Ссылки

Новость часа

"Имитация медийности". Почему за 10 лет россияне мало что узнали о патриархе Кирилле


Почему за 10 лет россияне не узнали ничего личного о патриархе Кирилле
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:14 0:00

Почему за 10 лет россияне не узнали ничего личного о патриархе Кирилле

Патриарх Кирилл не обделен вниманием российских СМИ. Его авторская программа "Слово пастыря" на Первом канале отметит в этом году 25-й сезон, четверть века каждую субботу сначала митрополит, а затем уже и патриарх, Кирилл читает россиянам нравственную проповедь. Репортажи о работе главы РПЦ регулярно появляются в новостных телеэфирах и печатных изданиях, по большей части хвалебные.

Критические отзывы о работе начальника в патриархии принимают в штыки. Один из независимых журналистов, кто откровенно пишет о патриархе, – корреспондент "Новой газеты" Александр Солдатов. Ведущий программы "Смотри в оба" Андрей Черкасов поговорил с ним о публичности русского патриарха и его отношениях с прессой.

– Насколько патриарха Кирилла можно назвать медийной фигурой? Если мы сравним его публичность с предшественником патриархом Алексием Вторым, с главами других церквей.

– Надо сказать, что вообще в своей публичной деятельности он воспроизводит многие образцы, многие правила, которые приняты в современной российской политике. Вот Владимира Путина можно считать медийной фигурой? Безусловно, да.

Однако мы ничего не знаем о его семье, его дочерях, о его приватной личной жизни. Так же и патриарх Кирилл. Он старается много быть на общественных мероприятиях, в телевизоре, но, по сути дела, о том, как он живет, каковы его планы, какова его программа как церковного и политического лидера, мы ничего не знаем.

Ну, например, известно, что каждый месяц примерно на 10-14 дней патриарх полностью исчезает из публичного пространства. Только по каким-то слухам мы знаем, что он ездит в Швейцарию или на Черное море, где у него есть резиденция в Геленджике, поправляет свое здоровье. Я бы назвал это имитацией медийности, если угодно.

– Вы и историк Сергей Бычков не раз писали о том, как нынешний патриарх "сколотил" свое состояние в 90-х. Как реагирует РПЦ на критические материалы?

– Патриарх Алексий Второй реагировал достаточно спокойно и терпимо, но там и не было такого объема компромата. […] Нынешний реагирует достаточно болезненно. В 2012 году произошло явление, которое принято называть "медийной катастрофой патриарха Кирилла", когда за довольно короткий период времени сошлись сразу несколько таких неслыханных скандалов, и это обернулось его очень эмоциональной реакцией на дело Pussy Riot, когда он собрал многотысячный митинг, добивался их жесткого наказания, сменил многих сотрудников патриархии, которые отвечали за информационную политику.

– Почему церковь не судится со СМИ?

– Во-первых, это будет очень громкий процесс, на котором будет представлено очень много неудобных для нее материалов. Во-вторых, если с такой официально фарисейской точки зрения рассуждать, то она считает, что ниже церковного достоинства судиться с журналистами, которые, может, когда-то были крещены в православной церкви, являются ее паствой. […] К ним надо применять меры пастырского воздействия.

Был, правда, прецедент, может быть, вы помните, в 2006 году, когда отец Всеволод Чаплин подавал в суд на Сергея Бычкова и выиграл даже там несколько дел. Но патриархия решила, что это скорее принесло урон церковной репутации, чем пользу, поэтому в дальнейшем такие прецеденты не повторялись.

– Чем запомнятся 10 лет патриарха Кирилла в плане отношений РПЦ и нынешних правителей страны?

– Общепринятым среди аналитиков суждением является то, что такой степени "симфонии властей", которую мы наблюдаем сейчас, никогда ее в новейшей истории церкви, по крайней мере, после революции 1917-го года, не наблюдалось.

Даже при Сталине была какая-то вариативность во внутренней церковной политике. Сейчас патриарх Кирилл практически не позволяет себе независимых суждений по общественно-политическим темам, поддерживает большинство инициатив власти и очень трудно различим от общегосударственной системы.

Были такие осторожные попытки с его стороны призвать, например, к ограничению абортов. Но они не получили развития. Когда власть не пошла ему навстречу, он просто эту тему прекратил, перестал ее активно продвигать.

То есть, я думаю, эти 10 лет, несмотря на то, что от Кирилла ждали как раз какой-то креативной самостоятельной церковной политики, они войдут в историю как период полной несамостоятельности церкви, превращения ее в департамент государственной власти, может, даже в элемент репрессивной машины.

– Но ведь в последнее время в этой "симфонии властей" наметился раскол?

– Да-да, пожалуй, это очень болезненный вопрос. Кремль как раз пытается переложить на московскую патриархию свои неуспехи, свои неудачи в Украине. По сути патриарх Кирилл был таким промоутером концепции "русского мира". Он впервые стал употреблять это словосочетание еще будучи митрополитом […], и в первые годы патриаршества он постоянно проповедовал "русский мир" и по нескольку раз в год приезжал в Украину для того, чтобы удержать ее в орбите этого "русского мира".

Именно при нем не только Украина окончательно вышла из "русского мира", так еще и церковь украинская получила каноническую автокефалию и вышла из вот этой канонической территории московской патриархии, чего вообще было невозможно представить при Алексии Втором.

Сейчас много разговоров идет о том, что степень неудовлетворенности патриархом в связи с событиями в Украине так велика, что в Кремле рассматривают вопрос о его замене и все чаще и все больше пишут о митрополите Тихоне Шевкунове.

Митрополит Тихон очень уж быстро набирает очки, набирает политический вес, набирает спонсорскую поддержку как финансовую, так и политическую, все это напоминает подготовку к предвыборному сезону.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG