Ссылки

Новость часа

"Не хотите митингов – не надо устраивать беззаконие". Интервью с Любовью Соболь из автозака


Юриста ФБК Любовь Соболь задержали утром 21 апреля в Москве перед началом всероссийской акции в поддержку российского политика Алексея Навального, который держит голодовку с требованием допустить к нему гражданского врача.

Находясь в микроавтобусе сразу после задержания, Соболь поговорила с корреспондентом Настоящего Времени по видеосвязи.

Соболь о задержании: "Фактически это можно назвать похищением"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:58 0:00

Нельзя человека сажать в микроавтобус, увозить и не давать ни одну бумагу, на основании чего он задержан

– Где вы сейчас находитесь и на каком основании вас задержали?

– Я нахожусь на территории ОВД Донского района города Москвы, меня не запускают внутрь здания, мне не объясняют причину моего незаконного удержания в микроавтобусе на территории ОВД. Задержанием это назвать нельзя, потому что нет ни протокола задержания, ни протокола доставления – ни одной бумаги мне не показали. Мне не представились, не назвали конкретную причину, почему меня задерживают. Задержали меня в 10 часов утра, сейчас почти уже час, то есть фактически через 10 минут по закону я должна быть отпущена, потому что меня нельзя удерживать более трех часов, так как у меня есть малолетний ребенок до 14 лет, соответственно, таких людей нельзя удерживать по административному правонарушению более трех часов. То есть не представились, не спросили кто я, то есть очевидным образом они знали это.

В 10 часов утра останавливают машину просто на проезжей части, такси, в котором я ехала около метро "Автозаводская", заставляют меня выйти из этой машины, сажают собственно в микроавтобус, несколько сотрудников и второй спецполк, и люди в штатском и, собственно, приводят на территорию ОВД, где держат. То есть ничего не объясняя, не представляясь, просто фактически это можно назвать похищением. Других слов у меня нет, потому что нельзя человека сажать в микроавтобус, увозить и не давать ни одну бумагу, на основании чего он вообще задержан или доставлен. Сотрудники должны оформлять, конечно, протокол доставления, а потом уже протокол задержания оформлять – ни одной бумаги до сих пор не показано.

Фактически меня задержали за помыслы выйти на митинг

Меня даже сотрудники полиции, сотрудники второго спецполка водили в туалет, то есть женщина рядом со мной сидящая заходила ко мне в уборную и снимала этот процесс на видеокамеру. У меня, извините, цензурных слов для описания ситуации нет. Я думаю, что специально, конечно, хотят мне каким-то образом подгадить, лишний раз каким-то образом не дать мне нормально просто существовать, потому что меня боятся. Боятся, потому что я говорю правду, потому что я считаю, что Навальный должен быть на свободе, жив и здоров, и не боюсь об этом говорить, не боюсь бороться за права и Навального, и за собственные права, и за права россиян. Вот поэтому это со мной делают. Фактически меня задержали за помыслы выйти на митинг, за мысли о митинге меня задержали и держат в ОВД. Очередной бред от нашей власти, что могу сказать.

– А что вам попытаются вменить? Вы призывали к участию акции в соцсетях?

– Вы можете сами посмотреть мои социальные сети и понять. Но, опять же, за много-много часов до акции, раньше меня задерживали на акциях протеста, а сейчас за много-много часов только за мысли об акции протеста меня задержали. Но опять же они не называют причин задержания, то есть они не говорят, какое конкретно правонарушение я могла совершить. Я считаю, что, конечно, я не совершаю никаких, я считаю, что у людей есть право на мирный безоружный протест, это право предоставлено Конституцией Российской Федерации. И я считаю, что, конечно, через меня пытаются напугать каким-то образом наших, наверное, сторонников. Но я думаю, что люди продолжат отстаивать свои права и требовать свободу Навальному.

Меня, свободного человека, даже в уборную одну не могут отпустить

– Вам должны что-то предъявить, чтобы продержать вас до окончания акции. У вас есть предположения, что именно?

– Слушайте, это вы живете в рамках закона, я думаю, что люди, которые дают незаконные приказы и держат меня в микроавтобусе, они действуют не по закону. То есть по закону через вот уже пять минут я должна встать и уйти. Меня фактически сейчас не имеют права задерживать, потому что по бумагам я не задержана, поэтому сейчас я свободный человек. Но меня, свободного человека, даже в уборную одну не могут отпустить. Я уже не говорю о том, чтобы выйти с этой территории ОВД. То есть меня насильно удерживают и говорят, что будут применять физическую силу, если что.

То, что сейчас с Навальным происходит – это полнейшее беззаконие на глазах у всего мира

– Ваш адвокат Владимир Воронин на связи с вами? Он приехал уже к ОВД?

– Я сейчас не знаю, я знаю, что адвокат в пути, я не знаю, добрался он или не добрался, но я боюсь, что адвоката ко мне, конечно, не пустят. Я очень удивлюсь, если они все мои права нарушают, а это право соблюдать будут. Я не очень наивный человек, поэтому, опять же, самое главное – не то, что со мной происходит: ну вот сижу я в микроавтобусе, ну и посижу и дальше, ничего со мной не случится. Самое главное – это, конечно, требовать свободу Навальному, потому что то, что сейчас с ним происходит, – это полнейшее беззаконие на глазах у всего мира буквально. Человека пытают, человеку не дают медицинскую квалифицированную помощь, и нет ни одного законного основания, почему Навальному отказывается в медицинской помощи. Нет ни одной причины, собственно, они поэтому не говорят причину, они просто ничего не говорят, игнорируют, Песков говорит, что это не вопрос Кремля, ФСИН не отвечает – никто ни за что почему-то в нашей стране не отвечает.

– Сейчас задерживают всех сотрудников ФБК, кто находится в России. У Вас есть связь с Кирой Ярмыш?

– Это вообще какая-то бредятина. Какая-то паника власти, очевидно, нам вчера сказали, что Кремлю нет никакого дела до Фонда борьбы с коррупцией, Кремлю вообще все равно: а кто это, это вообще какой-то блогер, это какой-то берлинский пациент – а потом мы видим, какая паническая реакция на любые наши законные действия со стороны властей. Но просто какие-то панические атаки у Кремля каждый день случаются. То есть, мне кажется, все очевидно.

Не хотите митингов – не надо устраивать беззаконие

– Как, вы думаете, будет проходить сегодняшняя акция? Выйдет ли много людей?

– Я не буду делать никаких прогнозов, я понятия не имею, что будет. Потому что опять же по опыту всех предыдущих акций протеста мы видим, что демонстранты всегда ведут себя достаточно мирно и отстаивают свое право на мирный протест, и выходят на улицу, собственно, от отчаяния, от безысходности, а не потому что хочется просто на улице погулять под дубинками ОМОНа. Нет, они выходят туда, потому что больше нет сил терпеть. Поэтому они идут на улицу. Что делают власти? Они устраивают провокации. То есть в различных форумах, то есть начиная с 2012 года, они как начали применять какие-то отдельные провокации, так и сейчас продолжают это делать. Я считаю, что у людей есть право на мирный безоружный протест, это право предоставлено Конституцией, и я, конечно, бы хотела, чтобы власти не препятствовали осуществлению этого права.

Если властям не нравятся митинги, ну так не надо нарушать права, никто на митинги не пойдет, соблюдайте права людей, которые им предоставлены нашим законом, – и никто не пойдет на митинг. Зачем люди пойдут? Будут заниматься своими домашними делами. Поэтому все очень просто: не хотите митингов – не надо устраивать беззаконие.

– Журналистов обязали носить теперь знаки отличия по строгим стандартам. Это повлияет на освещение сегодняшней акции?

– А скажите, еще дышать через раз не сказали? Что дышать только с письменного согласия следователя.

– В регионах пока массовых задержаний нет. Будет ли полиция в Москве действовать жестко?

– Мне трудно сказать, опять же, что будет вечером, то есть я в 10 часов утра вышла из дома, сейчас я не знаю, что будет вечером, мне трудно предположить, но, опять же, я, конечно, надеюсь на лучшее, надеюсь, что власти не будут дальше сходить с ума и дадут людям просто мирно выразить свой протест против того, что творится сейчас с Навальным в колонии. То есть полнейший ужас творится, просто полнейший, у меня слов не хватает, чтобы описать эту ситуацию, что человек вынужден голодать, чтобы к нему пустили врача, то есть обеспечили элементарное человеческое базовое право на получение медицинской помощи.

Как проходят всероссийские протесты – смотрите в прямом эфире Настоящего Времени:

Алексей Навальный вернулся в Россию 17 января. Его задержали в московском аэропорту сразу после прилета из Германии, где он проходил лечение и реабилитацию после отравления, предположительно, "Новичком".

2 февраля суд изменил Алексею Навальному условный срок по делу "Ив Роше" на реальный: ему назначили три с половиной года лишения свободы в колонии общего режима, затем этапировали в СИЗО в Кольчугине Владимирской области и, наконец, в колонию №2 в городе Покрове. 24 марта адвокаты политика рассказали о резком ухудшении его здоровья. 31 марта Навальный объявил голодовку.

16 марта прокуратура Москвы обратилась в Мосгорсуд с требованием признать Фонд борьбы с коррупцией и региональные штабы Навального "экстремистскими организациями". Материалы дела уже засекретили. Слушания, а они начнутся 26 апреля, пройдут в закрытом режиме. Удовлетворение иска прокуратуры обернется сотнями уголовных дел против сотрудников, волонтеров и жертвователей структур Навального.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG