Ссылки

Новость часа

"Надоело пытаться найти дипломатические пути". Депутат Европарламента об усталости Брюсселя от России


Депутат Европарламента Сергей Лагодинский рассказал, почему в Брюсселе испытывают усталость от работы с Россией и когда могут быть введены новые санкции в отношении России на фоне новых заседаний суда по делам оппозиционного политика Алексея Навального.

Депутат Европарламента о будущем отношений России и ЕС
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:41 0:00

– В понедельник будет встреча представителей стран Европейского союза, и там будут решаться следующие шаги. Я думаю, что там будет принято решение каким-то образом продвигать санкции. После этого это решение передается высокому представителю по международным отношениям, то есть тому самому известному зрителям уже теперь [представителю ЕС по иностранным делам Жозепу] Боррелю, который и будет делать всю, так сказать, техническую подоплеку, его команда будет делать техническую подоплеку для санкций. То есть я думаю, что с понедельника будет какое-то движение в этом направлении.

– Скажите, можете ли вы каким-то образом прокомментировать требование Европейского суда по правам человека, который сказал, что нужно немедленно освободить Алексея Навального. Насколько это в такой формулировке серьезная вещь? Что будет, если Россия будет и дальше игнорировать это требование, потому что, я напомню, пока что никакого официального комментария нет, притом что эксперты начинают обсуждать возможный выход России из Совета Европы.

– Здесь ситуация сложная, потому что действительно каких-то правовых рычагов, которые бы могли сейчас быстро работать после этого решения, их действительно нет. В этом решении включена возможность передачи [его] в Совет министров Совета Европы, и опять же Совет министров будет решать, что делать на политическом уровне.

Что касается юридического уровня, я смотрел сам на ситуацию, там очень сложно, потому что санкции, насколько я понимаю, по Конвенции по правам человека могут быть введены, если есть финальное, то есть окончательное, решение по существу. Это было не решение по существу, это было временное решение для того, чтобы спасти жизнь человеку в данном случае, это был один из поводов, и если это решение игнорировать, ну это не первое решение, которое игнорирует Российская Федерация. Кстати, не только она, Турция тоже игнорирует такие решения.

Я просто думаю, что сейчас будет принципиальный вопрос и принципиальная дискуссия о том, что делать с такими странами, как Россия и Турция. И есть риск того, что политическое давление для того, чтобы отнять у России право голоса в Совете Европы, увеличивается. То есть здесь есть просто окончательная потеря репутационная со стороны российских структур, российской системы юстиции, то есть это уже как бы подтверждение того, что российская система юстиции ну просто не хочет быть частью какого-то цивилизованного юридического мира. И в таком случае, например, я был против всегда того, чтобы у России отняли право голоса, потому что я считаю, что очень важно, чтобы этот суд был, была возможность этой инстанции для российского общества. Но если это не имеет никакого эффекта, то зачем тогда вообще иметь такую инстанцию, и очень многие тоже так считают. И думают, что тогда, наверное, надо принимать решение и отнимать у России право голоса в Совете Европы.

– Это очень вообще интересная, так сказать, сфера. Потому что, с одной стороны, понятно, что у разных стран мира, которые объединены какими-то союзами, личные отношения с Россией тоже могут быть разными, но при этом существует какая-то очень условная "мировая позиция", что гораздо лучше, даже имея какие-то разногласия, иметь площадку для того, чтобы вести диалог с Россией. Но, кажется, все больше и больше представителей стран начинают задумываться, зачем в принципе иметь этот ринг, если вторая сторона совершенно игнорирует какие-то прописанные нормы. То есть нет никакого рационального объяснения, почему нужно продолжать соблюдать формальности.

– Понимаете, здесь вопрос не только с Россией. Дело в том, что этот Европейский суд по правам человека – это одна из жемчужин, скажем так, юридического прогресса в рамках всеевропейского права и прав человека. И любое такое попрание решений этого суда, причем такое, в общем-то, надо сказать, наглое, "а Баба-яга против" кремлевское, в принципе разрушает репутацию этого суда. И поэтому очень многие страны, многие эксперты, которые, может быть, даже как-то симпатизируют российским гражданам, поставлены сейчас перед вопросом: "Можем ли мы себе позволить без какой-то реакции, без каких-то санкций оставлять такое поведение?" И опять же, еще раз хочу сказать, это не только поведение России, но и поведение Турции тоже, например. Поэтому это санкции самосохранения и сохранения репутации и функций этого суда. Поэтому без реакции это оставлять очень трудно. И я думаю, что какая-то реакция должна быть и будет.

– Сергей, последний вопрос: насколько в принципе меняется интонация, когда речь заходит о России, когда нужно искать какие-то дипломатические способы разговаривать с, извините, оценочное суждение, агрессивно настроенными странами? Есть какая-то усталость?

– Вы абсолютно правы. Эта усталость, как вы ее назвали, она есть, но усталость не в плане, что "окей, пусть они занимаются тем, чем хотят", а усталость в том плане, что надоело. Надоело пытаться найти какие-то дипломатические пути, потому что все мы, все страны видят, что эти дипломатические пути просто не работают, ни к чему не приводят. И в данном случае по отношению к Российской Федерации. Действительно, все больше людей, которые задаются вопросом "доколе же?" и "давайте уже переходить к более жестким вопросам", включая вопрос "ну что ж, наверное, не судьба как бы нам в одном европейском доме жить, раз Россия не считает себя приверженцем европейских ценностей, наверное, с ней надо общаться как с Китаем". Это была бы самая плохая траектория билатеральная взаимоотношений, которую я в принципе считаю очень грустной, но просто уж не остается никаких других опций.

Ранее глава МИД РФ Сергей Лавров в эфире ютуб-канала "Соловьев LIVE" заявил, что Москва не исключает разрыва отношений с Евросоюзом, если Брюссель будет вводить санкции, создающие риски для чувствительных секторов российской экономики.

"Исходим из того, что мы готовы [к разрыву отношений с Евросоюзом]. В случае, если еще раз увидим, как уже почувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, создающие риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах. Мы не хотим изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовым к этому. Хочешь мира – готовься к войне", – сказал Лавров.

Bloomberg со ссылкой на источники сообщает, что Евросоюз начал разрабатывать санкции из-за ситуации с Алексеем Навальным. По данным агентства, послы ЕС обсудили меры на встрече 10 февраля, ни одна из стран-членов не высказалась против.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG