Ссылки

Новость часа

"Никакое импортозамещение не компенсирует вред от санкций". Как санкции из-за Навального отразятся на России


Сторонники оппозиционного политика Алексея Навального передали в Евросоюз списки российских чиновников и бизнесменов, причастных, по их мнению, к преследованию и покушению на политика.

Издания Bloomberg и EUobserver сообщили со ссылкой на свои источники, что близкие к Кремлю бизнесмены, на которых указывает команда Навального, не будут подвергнуты санкциям. По данным СМИ, на встрече министров иностранных дел, которая пройдет в Брюсселе 22 февраля, будут одобрены санкции только против российских чиновников, причастных к заключению Алексея Навального в тюрьму. Предполагается, что им запретят въезд в ЕС, а также заморозят их активы.

Александра Суслина, руководитель направления "Фискальная политика" Экономической экспертной группы, рассказала Настоящему Времени о том, как отразятся новые санкции на экономике России и какие могут быть ответные меры России.

Суслина: "Никакое импортозамещение не компенсирует вред от санкций"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:22 0:00

– Каковы наглядные, как вам кажется, будут последствия санкций для России?

– Чтобы говорить о последствиях санкций, не нужно далеко ходить, во-первых, их нужно ввести, а с другой стороны, надо понимать, что санкции – это, конечно, в первую очередь потеря каких-то международных договоренностей. Потеря каких-то возможностей какого-то совместного ведения бизнеса и так далее. Но это такие потери, связанные с деньгами, которые краткосрочные, а вот есть потери гораздо более существенные, и эти потери связаны с невозможностью импорта новых технологий. И с этой точки зрения любые санкции нас ввергают, Россию ввергают все в большую и большую яму технологического отставания. И с этой точки зрения любые санкции плохи, кто бы что ни говорил. То есть никакая идея импортозамещения не способна компенсировать тот вред, который наносят санкции такие ограничительные на экономику России.

– Вы говорите: "Кто бы что ни говорил", а Кремль говорит, что санкций не боится, что они идут на пользу российской промышленности. Так ли это в цифрах?

– Это не так. Дело в том, что – а что Кремль еще может сказать? Для того чтобы сказать что-то более или менее похожее на правду, ему пришлось бы признать ряд своих ошибок, недоработок и заблуждений. Кремль, разумеется, на такие шаги пойти не может. Поэтому они гордятся тем, что в каких-то отдельных очень узких отраслях, а именно тех отраслях, которые сидят на госсубсидиях, был замечен некоторый рост, а именно: в сельском хозяйстве, потому что у нас есть же ответные санкции, контрсанкции, наше продуктовое эмбарго, которое теперь привело к тому, что вроде как какие-то российские отечественные производители гордятся тем, что у них стали больше покупать. Нельзя забывать при этом, что у них стали покупать не потому, что они такую хорошую делают продукцию, а потому, что они сидят на госсубсидиях и, в общем-то, неплохо с этого имеют. Прямо так скажем. Другая отрасль, которая худо-бедно гордится тем, что у нее какое-то импортозамещение было, – это типа айтишники. Ну а все почему? Потому что госзаказ обязал теперь всех закупать российское ПО. То есть я что хочу сказать: любая такая протекционистская политика чревата, потому что она поддерживает в принципе неконкурентоспособные отрасли. То есть, иными словами, никто не покупает российское, если есть возможность купить импортное. А если нет такой возможности, то приходится покупать российское. То есть это означает, что если у нас рынок открыт, то российские товары, к сожалению, очень сильно проигрывают и в качестве, и по цене импортным. Поэтому говорить о том, что наша экономика пошла в рост из-за санкций, – это не совсем относится к реальности.

– Александра, а какие санкции в отношении Кремля действительно могут именно Кремль напугать? Мне не очень нравится формулировка, когда мы говорим, что санкции в отношении России, тогда подразумеваются общие. Вот Кремль – это конкретно Кремль. Вот санкции в отношении Кремля.

– Только люди, которые сидят в Кремле.

– Конечно.

– Хороший вопрос. Я не знаю. Потом, как вы сказали, теперь это под статью подпадает, да, я не хочу говорить, какие санкции могут туда привести. Но тем не менее, как мне кажется, если рассуждать на эту тему, то, наверное, действие могли бы иметь только такие санкции, которые бы ударили по какому-то особенно больному месту Кремля. Какому? Власть. Остаться у власти – это, наверное, самое большое желание Кремля. Но, к сожалению, у нас в России этот механизм сменяемости власти в принципе нарушен. Невозможно сделать так, чтобы граждане не проголосовали и сменилось управление, чтобы власти сменились. Поэтому от граждан ничего не зависит. А какие санкции личные нужно ввести против руководства, чтобы это действительно возымело эффект, к сожалению, мне кажется, никакие. Потому что в общем-то Россия достаточно богатая ресурсами страна, и чего бы ни попытались лишить наших этих самых лиц, они вполне себе и тут неплохо устроились. Поэтому, если честно, я не знаю, какой должен быть способ для того, чтобы этот принцип, на который они пошли, "нет, не отпустим Навального, и все", чтобы этот принцип как-то победить, не знаю.

– Но как мы понимаем, какие-то санкции все-таки будут введены в понедельник. По крайней мере, как сообщают западные СМИ, встреча такая в Евросоюзе будет, и на ней будут обсуждать санкции. Тем не менее, как вам кажется, в этот раз уже Кремль чем может ответить? Какие у него есть экономические рычаги, например, для этого?

– Я думаю, что экономических рычагов у него нет, но у него есть такой большой рычаг – показать, что "мы сами с усами". Кремль очень любит вставать в такую позицию, что нам никто не нужен. И страдают от этого в основном обычные люди. Как в нашем ответном продуктовом эмбарго, которое было введено против первого пакета санкций в отместку. В результате которого взлетели цены и пострадали просто граждане России, которые ни в чем не виноваты. Так и здесь. Они могут, например, действительно взять и прервать какой-нибудь туристический поток, перестать выпускать людей за границу, что-нибудь такое сделать типа "нечего отдыхать в Европе", правда, сейчас коронавирус – особенно не поотдыхаешь, но тем не менее в теории они могут предположить, что как только коронавирус закончится, все захотят поехать в Европу, а мы вам не дадим.

– Потом скажут: "Это все Навальный вам, это все из-за Навального".

– Да, и, возможно, как-то это будет так повернуто, что вот, мол, "смотрите, чего ваш оппозиционер добился, теперь вы никуда ездить не сможете". То есть вот такое развитие событий, к сожалению, как это антиутопично ни звучит, но вполне реалистично, учитывая ситуацию, в которой мы сейчас находимся.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG