Ссылки

Новость часа

"Опубликовано менее 0,1% тех доказательств, которые есть". Что известно о подозреваемых в убийстве Павла Шеремета


Следователи у машины Павла Шеремета, 20 июля 2016 года

В Киеве задержаны подозреваемые в деле об убийстве журналиста Павла Шеремета. Это бывшие участники боевых действий на Донбассе и волонтеры, их пятеро: медсестра одного из парашютно-десантных батальонов Яна Дугар,

  • врач и волонтер Юля Кузьменко,
  • музыкант и доброволец Андрей Антоненко,
  • добровольцы, супруги Владислав и Инна Грищенко.

В Министерстве внутренних дел Украины в четверг прошел срочный брифинг, открывал его лично министр Арсен Аваков, а в зале присутствовали президент Украины Владимир Зеленский и генеральный прокурор Руслан Рябошапка.

На брифинге силовики рассказали, как вышли на след задержанных, как слушали перехваченные телефонные разговоры. Эксперты подтвердили, что женщина, которая, предположительно, закладывали взрывчатку под автомобиль Шеремета, это детский врач и волонтер Юлия Кузьменко, а мужчина с ней рядом – музыкант и доброволец Андрей Антоненко.

"Мне страшно слушать записи прослушки"

Заместитель министра внутренних дел Украины Антон Геращенко в эфире программы "Вечер" рассказал, что известно о предполагаемых исполнителях и как ищут заказчика убийства журналиста.

Замглавы МВД Украины Антон Геращенко об убийстве Павла Шеремета
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:36 0:00

— Сегодня прошла операция по задержанию лиц, которые обоснованно подозреваются в причастности к убийству Павла Шеремета. Всем задержанным предъявляются подозрения, они задержаны временно, на трое суток, после этого суд будет предъявлять меру пресечения. Прокуратура и полиция будут требовать меру пресечения без альтернативного ареста.

— Трое задержаны сейчас, а двое задержаны раньше по другим обвинениям и оказались в этом деле. Когда эти двое были задержаны, они уже знали, что будут подозреваемым по этому делу [об убийстве Павла Шеремета] или только сегодня об этом узнали?

— Я могу сказать, что полиция знала, что задержанные по подозрению в попытке убийства бизнесмена в Ивано-Франковской области имеют причастность к делу Павла Шеремета.

— Личности задержанных вас лично каким-то образом удивляют? Что вы думаете обо всей этой истории с точки зрения персоналий, о которой сейчас становится известно?

— История криминалистики знает ситуации, когда люди, которых никто не мог заподозрить в преступлении, становились страшными людьми – убийцами и маньяками. Например, тот же известный Чикатило очень хорошо характеризовался по месту работы и по месту жительства как очень примерный семьянин, при этом это не помешало ему убить больше 50 человек. Это во-первых.

Во-вторых, конечно, для меня как человека, гражданина, мне страшно слушать записи прослушки, когда врач-рентгенолог, подозревая в том, что лично она установила бомбу под машиной Павла Шеремета, заявляет, что она хотела бы, чтобы на Киев были обрушены пять-шесть кассет "Града". Это как надо ненавидеть столицу Украины и почему ненавидеть, чтобы говорить такие слова? Может быть, она любит столицу другого государства?

— Может быть, у нее какая-то травма именно из-за войны? Например, ей показалось, что кто-то в Киеве слишком радуется, когда люди умирают на войне? Вы понимаете механизм психологический того, что происходило? Ведь все равно эти вопросы будут разбираться в суде.

— Я подтверждаю сегодня, что лица, которые были задержаны в сентябре и задержаны сегодня, это лица, которых мы считаем исполнителями и пособниками. Это еще не заказчики. Следствию еще предстоит разобраться с тем, кто был заказчиком. И как раз задержание исполнителя является одной и стадий выяснения этого.

— Коллеги Павла Шеремета, журналисты, которые его лично знали, очень долго ждали этого момента, когда будут задержаны подозреваемые в его убийстве, потому что хотелось бы, чтобы они понесли наказание. Но такая ситуация возникла, что заказчик не назван, и в этой паузе имя заказчика может стать, может быть, предметом политическим что ли. А вдруг заказчиком назовут какого-нибудь бывшего высокопоставленного чиновника. И сейчас этот человек, еще не названный, начинает думать: "Надавят – не надавят" или еще что-то.

— Фамилия президента Украины – Зеленский, он не занимается манипуляциями, в отличие от некоторых его предшественников. Фамилия министра внутренних дел – Арсен Аваков, он заинтересован в том, чтобы были найдены реальные заказчики убийства Павла Шеремета.

И я, и Арсен Аваков лично знали Павла Шеремета. И мы очень хотим привлечь к ответственности тех, кто действительно организовал и заказал это ужасное преступление.

— Какие могут возникнуть трудности, или какие возникают, при определении заказчика? Вы не знаете, кто этот человек, или у вас не хватает доказательств? Как сейчас устроена ситуация с заказчиком? Всех сейчас волнует этот вопрос.

— На сегодняшний момент у следствия было достаточно доказательств, чтобы предъявить обвинения лицам, подозреваемым в исполнении данного убийства.

— Но про заказчика есть хотя бы идеи?

— Если бы у нас были бы фамилия и имя заказчика, он был бы задержан или объявлен в розыск.

На сегодня есть целый ряд версий. Главная версия у мотива преступления – это взрыв социально-экономической и ситуации в стране. Мягко говоря, по аналогии с убийством Георгия Гонгадзе, который был основателем "Украинской правды", известного интернет-издания, а Павел Шеремет работал в "Украинской правде".

Мы думаем, одна из версий, которая имеет право на существование, что была аналогия у заказчика этого преступления, чтобы был эффект домино. Подрыв машин Павла Шеремета был спланирован специально так, чтобы он был под камерами на центральном перекрестке. Ведь ее могли взорвать сразу же, как только Павел сел в нее.Но тогда бы это не было бы так эффектно.

Именно была задача сделать эффектный взрыв, затем была задача обвинить в этом власти Украины и сделать так, чтобы у нас в стране была дестабилизация общественно-политической ситуации.

— А дальше они объясняли в своих прослушках, дестабилизация ради чего, следующий шаг какой?

— Есть такое понятие, как тайна следствия. Сегодня было опубликовано, наверное, менее 0,1% тех доказательств, которые есть. И прямой телевизионный эфир – это не место, где бы мы обсуждали все детали дела. Будет открытый суд, на котором подозреваемые, обвиняемые будут иметь адвокатов и говорить все, что они считают нужным. Или не говорить ничего. Задача прокуратуры и полиции – доказать обществу и суду, что есть достаточно доказательств [их вины].

Сегодня, я считаю, очень многие, кто хотел бы публично поддержать данных лиц, ознакомившись с доводами полиции, я думаю, отказались бы от такой идеи, потому что задумались бы.

— Если такой объем работы был сделан, можно ли сказать, что вот сейчас опубликовано это и задержаны эти люди, а не, например, до выборов Зеленского не потому, что Порошенко не хотел, а Зеленский захотел их задержать, а просто сейчас следствие закончилось? Или что-то этому мешало?

— Я вам прямо скажу, что никаким образом не влияло на срок задержания этих лиц ни выборы президента Зеленского, ни президент Порошенко.

На самом деле проходили очень сложные комплексные экспертизы. И только после получения всех фактов следствие обратилось в прокуратуру и суд для того ,чтобы получить разрешение на задержание данных лиц. Это огромнейший сложнейший процесс.

Суд – это не фейсбук, где можно кого-то за пять минут сделать героем, кто того не заслуживает, или, наоборот, хорошего человека смешать с грязью. Там нужно говорить с фактами и с доводами. У задержанных лиц будут адвокаты, и они сами будут заявлять о своей невиновности или ничего не говорить. Кстати говоря, они могут молчать и ничего не говорить – у следствия достаточно доказательств, по нашему мнению, для их обвинения.

"Непонятен мотив, непонятны заказчики"

Весной 2017 года журналисты-расследователи из проекта "Следствие. Инфо" и организации OCCRP выпустили фильм "Убийство Павла". В нем было указано на ряд промахов следствия: неопрошенные свидетели, неизученные улики, в том числе, видео с камер наблюдения.

Анна Бабинец, одна из авторов этого фильма, рассказала в эфире программы "Вечер", что думает о подозреваемых и сталкивалась ли с ними во время проведения своего расследования.

Журналист-расследователь Анна Бабинец – об убийстве Павла Шеремета
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:07 0:00

— Что думаете о сегодняшнем брифинге и версии, которую предъявила полиция?

— Мы, конечно же, смотрели всем нашим агентством "Следствие. Инфо", потому что мы с самого начала ведем расследование этого дела. Конечно, много всего интересного, интересные детали, некоторые детали даже объясняют какие-то вещи, которым мы не могли найти объяснения. Но на самом деле общее впечатление: мне лично непонятен мотив, мне непонятны заказчики.

— Если мотив и заказчики станут понятны, то может сложиться пазл, и вы поверите в то, что эти люди действительно причастны к убийству Павла Шеремета?

— Конечно, если мотив и заказчики станут понятными – да. Но из тех людей, фамилии которых назвали, и как это сейчас выглядит, они просто якобы дестабилизировали ситуацию методами, начиная от подрыва какого-то столба заканчивая убийством известного журналиста, – то есть какая цель дестабилизации?

— Какая может быть цель дестабилизации у людей, которые, очевидно, являются патриотами страны? По крайней мере, они воевали за эту страну. Может им казаться, что страна недостаточно воюет, и поэтому нужна дестабилизация? То есть теоретически такая цель могла быть у них в голове?

— Это же противоположные вещи. Люди воюют за то, чтобы в Украине не было войны, для того, чтобы в Украине был мир и порядок – и одновременно они дестабилизируют?

— Чтобы армия пошла вперед, вот это все? Были ведь люди в 2015 году, которым казалось, что предательство заключается в том, что армию остановили, предательство заключается в том, что нет приказа освобождать города и прочее. Такие люди вполне могли быть.

— Конечно, могли. Но как мы смотрим из того, что нам сегодня продемонстрировали, у них эти вещи продолжаются много лет. Те свежие разговоры, которые нам демонстрировали, они касались уже сегодняшнего времени, "Слуги народа", вспоминалось нынешнее. То есть это какая-то системная работа в таком случае против государства, против того, чтобы оно существовало, против того, чтобы люди жили, чтобы они хотели убежать от взрывов, жить в другой стране. Конечно, я подозреваю, все может быть. Особенно люди, которые воевали. Но мне пока что лично из того, что я сегодня увидела, услышала, мотив не до конца понятен.

— Кто-нибудь из этих людей где-то попадались в орбите вашего расследования?

— Конкретно по фамилиям нет, но мы рассматривали: одной из нитей было то, что это бывшие АТОшники, мы проверяли некоторых людей. Буквально совсем недавно от своих источников мы узнали некоторые фамилии. После первых задержаний, которые на протяжении последнего времени произошли – месяц-полтора, – мы уже общались с людьми, некоторые фамилии из тех, которые я сегодня услышала, всплывали.

— Это важно, потому что будет открытый суд, все будут смотреть суперпристрастно. Если что-то не так, я думаю, что вы первая об этом скажете.

— Конечно. Мы сейчас проверяем каждую деталь, которая была опубликована сегодня полицией. Потому что это тоже долгая работа для нас, понять, как это совмещается с нашим расследованием, которое мы делали.

XS
SM
MD
LG