Ссылки

Новость часа

Может ли Россия не исполнить требование ЕСПЧ об освобождении Навального. Отвечает юрист по международному праву


Европейский суд по правам человека потребовал от Кремля немедленно освободить Алексея Навального.

ЕСПЧ применил правило 39 регламента об обеспечительных мерах, которые заключаются в запрете государству совершать действия, которые могут причинить вред жизни и здоровью заявителя. То есть ЕСПЧ видит эту самую угрозу для жизни и здоровья Навального. Обеспечительные меры являются обязательными для исполнения всеми странами, подписавшими Европейскую конвенцию по защите прав человека. Подобное требование к России Европейский суд выдвигает впервые. Реакции российских официальных властей на решение пока нет.

Юрист и специалист в области международного права Глеб Богуш рассказал Настоящему Времени, может ли Россия не исполнить указ ЕСПЧ, опираясь на недавно принятые законы, что ей за это грозит и есть ли другие механизмы давления на Москву:

Может ли Россия не исполнить требование ЕСПЧ об освобождении Навального?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:04 0:00

– Глеб, Россия может не выполнить требование ЕСПЧ об освобождении Навального?

– Нужно спросить, наверное, у Российской Федерации.

– Понятно, что она может сделать все, да. Но с точки зрения юриспруденции?

– Конечно, она может не выполнить решение. В общем-то, далеко не все решения, к сожалению, Европейского суда по правам человека исполняются не только Россией, но и другими государствами. Другое дело, чем закончится вся эта история и насколько, собственно говоря, это повлияет и на судьбу сюжета с Алексеем Навальным, и, конечно, на отношения, связанные с Европейским судом по правам человека. Поэтому для меня как юриста понятно, что решение суда, любого суда, который принимает обязательное решение, подлежит исполнению. Собственно говоря, азы юриспруденции.

– Глава Минюста говорит, что нет таких правовых оснований для освобождения Навального, а зампред Госдумы Толстой – что юридическая система не предусматривает, чтобы на нее в таком виде, с помощью заявлений, влияли, как он говорит, деятели из ЕСПЧ. Можете объяснить как юрист, Минюст и Толстой правы?

– Господин Толстой является заместителем председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы, поэтому несколько странно слышать от человека, который занимает такую должность, такую позицию, слова типа "деятели ЕСПЧ". Речь не идет о заявлении, речь идет о решении, которое суд применяет на самом деле и в отношении России, и в отношении других государств такие решения ранее применялись. Это решения о временных мерах, которые, собственно говоря, могут действительно состоять в совершенно разных требованиях к государству.

Но это действительно беспрецедентная ситуация, когда решение предписывает немедленно освободить в данном случае Алексея Навального. Дело в том, что большинство такого рода решений выносились в ситуации, когда угроза жизни, в основном речь шла об угрозе жизни, заявителя в Европейский суд была связана с угрозой депортации, экстрадиции в какое-то третье государство, не являющееся участником конвенции.

Но, действительно, российское законодательство ничего такого как бы не предусматривает, но много что не предусматривает российское законодательство. Та ситуация, которая с Алексеем Навальным сложилась, она на самом деле не менее беспрецедентна, а, наверное, более беспрецедентна, чем решение Европейского суда о временных мерах.

Я бы хотел обратить внимание на несколько моментов: обычно такого рода решения принимаются единолично судьей Европейского суда. Это решение принято палатой в составе семи судей. На самом деле, тоже можно назвать это не беспрецедентным случаем, но такие ситуации очень редкие. То есть это действительно нестандартная ситуация, которая вынудила Европейский суд, мотивация там приводится, речь идет о непосредственных обстоятельствах, которые свидетельствуют об угрозе жизни заявителя и обстоятельствах его в данном случае заключения под стражу, лишения свободы.

Что касается механизмов в российском законодательстве, здесь, собственно говоря, это дело государства, каким образом оно исполняет свое международное обязательство, каким именно образом это может быть сделано. Это может быть сделано, например, судом апелляционной инстанции, которое будет рассматривать дело Алексея Навального, вопрос об отмене его условного осуждения, по-моему, 20 февраля. Собственно говоря, вот полномочный суд, который может вполне это решение вот таким образом исполнить.

– А чем России может грозить невыполнение требований ЕСПЧ?

– У международных судов, не только у ЕСПЧ, нет какой-то международной полиции, каких-то приставов, которые будут приезжать как Супермен, который прилетит и освободит, кого-то арестует, кого-то освободит. Таких возможностей у международных судов нет. И на самом деле, конечно, исполнение решений зависит от государств. Если государство не исполняет решение, довольно сложно что-то сделать в этой ситуации.

Вопрос тогда другим государствам, в частности членам Совета Европы, какие есть у них возможности и в рамках международной организации, и в рамках иных механизмов воздействовать на государство, которое свои международные обязательства не выполняет. Здесь нет каких-то однозначных ответов, уж не мне какие-то советы давать, другое дело, что эта ситуация не сегодня возникла.

На самом деле, в какой-то мере даже это решение, можно сказать, было принято очень поздно. Ситуация в том числе с исполнением решений – это очень долгая история, многолетняя история, и то, что сейчас это просто достигло такой кульминации, когда снова вспоминаем о существовании Страсбурга, Страсбургского суда, Европейского суда по правам человека, я хочу сказать, что Россия – это единственное государство, которое в своем законодательстве, теперь даже в Конституции, закрепило возможность внутри государства, понятно, что решения продолжают действовать и государство не может их отменить, но такой механизм во внутреннем законодательстве существует только в России.

– В смысле верховенство национального права над международным? Вы это имеете в виду?

– Верховенство национального права – это не совсем точно. Статья о верховенстве международного права продолжает действовать, но Россия внутри в своем правопорядке, собственно говоря, позволяет объявлять какие-то решения, которые государству не нравятся, неисполнимыми. Такая, можно сказать, новелла у нас появилась в законодательстве российском.

Это единственное государство Совета Европы, которое, при том, что масса государств, которым отдельные решения не нравятся, которые критикуют Европейский суд, которые не исполняют, можно вспомнить и про Турцию, где огромное количество людей находится, в том числе в отношении которых принимались решения, за решеткой, это политические заключенные, то есть это не единственное государство.

– В общем, ждать политического решения скорее решения какого-то стоит?

– Это не первый случай, когда мы обсуждаем вопрос, будет ли исполнено решение международного суда. Мы обсуждали этот вопрос и с Arctic Sunrise, мы обсуждали этот вопрос применительно к морякам. Безусловно, Алексей Навальный будет освобожден, и это решение будет исполнено, другой вопрос: когда оно будет исполнено. И этот вопрос, конечно, зависит от того, как будет развиваться политический процесс, как будет, собственно, развиваться вся эта история.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG