Ссылки

Новость часа

"Сейчас важно не расслабиться, а сконцентрироваться". Халезин – о координационном совете для передачи власти в Беларуси


16 августа в Минске проходит Марш свободы. По разным оценкам, в нем принимают участие от 100 до 300 тысяч человек, они идут по центральным улицам Минска, выкрикивая лозунги "Уходи!", "В отставку!", "Лукашенко – в атозак", "Свободу!" Люди требуют проведения в стране новых президентских выборов и отставки Александра Лукашенко, который правит страной уже 26 лет.

Шествие началось у стелы "Минск – город-герой", позже протестующие пошли колонной до площади Независимости. Многие пришли на Марш свободы с бело-красно-белыми флагами в руках.

Руководитель белорусского "Свободного театра" Николай Халезин рассказал Настоящему Времени о том, что значит для белорусов бело-красно-белый флаг и как идет работа над организацией координационного совета для передачи власти в Беларуси, который предложила создать Светлана Тихановская.

Николай Халезин – о координационном совете для передачи власти в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:14:44 0:00

— Какие у вас ощущения, настроения? Как бы вы прокомментировали увиденное сейчас из Минска, с места, где находится стела "Минск – город-герой"?

— Я сдерживаюсь достаточно мощно, пытаюсь себя сдержать. Мы с женой хотели, конечно, полететь в город свой родной. Но пока у нас слишком много дел, касающихся, скорее, внешней политики, и нам удобнее это делать отсюда, принимать быстро оперативные решения. Я просто горд за своих соотечественников, там на площади стоит такое количество моих друзей, близких, родных, что мне впору просто сидеть и рассматривать, кто там.

Жаль, на это нет времени, нет времени насладиться этим, я этого ждал 26 лет. То, что я говорю, – это достаточно сентиментальная история. Поверьте, я сейчас увидел все то, что я обожаю в белорусах. Вот когда нас критиковали за то, что мы ходим на демонстрациях на зеленый свет светофора, я говорил, что это говорит только том, что это великий народ. Когда я увидел, как для того, чтобы встать на скамейку, люди снимают обувь, вот поверьте, – слезы, и когда я вижу, как собирают после себя мусор.

Да, это Центральная Европа, да, это люди, которые достойны очень хорошей жизни. Они трудятся, у нас очень мало халявщиков среди белорусов. Это люди, которые очень современные, люди, которые развивают IT-индустрию, люди, которые занимаются искусством. Но вот выпало именно этому терпеливому, педантичному, чистоплотному, порядочному народу вот такое испытание на 26 лет. Но, может быть, так много нам и понадобилось для того, чтобы мы все слишком хорошо поняли.

— Что, по вашему мнению, случилось за эту неделю, чего не происходило за 26 лет, что, вы говорите, у вас слезы накатываются на глаза?

— Лукашенко я бы поставил памятник. Памятник как объединителю народа. Все, больше не существует двух флагов. Это была очень знаковая система. Лукашенко пришел к власти, и он принес за собой придуманный им флаг, придуманный им герб и гимн, который переделал из советского под своим надзором. И вот эта символика, она не была его символикой, никогда люди не считали ее своей. Все стеснялись носить ее, стеснялись показывать. И все мечтали о том, что в фейсбуке, наконец, появится бело-красно-белый флаг. Вот мы сейчас над этим работаем и пытаемся это дело организовать.

И вот в эти дни все стало на свое место. Бело-красно-белый флаг наш исторический, которому много веков, стал нашим флагом. Наш герб "Погоня" стал нашим гербом. И наш гимн "Магутны Божа" стал нашим гимном, и его поют сегодня и хор священников, и хор из филармонии. Потому что это просто сейчас выбрали люди. Просто они выбрали, и они определились буквально за неделю. Все, они решили. И больше этот вопрос, я думаю, не встанет.

— В начале недели, сразу после выборов, за бело-красно-белый флаг участники мирных акций протеста были задержаны, арестованы, избиты. Страшно было выйти на улицу с такой символикой. Сейчас мы видим кадры трансляции, что десятки тысяч людей в центре Минска с бело-красно-белыми флагами. Это что, чувство свободы? Не страшно уже?

— Нет, это знак и символ. Это знак и символ свободы и перемен. И изменений, которые сейчас последуют, если мы все сделаем правильно и точно. Это мне почему-то напомнило историю румынскую, где просто из румынского триколора, в центре была такая эмблема при Чаушеску, ее просто вырезали. Просто вырезали вручную, потому что не было триколоров в продаже.

А сейчас просто мой друг написал: "Ребята, я ничего не понимаю, откуда у каждого белоруса сегодня бело-красно-белый флаг? Вот откуда это количество взялось вдруг внезапно?" Значит, были эти флаги. Значит, кто-то их делал в расчете на это. Значит, дома у кого-то хранился. И вот вся страна в бело-красно-белых флагах. И это освобождение.

— Некоторые утверждают, что белорусы сегодня уже проснулись в другой стране, уже пути обратно нет. Вы с этим согласны?

— Да, безусловно. Повторю только очень важную вещь. Сейчас особенно важно не расслабиться, а сконцентрироваться. Сейчас есть очень важные вещи, которые нужно в первую очередь сделать. Мы можем праздновать, я уже написал, знаете, я увидел фотографию, где в Бресте стояла группа, несколько человек – семь, что ли, человек. И они стояли напротив микроавтобуса, на котором был логотип их фирмы. Фирма называется "Паперки". Паперки – это по-русски бумажки. И это просто какая-то маленькая фирма, которая поставляет канцелярские принадлежности. Они встали около этого своего микроавтобуса и сфотографировались. И написали: "Мы разом".

И для меня вот это было знаком победы. Не МАЗ, БелАЗ – это монстры, это огромные компании. Это тоже белорусы, но их много, и они сильные. А вот когда "Паперки" сказали: "Мы все вместе", вот все, для меня "Паперки" – это и есть день победы. Но сейчас есть целый ряд опасностей, которые еще витают в воздухе. И этот день победы не должен стать для нас сейчас вот таким праздником, после которого можно пойти и лечь спать. Нет, сейчас надо сделать важные вещи.

— Что это за вещи, по вашему мнению, что нужно сделать?

— Во-первых, я могу сказать, что мы сейчас делаем из того, что необходимо. Мы сейчас в контакте с правительством американским, с руководством Евросоюза, с еще целым рядом стран. Мы формируем переговорную группу, которую должен возглавить один из влиятельных в мире людей. К сожалению, я не могу сейчас назвать его фамилию, просто потому что есть несколько кандидатур на это, и очень сложный анализ того, с кем Лукашенко готов на переговоры о своем уходе.

Есть варианты ему предложений уже, этот пакет уже сформирован – что мы можем предложить в обмен на его уход без крови. Есть люди в разных странах и самых высоких рангов и чинов, которые сейчас нам помогают. Это очень важный момент, потому что от того, насколько точно, насколько правильно пройдут эти переговоры, мы должны избежать любой крови сейчас в Беларуси, любой. Мы уже заплатили дорого, хватит, нам нельзя больше. Нам нужно сейчас вовлечь всю мировую элиту в переговорный процесс и закончить его.

Дальше разговор идет о том, чтобы та группа, которая формируется вокруг Светланы Тихановской, начала работать эффективно. Это еще одна важная вещь. Нужно, чтобы ее штаб переструктурировался из избирательной системы в систему, которая бы могла пройти период до новых выборов. Это тоже очень сложный момент, и он тоже очень ответственный. И вот к этому я призываю, чтобы кто может удерживать порядок на улице – удерживал, кто может помогать в структурных вещах, которые идут за экраном, за кулисами, – чтобы они понимали ту ответственность, с которой они должны действовать.

— По вашим ощущениям, вы внутри процесса, когда эта группа может быть сформирована и когда эти переговоры могут уже начаться?

— Я надеюсь, что в первую половину недели мы завершим с этой группой, должны последовать еще ряд заявлений целого ряда стран, которые акцентируют на том, что Александр Лукашенко не может больше представлять Беларусь и исполнять свои полномочия. Дело в том, что у нас нет ситуации, как в Америке, когда президента избрали другого, а старый стал хромой уткой и продолжает доводить страну до того момента, когда передаст власть. Это не наша история, потому что это чревато большими проблемами.

Поэтому все будет приниматься сейчас оперативно. Я могу сказать, что это люди, которые представляют и ЕС, и США, к счастью, потому что мы, честно говоря, сначала не надеялись на их поддержку. Но сейчас мы чувствуем эту поддержку, чувствуем их помощь. И в том числе Британия, но не официальная Британия, скажем так, те, кто уже не является сейчас у власти в Великобритании.

XS
SM
MD
LG