение самое разное.

Уже практически все население страны знает, что действующая власть в Казахстане лжет, что она коррумпирована, что они обогащаются за счет того, что добрались до политических рычагов, что это фактически мафиозная власть. 29 лет уже Назарбаев у власти. Ни в одной цивилизованной стране невозможно продержаться больше двух сроков, если не подделать Конституцию, если не преследовать оппонентов, не убивать их. Если не подвергать репрессиям народ, если не зажимать свободу слова. Весь этот букет в Казахстане присутствует. Поэтому все те, кто устал от этого режима, они являются нашими сторонниками, фактически это весь Казахстан.

— Но точное число этих сторонников вы можете назвать?

— Наш задача – до конца года собрать 1 миллион сторонников. Мы их соберем. Темпы, которыми люди включаются в чат, подтверждают наше понимание этого. Собственно, это и привело к тому, что власть сейчас нас испугалась.

Как мы будем собирать миллион сторонников? Во-первых, мы создаем сейчас пять региональных центров:

  • "Юг" – в него входит Южно-Казахстанская, Жамбылская и Алматинская области, это южный регион, "южный чат".
  • Второй чат, это так называемый "север" – это Астана и Акмолинская область, Костанай, Петропавловск и Павлодар, это будет так называемый северный чат.
  • Восточный Казахстан – это Семей и Усть-Каменогорск.
  • "Центр" – это Карагандинская область и Кызылординская.
  • И "запад" – это Актюбинская, Западно-Казахстанская, Атырауская и Мангистауская области.

То есть мы создаем дополнительно пять центров, помимо центрального чата. Они будут действовать синхронно с основным головным чатом "Активист ДВК".

Я буду одновременно вести прямые эфиры во всех чатах. Мои голосовые сообщения мгновенно распространяются по всем чатам. Также наши активисты, когда будут задавать вопросы или выступать, их голосовые сообщения или сообщения будут собираться не только в центре, в "Активист ДВК", но распространяться по стране, по всем региональным чатам. Это будет второй этап развития ДВК.

Следующий этап будет, когда мы наберем еще больше сторонников. После этого мы будем дробить их уже по городам и по каким-то отдельным регионам. Например: Алмата отдельно, а Алматинская область отдельно. Это следующий этап: скорее всего, это произойдет в ближайшие несколько месяцев. И таким образом мы, я уверен, до осени наберем 1 миллион человек.

— Вы будете действовать только в Сети или планируются ячейки на местах, несмотря на запрет?

— Механизм, который нами разработан, является, судя по всему, новым в мире. Мы в регионах создаем так называемые ячейки, состоящие из наших активистов, в среднем 5-10 человек. Руководители ячеек, их много, будут общаться только с нами, с центром, и не будут общаться между собой, потому что очень много провокаторов из спецслужб.

И мы в центре будем взаимодействовать с этими ячейками. Допустим, когда мы будем проводить те или иные акции, из центра поступит команда: всем сконцентрироваться в таком-то месте, допустим, в каждом городе, условно говоря, в центре в Алмате. И тогда активисты будут собирать своих сторонников и стягивать их на место.

— Что будет, если власти Казахстана будут блокировать ваши соцсети?

— Сразу хочу сказать, что если власти будут блокировать те или иные социальные сети, у нас будут резервные сети. То есть это настоящий такой проект, тщательно продуманный, тщательно разработанный.

Например, в Алмате будет несколько тысяч наших активистов, состоящих в ячейках. Они все будут с едиными лозунгами, будут управляться будут из единого центра. Мы обеспечим таким образом порядок. И мы организуем массовые акции протеста одновременно приблизительно в 20 городах. То есть мы выведем на улицы от 500 тысяч до 1 миллиона человек. Этот план я открыто озвучиваю, потому что этим планам невозможно препятствовать, 90% населения Казахстана против этого режима.

— Что будет, если власть вам предложит переговоры?

— Знаете, уже более девяти лет, как я живу за рубежом, больше девяти лет борюсь, из них более трех лет провел в тюрьме. Вы знаете, что похищали мою семью. Я считаю, что режим отчетливо себе дает отчет, что нам договариваться не о чем. Никаких переговоров быть не может.

Я считаю, что власть в Казахстане захватила мафиозная группа, они это демонстрируют: организовывают убийства, похищают людей, применяют все мафиозные методы, которые обычно являются стандартами для таких групп. Поэтому с преступниками, с мафиозными группами я никаких переговоров не веду, и шансов, я считаю, на какие-то переговоры нет. И они это прекрасно понимают.

— Вас часто обвиняют в том, что вы находитесь в безопасности за границей, но при этом призываете к протестам ваших сторонников в самом Казахстане.

— Знаете, я в безопасности себя не ощущаю. Когда кто-то говорит, что я сижу где-то далеко и людей подталкиваю на активные действия – это просто тролли Назарбаева и его агенты. Они сами прекрасно знают, что где бы я ни находился, я нахожусь в наибольшей опасности относительно любого человека, который находится в Казахстане или где-либо еще, потому что моя цель озвучена.

Я считаю, мы должны добиться мирной смены режима. Мы должны отстранить этот режим от власти. И, собственно, самого Назарбаева и его ближайших родственников, которые участвовали в грабеже страны, их численность приблизительно около 200 человек.

Главные миллионеры Казахстана: дочь Назарбаева и ее муж на первом месте
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:46 0:00

Я озвучил, что мы должны их привлечь к ответственности. Во-первых, арестовать, во-вторых внести поправки в Конституцию, отменить все льготы Назарбаеву. В Конституции говорится, что все равны перед законом, и поэтому норма Конституции нарушена, когда Назарбаев получил какие-то привилегии, когда он неподсуден, когда его невозможно привлечь к ответственности ни за что и так далее. Норма Конституции нарушена, нарушен, собственно, основной принцип Конституции, когда все равны перед законом.

Поэтому Назарбаев и его окружение будут просто поголовно посажены в тюрьму, их собственность будет конфискована. Эта моя позиция была объявлена сразу после того, как я вышел из французской тюрьм. Поэтому я отчетливо понимаю, что эти люди, владея миллиардами средств, напуганы, потому что видят массовую поддержку, и поэтому они пойдут на все. Их задача – ликвидировать меня любой ценой. Я это прекрасно понимаю, я в этом состоянии живу многие годы. Это, что называется, издержки моей профессии, именно политической борьбы. Я ее принял давно как риск, который может осуществиться.

— Вы боитесь за свою жизнь?

— На меня нападали много раз, пытались убить, поэтому я к этим обстоятельствам готов и ничего не боюсь и не опасаюсь. Но, конечно, я предпринимаю предосторожности. Откровенно скажу: я часто меняю местоположение. То место, которое вы сейчас видите, – это просто студия, где я в определенное время появляюсь, записываюсь, уезжаю. Я постоянно меняю свое местоположение. Знаю, что за мной охотятся, пытаются найти, пытаются похитить. Знаю, что созданы разные группы, которые ищут меня. Это мое обычное состояние, и я этого не боюсь, хочу сразу это заявить открыто.

— Если вы действительно выведете на улицы миллион человек, что произойдет дальше? Свержение действующей власти?

— Можно поднять все мои заявления, прямые эфиры, я все время говорю, что мы не призываем к антиконституционным действиям. Мы действуем в рамках закона, в рамках Конституции, гарантирующей свободу политической деятельности, право выражать свои мысли, право заниматься политической деятельностью. Мы имеем право требовать, чтобы этот режим ушел в рамках действующего законодательства. Никакого экстремизма в этом нет.

Я даже администраторам, которые работают в чате "ДВК", говорю: "Пожалуйста, поправьте этих людей", если они говорят о распоряжении властью. Я сейчас сразу озвучиваю: не будет никаких антиконституционных действий, мы добьемся смены режима мирным конституционным путем. Мы просто будем требовать отставки Назарбаева, и на улицу выйдут сотни тысяч человек, не меньше миллиона.

Поэтому когда прокуратура говорит, что якобы мы призываем к насильственной смене режима, они лгут. Тем более, что они делают оговорку, они говорят: "Аблязов говорит, что мы будем действовать и не будем призывать к смене насильственным путем, тем не менее…" и начинают придумывать какие-то слова. Они не найдут никогда в моих выступлениях, что я призывал к насильственной смене режима. Я говорю именно о действиях в рамках действующего законодательства. Это во-первых.

Во-вторых: я и вчера, и сегодня все время говорю, что у прокуратуры и наших властей нет никаких оснований закрывать то, чего не существует. "ДВК" как партия, как движение не зарегистрировано в Казахстане. Но у "ДВК" есть программные документы, листовки, там все четко озвучены, каким образом мы будем действовать. И они все попадают под действующие законы Казахстана, Конституцию и так далее.

Действия прокуратуры и нашего так называемого Есильского суда в отношении "ДВК" нарушают конвенции и разные соглашения, которые подписал Казахстан, которые подписал лично Назарбаев. А именно свободу политической деятельности, свободу слова и даже нормы Конституции, которые говорят, что государство не имеет права вмешиваться в деятельность различных общественных политических организаций. Там масса нарушений. Я убежден, что Казахстан нарушил огромное количество конвенций. И я буду работать для того, чтобы была международная реакция и давление на Казахстан, который прямо нарушил все взятые на себя международные обязательства.

— Вы общаетесь с российскими властями или с оппозиционерами в России? Российские власти могли бы вмешаться в политическую ситуацию в Казахстане?

— У меня позиция следующая: Путин такой же, как Назарбаев, коррупционер, абсолютно так же захвативший власть неконституционным способом. Он продолжает удерживать власть уже 18 лет. Он искусственным способом отстраняет своих политических конкурентов, как, например, Алексея Навального.

Поэтому, честно говоря, меня позиция России и Путина не интересует. Мы независимая страна, мы будем проводить свой независимый курс. С Россией я ничего не собираюсь согласовывать. Если говорить об угрозах со стороны России, я по этому поводу не переживаю, не боюсь. Почему? Потому что Россия испытывает огромные санкции, а экономическая ситуация в России ухудшается из года в год: банки падают, постоянно идут вливания со стороны государства, протест нарастает. И Путину совсем непросто сейчас идти к власти и удержать ситуацию, у него политическая ситуация и экономическая очень плохая.

Я уже много раз озвучивал: если в России будет попытка оказать давление на Казахстан, то это фактически приведет к развалу России, потому что в России очень много разных проблем, и любые дополнительные трения и новые политические и экономические санкции приведут к развалу России. Как, собственно, Советский союз развалился, так же развалится и Россия.

Просто мы должны понимать: Казахстан все-таки не Украина и не Крым, это серьезная страна, у которой есть интересы. Взять Западный Казахстан, интересы там есть у Америки, Англии, Франции, Италии и Китая. Поэтому такой цирк, который был сделан с Крымом, у России с Казахстаном не получится. Не говоря о том, что уровень жизни в Казахстане выше, чем в Украине, и народ наш будет бороться за свою независимость. Ничего не получится у России, Россия не будет вмешиваться. У Путина сейчас масса проблем.

Поэтому, еще раз я говорю, позиция России меня абсолютно не интересует. Мы будем проводить независимую дружественную политику со всеми странами: Китаем, Россией, с другими странами. Мы будем проводить независимую политику, наш курс будет демократический. И в качестве стандарта, куда мы будем развиваться, будем ориентироваться, как в спорте, на лучшие страны мира. Лучшие страны мира – это США и ведущие страны Европы, где в основе строительства политической системы лежат права человека. Когда не будет преследования ни по национальному признаку, ни по вероисповеданию, мы будем строить демократическую страну, независимую, ориентированную, в первую очередь, на такие ценности как права человека.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG