Ссылки

Новость часа

"Он выступал как лидер, который проигрывает и хватается за соломинку". Какие последствия у митинга в поддержку Лукашенко


На площади Независимости в Минске 16 августа прошел провластный митинг. В нем принял участие президент Беларуси Александр Лукашенко. Он поблагодарил своих сторонников фразой "встаю перед вами на колени" и отверг возможность проведения новых выборов в стране. По официальным данным, на митинг в поддержку действующей власти пришли от 50 (версия самого Лукашенко) до 70 (версия госСМИ) тысяч человек. TUT.BY с помощью сайта MapChecking посчитал, что на площади Независимости могли собраться от 10 до 31 тысячи человек.

Журналист и политический обозреватель Франак Вячорка рассказал Настоящему Времени о том, что, на его взгляд, сейчас происходит в высших политических кругах Беларуси и как чиновниками было воспринято выступление Лукашенко на митинге перед его сторонниками.

Франак Вячорка о выступлении Лукашенко на провластном митинге: "Лидер, который проигрывает и хватается за соломинку"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:19 0:00

– Как бы вы охарактеризовали, описали то, что происходит сегодня в Минске? Марш свободы, десятки тысяч людей – все улыбаются, праздничное настроение.

– Буквально за эти шесть дней после выборов Беларусь существенно поменялась, и раскладка однозначно теперь в пользу протестующих. Помните, когда был первый день разгона, чувствовалось, что все, протест угасает и уже оппозиция проиграла, Лукашенко продолжит свои сроки, свою работу на посту президента Беларуси? Потом произошли расстрелы, потом произошли, вероятно, пытки в тюрьмах, потом новые выходы на улицу. А сегодня вот эта новая точка, вот это массовое шествие, которое сейчас происходит в Минске, – это вот такая фиксация нового большинства.

Лукашенко раньше постоянно демонстрировал свое превосходство, проводя разные фестивали, всенародные собрания, выступая на телевидении. А теперь мы видели контраст: мы видели митинг Лукашенко, где от трех до восьми тысяч человек, и мы видели митинг оппозиции, где от 100 до 300 тысяч человек. И это разница не в два, а разница в десятки раз. И, конечно, сегодня никакого переворота, никакой революции не запланировано, но я думаю, что сейчас будет происходить массовый переход чиновников Лукашенко, приближенных к власти, номенклатуры, переход на сторону оппозиции, вот этого нового большинства.

– Как вы думаете, этот переход, о котором вы говорите, он уже начался, или вы только прогнозируете, что он может начаться?

– Уже вовсю идут консультации, переговоры, в том числе и армии, представителей спецслужб, министры, чиновники, – они пробуют выйти на представителей штаба. У штаба еще нет какого-то оформленного вида, есть только Комитет народного спасения или как он называется, в нем есть ответственные за направления, но это все очень хаотически. Понятно, что они пробуют добиться каких-то гарантий безопасности, понять, как они будут жить при новой власти. Но все сейчас поняли, что хочется быть на стороне победителя, а не на стороне лузера. И они втихую проводят [переговоры], вытаптывают дорожку потенциальную.

Что будет завтра, как среагирует Лукашенко, я думаю, что у него там сейчас проходят судорожные встречи со всеми его советниками и по безопасности, и по менеджменту правительства. Нужно срочно принимать какие-то меры. Или ему нужно организовать что-то, чтобы оттянуть внимание от этих протестов. И поэтому я немножко боюсь событий 2011 года, когда случился взрыв в метро. Я ни на что не намекаю, но просто тогда это очень помогло Лукашенко внимание от революции, от этого протестного движения оттянуть в сторону теракта.

– Вы говорите, что сейчас у вас есть сигналы, что чиновники, которые занимают сейчас какие-то должности в структуре власти Лукашенко, уже ведут переговоры со штабом оппозиции, который сейчас только формируется для того, чтобы найти какой-то компромисс. Но в то же время сам Лукашенко уже второй день подряд разговаривает по телефону с Владимиром Путиным, президентом России. И сегодня появляются сообщения о том, что начинаются срочные учения ракетных и артиллерийских войск. О чем это может говорить?

– Возможная идея оттянуть внимание. Помните, когда он захватил "вагнеровцев" и держал их несколько недель, смысл был в том, чтобы показать внешнего врага, который уже подобрался близко к резиденции, будет здесь проводить теракты, и нужно срочно спасать народ от этого. Сейчас могут быть организованы и учения, и какие-то показательные столкновения, чтобы переключить внимание именно на военные действия от внутренней ситуации в стране.

Мне кажется, он немножко блефует, он пробует создать эту угрозу, которая выходит от Путина. А Путину на самом деле этот конфликт в Беларуси теперь как бы и не очень выгоден. У него нет подготовленной почвы, он не готовил, как Крым или Донбасс, нет даже пророссийских политиков и партий, чтобы сейчас вводить войска. Поэтому скорее тут Путин нужен Лукашенко больше, чем Беларусь нужна Путину в данный момент.

Я думаю, что у Путина хватает рычагов и кроме "зеленых человечков", чтобы Беларусь держать под контролем. Кто бы ни пришел к власти, ему все равно придется иметь отношения с российскими деньгами, капиталом, предприятиями. И зависимостью нефтегазовой. И у Путина много других рычажков, чтобы любую власть в Беларуси, какая бы она ни была, держать на контроле.

– А зачем тогда после этих переговоров официальные сводки, что поговорили, договорились о том, что в случае каких-то угроз будет оказана помощь? Это намеки на что?

– Это было по белорусским официальным медиа, БелТА передавало, что договорились в случае внешней угрозы. А российские медиа очень аккуратно это подали, официальный пресс-релиз: обсудили безопасность и другие аспекты сотрудничества белорусско-российского. Русские не очень эту тему пушили, именно военной помощи. В том числе чтобы не дразнить ни своих, ни чужих. А Лукашенко именно это было очень важно, чтобы этот приход русских именно акцентировать.

Я думаю, что здесь похожая ситуация как раз таки на Армению. Россия и Путин считают, что они держат под контролем Беларусь независимо от того, какая будет власть и как эта революция закончится. Они все равно не верят в то, что даже Тихановская, придя к власти, развернет Беларусь на 180 градусов от России. Поэтому они, скорее всего, продумывают просто, как сохранять свое влияние, но при этом и пробовать с Лукашенко не поссориться. Потому что в любом варианте Россия остается в игре.

– Я неоднократно, когда общался с нашими корреспондентами в Минске, слышал крики этих людей, которые скандируют: "Уходи!" Как вы думаете, Александр Лукашенко услышит этих людей?

– Сомневаюсь. Я думаю, что он не хочет услышать. И если он какие-либо уступки делает – или кого-то увольняет, или проводит новые выборы, – он сразу же проигрывает. Система построена именно на четкой вертикальной конструкции, когда какой-то винтик дает сбой – разваливается все. Поэтому ему очень важно, чтобы ни один из элементов: ни чиновники, ни какие-то военные структуры – не начали давать сбой. Как только он начнет эту слабинку пускать через себя, все увидят, что он уже не король, он уже не владеет контролем над ситуацией.

Сегодняшнее его выступление днем перед его сторонниками было очень, кстати, неоднозначно воспринято чиновниками. Потому что он выступал не как лидер-победитель, а, скорее всего, как лидер, который проигрывает и хватается за соломинку.

– В течение недели мы с вами общались в эфирах нашего телеканала, у вас настроение было от такого, мне показалось, упаднического до настроения с подъемом. Сегодняшний день какое настроение вам приносит?

– Сегодня очень вдохновленное, на самом деле. Я понимаю, что здесь нужно сохранять нейтральность, но вот эти эмоции, бывает, зашкаливают. Просто от того, что я никогда себе не представлял, что белорусы на это способны. Я прожил всю жизнь при Лукашенко, для меня Лукашенко – это как дождь, как погода, он просто есть. И сама мысль о том, что его может не стать, что Беларусь может проснуться другой страной, что выходят сотни тысяч людей, меня она просто загоняет в очень эмоциональное состояние такого восхищения, переживания позитивного. Я думаю, что многие люди, которые сегодня пришли на улицы, переживали то же самое.

– На улицу они будут выходить, по вашим ощущениям, и завтра? Эти митинги, забастовки продолжатся?

– Да, обязательно. Я думаю, что когда сегодня не будет принято каких-то судьбоносных решений или переходов, заявлений со стороны силовиков, то завтра заводы, белорусское телевидение, аэропорты начнут бессрочные забастовки с требованиями новых выборов и освобождения политзаключенных. И вот эти забастовки, конечно, будут очень сильно бить по лукашенковской системе, по экономике в том числе. И рано или поздно это просто начнет рассыпаться.

Сегодня мэры встречаются с жителями разных городов, в Бресте огромная толпа собралась на встречу. Я понимаю, что мэры тоже чувствуют вот это изменение климата, новый ветер дует. И они тоже будут играть какую-то роль, хоть они и принадлежат к вертикали и зависимы от Лукашенко, думаю, что многие из них все-таки будут все более и более продемократически настроены.

XS
SM
MD
LG