Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Доктор Женя идет дорогой доктора Лизы


Житель Челябинска Евгений Косовских был ветеринаром, но в итоге решил лечить людей и помогать обездоленным – старикам и бездомным. Он и его коллеги-волонтеры по проекту "Другая медицина" не ждут, когда их социально незащищенные пациенты окажутся в больницах, а сами идут к ним на улицы

"Во время ветеринарной практики у меня были моменты, когда нужно было лечить не только животных, но и пациентов, – вспоминает врач о том, как все начиналось. – К нам обращались бабушки, у которых были очень тонкие вены, и их сложно было "прокапать". Мы им помогали, но нельзя это делать без медицинского образования. Поэтому я поступил на лечебный факультет учиться на фельдшера".

"Потом, когда у меня была практика в больнице, я увидел, что поступает много бездомных с обморожениями. Мне было тяжело на них смотреть, потому что места для них просто не было. Я подумал: а почему бы не сделать так, чтобы не было у людей таких заражений? Поэтому я и пошел на улицу – и чтобы больницы разгрузить, и чтобы самим бездомным помочь", – говорит Евгений.

Сейчас ему 32 года. Евгений учится на третьем курсе мединститута и несколько раз в месяц с коллегами-волонтерами по "Другой медицине" садится в "уазик" и выезжает на улицы Челябинска, где несколько часов лечит и помогает бездомным.

"Мы работаем уже восемь месяцев, скоро будет девять. Я хотел показать людям, что можно относиться к бездомным совершенно по-другому, по-доброму", – очень просто объясняет Евгений смысл своей работы.

"Сейчас у нас не только бездомные, но и бабушки: им терапевт дает направление или рецепт на лекарство, а они не могут его купить, – замечает Евгений. – Вот они и дают нам заявку".

Начинал он работу сам, а потом узнал о том, что в Москве бездомным таким же образом помогает доктор Елизавета Глинка (она погибла в конце 2016 года, разбившись в самолете недалеко от Сочи).

Елизавета Глинка
Елизавета Глинка

"Я посмотрел видео с доктором Лизой, написал ей, а она говорит: "Можете приехать, помочь", – рассказывает Косовских. – А потом и в Челябинске появилась организация, которая помогает бездомным. Я там начал работать как медработник, в основном перевязки делал. Бездомные в начале были в шоке, когда мы им говорили: подходите, вот для вас бесплатная помощь, мы вам бинтики и таблетки дадим. Они отходили, боялись".

Сегодня у Косовских уже три помощника, а его пациенты ласково зовут доктора "Женечкой".

"Первый волонтер и мой главный ассистент – это Никита, – перечисляет Косовских. – Второй ассистент – Саша Сидорук, он учится в медицинском колледже, и для него это богатая практика. Плюс у нас есть фармацевт Анастасия Радан, она заведует раздачей препаратов и гигиенических средств". Именно Анастасия снабжает бездомных шампунем, зубной пастой и витаминами, а также теплыми носками и варежками.

"На один выезд с арендой автомобиля и закупкой препаратов у нас выходит от восьми до 10 тысяч рублей, – говорит Косовских. – Но люди понемножку нам перечисляют деньги".

Помимо помощи бездомным "доктор Женя" работает ветеринаром и массажистом.

"В пятницу я прихожу после работы часов в семь вечера и начинаю собираться: все нужно посчитать, съездить в аптеку, докупить что-то, – рассказывает он. – После начинаю формировать ящики: один ящик с медикаментами и сумка и два ящика – гигиена на два участка. Суббота для меня радостный день: я думаю о пациентах, которые у меня будут. Когда я к ним еду – я отдыхаю таким образом".

Помимо четверых человек, которые работают на улицах, есть и другие, кто помогает организации со снабжением: например, фармацевты, которые думают, как лучше организовать бездомному прием лекарств и специально подбирают им лекарства.

"Я отошел от слова "бомж": оно какое-то для меня ругательное. Я называю их либо "подопечные", либо "бездомные", я всегда заступаюсь за них, – говорит Евгений. – Во-первых, они умеют любить, мне до этого далеко. Во-вторых они ценят то, что для них делается. У нас, к сожалению, социум неправильно о них думает. Думают: спился, сознания никакого нет, сам виноват. Но на самом деле они очень благодарные. Например, с нами ездил волонтер-гость: он стоял в сторонке, и бездомный взял подарок, пошел и с ним поделился".

"Это очень добрые люди, у них широкая душа, потому что они находятся на вот этом дне, – соглашается с Евгением его коллега Александр Сидорук. – И они меняются. Иногда человеку, для того чтобы измениться, нужно опуститься до самого дна, оттолкнуться и снова подняться вверх".

Саша – один из подопечных Евгения. По его словам, из дома его без документов выгнала сестра.

"Мне 42 года, нормально сохранился. Надо паспорт забрать из дома. Так-то я почетный донор, вы мне не поверите, конечно, но у меня и корочки все есть, – рассказывает он. – Я получал деньги на сберкнижку, они на сберкнижке есть. Но как я их сниму без паспорта? Был бы паспорт, документы – может, комнату хотя бы на месяц снял бы, работу нашел бы. Мне самому стыдно. Непонятно, до чего доживешь: или замерзнешь или кто-нить прибьет".

"Доктор – нормальный человек, побольше бы таких, кто помогает, – говорит, принимая пакет с лекарствами и шампунем, другой подопечный Евгения. – Вон товарищ руки обморозил, пальцы почернели, а что ему делать?У него ни документов нет, ничего нет, в больницу не возьмут!"

Евгений говорит, что у него много пациентов с трофическими язвами.

"Это алкогольное, – поясняет он. – Сосуды разрушаются, и кровь до конца до тканей не доходит. Происходит омертвение кожи, и это все очень долго заживляется. А спирт на морозе – это очень тяжело. Да, он сначала разогревает. Но потом охлаждает, сужая сосуды. Но они не все об этом знают, поэтому они постоянно под этим допингом, чтобы пережить все эти морозы".

Еще у одной его пациентки ожог копчика из-за того, что она спит на трубах теплотрассы.

"Я уже четвертый год вот так на улице, а сын не знает. Сын, говорят, женился, в Москве живет, у него все хорошо, – говорит она. – Денис Мамаев, ему 9 апреля будет 23 года. У вас интернет есть, напишите ему: сынуля, мама тебя очень ищет, очень любит, очень ждет. Мамка твоя находится в Челябинске. Если хочешь - найди маму, я нахожусь на Кирова 23 у школы №6".

"Наибольшие эмоции конечно вызывает человеческое горе: их травмы, их ожоги, – говорит Анастасия Радан по итогам очередного рейда. – Причем это все связано с их образом жизни, с тем, что люди так жестоки к бездомным. Есть дети и подростки, которые поджигают их, избивают и чувствуют свою безнаказанность за это. И дальше будет еще хуже, если человек не поймет, что он должен нести ответственность за свои поступки и не обижать слабого, того, кто не может тебе ответить. Это нехорошо!"

"После этого я стараюсь либо уехать к друзьям в баню, либо хожу на лыжах, либо приглашаю гостей. У меня не было никогда, чтобы я просто помылся и лег с книжкой, – говорит переполненный эмоциями Евгений после окончания смены. – Но я получаю какое-то удовлетворение. Не знаю: может, я сумасшедший? Но я получаю удовлетворение, когда ко мне человек приходит и говорит: "У меня перестало чесаться" или "У меня перестало воспаляться, я снимаю повязку", и при смене я вижу новую ткань, которая начала прорастать. У меня реально выступают на глазах слезы и я радуюсь вместе с ним. Я вижу эту радость, это доверие ко мне. И это круто".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG