Ссылки

Новость часа

"По форме это просьба, по факту – принуждение". Азербайджанцам предлагают отдавать часть зарплаты "на Карабах"


Президент Азербайджана Ильзам Алиев в Шуше, древней столице Карабаха

"Уважаемый абонент! Теперь вы можете сделать пожертвование в фонд YAŞAT, отправив sms на короткий номер 8110". Такого рода сообщения на свои мобильные телефоны уже получили многие жители Азербайджана, а некоторые – даже по два раза.

За минувшие несколько месяцев в Азербайджане по указу президента Ильхама Алиева было создано три государственных фонда. Все они так или иначе связаны с восстановлением территорий Нагорного Карабаха, отвоеванных Азербайджаном во время вооруженного конфликта с Арменией осенью 2020 года, а также с помощью раненым и потерявшим кров в результате этого конфликта.

Первый – Фонд помощи азербайджанской армии. Он был создан 8 декабря 2020 года, через месяц после того, как премьер Армении Никол Пашинян, президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент РФ Владимир Путин подписали мирное соглашение о прекращении войны в Карабахе и передаче значительной части Карабаха под контроль Азербайджана. Фонд был создан на базе существовавшего с 2002 года Фонда помощи вооруженным силам Азербайджанской Республики.

Второй, фонд YAŞAT, также появился 8 декабря и предназначается непосредственно для помощи раненым военнослужащим и семьям погибших.

И, наконец, Фонд возрождения Карабаха был создан 4 января 2021 года. Деньги из него, согласно заявлению представителей фонда, прямо пойдут на восстановление и реконструкцию "освобожденных территорий".

Во сколько обойдется это восстановление Азербайджану – пока оценить сложно. Власти Азербайджана заявляли, что в 2021 году планируют выделить минимум 2,2 млрд манатов ($1,3 млрд) "на проведение восстановительных работ" в Карабахе, в том числе восстановление коммунальной инфраструктуры и культурно-исторических памятников. Однако будут ли эти расходы финансироваться только из фонда или на них также пойдут деньги напрямую из бюджета – пока неясно.

Все перечисленные фонды заявляли, что деньги, которые в них поступают, – добровольные пожертвования, их может сделать любой желающий – будь то частное лицо или компания. Но очень быстро оказалось, что пожертвования были добровольными не всегда. Работники сперва госучреждений, а затем и частных компаний Азербайджана с начала года массово жалуются в соцстетях, что якобы "добровольные" сборы "на Карабах" носят, на самом деле, принудительный характер. По их словам, руководство компаний, в которых они работают, либо просто урезает часть зарплаты работникам, перечисляя деньги в фонды напрямую, либо так или иначе заставляет сотрудников сделать пожертвование уже после получения зарплаты.

"Кто не хочет платить – не азербайджанец"

Некоторые руководители азербайджанских компаний не скрывают, что решили "принудить к щедрости" своих подчиненных. Председатель профсоюза работников нефтегазовой промышленности Джахангир Алиев открыто заявил, что по решению этого профсоюза 10% зарплат работников производственного объединения "Азерхимия" были переведены в фонд YAŞAT. Алиев заявил, что "мы не можем спрашивать у каждого работника, сколько он может пожертвовать", и с гордостью заметил, что "некоторые организации перевели в этот фонд месячную зарплату целиком". В довершение он сказал: "Кто против, пусть скажет, что он не азербайджанец и потому не хочет платить".

Последнее высказывание сразу же облетело соцсети, вызвав бурную реакцию у большинства пользователей. Комментаторы не стеснялись в выражениях ни в адрес самого Джахангира Алиева, ни в адрес прочих азербайджанских чиновников, министров и депутатов.

За неделю до этого заявления член попечительского совета фонда YAŞAT, представитель неправительственной организации Transparency Azerbaijan Рена Сафаралиева в интервью сайту "Кавказский узел" сказала, что пожертвования должны быть исключительно добровольными. "Если работодатели принуждают работников к переводу денег в фонд вопреки их воле, то это незаконно", – подчеркнула она и предложила обращаться в суд.

"Профсоюз должен был провести собрание работников, прежде чем принимать такое решение, – заметила Сафаралиева, комментируя действия профсоюза работников нефтегазовой промышленности и слова Джахангира Алиева. – Заявлять, что "кто против – не азербайджанец", неправомерно. Кроме того, среди тех, у кого забрали 10% зарплаты, могли быть и члены семей погибших и ветеранов. Самоуправство работодателей нашему фонду не нужно и в долгосрочной перспективе может привести к снижению добровольных пожертвований".

"Сказали: дайте, кто сколько может"

На деле многие руководители компаний предпочитают лишь условно соблюдать принцип добровольности, рассказывают их сотрудники. Компания, в которой работает Талех Алимарданов, государственная лишь наполовину. Но в январе начальник сообщил, что "сверху" ему поручили собрать с каждого работника по 50 манат [около 30 долларов] и перечислить в фонд Yaşat.

50 манат – это примерно два с половиной месяца ежедневного проезда в общественном транспорте в Баку.

"Начальник сказал, что может сам внести деньги вместо тех, кто не хочет платить. Но у нас в коллективе почти все ребята до сих пор в состоянии эйфории от победы, – говорит Талех. – Только я изначально был против военных действий и сейчас тоже не хочу давать ничего в фонд, созданный государством. Если нужно помочь непосредственно какому-то ветерану, я обеими руками "за". Но не в такой форме".

Тунзаля Аббасова работает в одной из госструктур в Баку. В декабре работники исполнительной власти столицы Азербайджана и различных столичных структур перечислили в фонд YAŞAT в общей сложности 500 тысяч манат ($294 тысячи). Среди этих денег были и около 20% ее зарплаты за месяц.

"Когда я получала зарплату за декабрь, меня попросили отдать 300 манат ($176) в фонд YAŞAT. И хотя по форме это была просьба, но по факту – все же принуждениe, – рассказывает женщина. – Причем мне сказали, что это "за шесть месяцев". То есть получается, через полгода у меня еще 300 манат вычтут?"

"Но, с другой стороны, отдать деньги на помощь людям – не обидно", – тут же замечает Аббасова.

300 манат – это больше, чем официальная минимальная заработная плата в Азербайджане.

Ильгар Гусейнов – инженер в госучреждении. Он рассказывает, что его руководство также предложило работникам "скинуться" на пожертвование.

"Я даже не помню, в какой именно фонд. Сказали: дайте, кто сколько может. Я дал 10 манат (примерно $6). Если б точно знал, что деньги эти по назначению попадут, дал бы больше. Но в том-то и дело, что я не уверен, что пожертвования не отправятся прямиком в чей-то карман", – говорит Гусейнов.

Светлана Исаева работает бухгалтером в нескольких частных компаниях. Их владельцы, по ее словам, добровольно выделили деньги в Фонд помощи армии, но, правда, не за счет фонда заработной платы.

"Одна из компаний заплатила в фонд 10 тысяч манат (примерно $6000), две другие – по 5 тысяч. Но все это – из чистой прибыли, а не за счет работников, – говорит бухгалтер. – Учитывая, что никаких бонусов компаниям за это не полагается, я верю, что они просто проявили таким образом патриотизм. Когда шла война, они устраивали в офисе праздник в честь освобождения каждого города".

"Правда, переводя деньги, они надеялись, что об этих их пожертвованиях упомянут в прессе, но никаких публикаций не последовало", – замечает Исаева.

"Государство заставляет граждан заниматься благотворительностью"

Принудительные и полупринудительные сборы в государственные фонды – не азербайджанское изобретение. Такими методами собирают деньги во многих арабских и центральноазиатских странах, например в Узбекистане. Там совсем недавно работников государственных и общественных организаций принуждали перечислить часть заработной платы в благотворительный фонд "Доброта и поддержка", созданный по инициативе президента Мирзиёева.

Аналогичным образом собирали деньги даже в России на борьбу с коронавирусом: настоятельные просьбы сделать пожертвования получили сотрудники ООО "Газпром трансгаз Казань" и нескольких других госкомпаний.

В Азербайджане в середине марта 2020 года схожим образом собирали средства на борьбу с COVID-19. Тогда указом президента был создан Фонд поддержки борьбы с коронавирусом, в который было перечислено около 114 миллионов манат ($67 млн). Пожертвование сделали 3395 юридических лиц и 12 532 физических, среди которых был и президент Алиев: он перечислил в фонд свою годовую зарплату, 126 900 манат.

Сделал ли Алиев аналогичное пожертвование "на Карабах" в один из трех фондов – неизвестно.

На данный момент в фонд YAŞAT перечислено без малого 27 миллионов манат (около $16 млн), из которых 16 миллионов манат перечислили физические лица, а 11 миллионов – юридические. Из отчетности фонда следует, что потрачено было чуть больше 1 миллиона 200 тысяч манат ($706 тысяч). Если верить приведенной на сайте фонда отчетности, больше всего было потрачено на "улучшение жилищных условий" жертв обстрелов (38,23% средств) и на медицинскую помощь раненым (36,92%).

По словам независимого экономиста Тогрула Велиева, у фонда YAŞAT вполне прозрачная, хотя и не полная отчетность. Но другая организация, Фонд помощи азербайджанской армии, отчитывается только об общей сумме поступивших пожертвований (к началу января она составила около 212 миллионов манат ($125 млн), а не о том, на что тратит деньги. Что касается Фонда возрождения Карабаха, то ему по закону отчитываться пока рано.

Однако Велиев не считает создание подобных фондов нормальной практикой и полагает, что таким образом государство стремится "монополизировать благотворительность":

"Нормально – когда создаются частные фонды, а государство может внести туда свою лепту. Но заниматься этим напрямую государство не должно. Хотя бы потому, что оно и так обязано помогать ветеранам и семьям погибших, выделяя на это средства из бюджета, – говорит экономист. – Получается, что, с одной стороны, государство монополизирует благотворительную деятельность в Азербайджане, а с другой стороны – фактически заставляет граждан этой благотворительностью заниматься. Пусть даже мягко и прозрачно".

По мнению Велиева, в результате такого подхода госкомпании получают разнарядку помочь фонду и, в свою очередь, принуждают к этому своих работников. Из-за этого добровольность превращается в административную повинность. Еще один юрист, член "Платформы гражданского общества" Алескер Мамедли отдельно опасался, что чиновники и руководители компаний "будут соревноваться", кто больше переведет денег в созданный властями фонд – а страдать из-за их действий будут работники.

При этом большинство жителей Азербайджана подчеркивают, что не против благотворительности. Все полтора месяца, пока в Карабахе шли боевые действия, пользователи соцсетей активно и по собственной инициативе собирали не только деньги в помощь военным и гражданскому населению, оставшемуся без жилья в результате обстрела городов Гянджа и Барда, но и отправляли им посылки – вплоть до сигарет, теплых носков и одеял. В случае с данными фондами недовольство вызывает именно принуждение и обязальность перечислений, а также опасения, что деньги не дойдут до адресатов, а будут разворованы или присвоены государственными структурами.

"Я попросила помощи для одного ветерана из провинции, вы попросили его контактный номер, я дала. Но прошло уже 17 дней, и пока никакой помощи. Имейте совесть!" – пишет одна из пользовательниц на странице фонда YAŞAT в фейсбуке.

​"Мне просто позвонили, но до сих пор никаких мер не приняли. Мне помереть надо, чтоб вы зашевелились?!" – возмущается там же еще один пользователь.

Еще одна причина для недовольства – карантин из-за коронавируса, который не лучшим образом сказался на финансовом положении жителей Азербайджана и привел к прекращению работы многих компаний.

Реально ли жить на прожиточный минимум: эксперимент из Азербайджана
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:19 0:00

У Лейлы Ибрагимовой свой мелкий кондитерский бизнес, так что ее принудительные сборы денег на "Карабах" пока не коснулись. Но, по словам женщины, если б она оказалась в такой ситуации, то подала бы в суд на своих работодателей, не побоявшись быть уволенной. "Абсолютно неприемлемо, что при таких мизерных зарплатах, как у большинства бюджетников, еще и в фонды нужно скидываться. А тем временем беженцы и семьи раненых по-прежнему просят помощи в соцсетях", – говорит она.

Учитель средней школы Максуд Мамедов говорит, что у них в школе денег пока не собирали. Но само создание фондов пожертвований Мамедов называет "средневековыми мерами":

"Государство фактически перекладывает собственную финансовую ответственность на плечи обывателей. Хорошо еще, если деньги эти на самом деле будут потрачены на нужды армии и людей, пострадавших от войны, – говорит он. – Но, честно говоря, не верю, что наши чиновники настолько мерзавцы, чтобы и тут украсть. Да и рискованно это, наверно".

*****

Вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе между Арменией и Азербайджаном длился с конца 1980-х годов. За период вооруженного конфликта 1988-1994 годов в сепаратистском регионе погибли 30 тысяч человек, более сотни тысяч стали беженцами и вынужденными переселенцами.

В очередной раз конфликт обострился в конце сентября 2020 года. За полтора месяца Азербайджан сумел отвоевать несколько районов и взять город Шушу (на армянском Шуши), древнюю столицу Карабаха, имеющую важное культурное значение для региона. На следующий день после взятия Шуши премьер Армении Никол Пашинян, президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент РФ Владимир Путин подписали мирное соглашение о прекращении войны в регионе: это произошло в ночь на 10 ноября 2020 года.

Точное количество жертв осеннего конфликта неизвестно. Министерство обороны Азербайджана в декабре заявило, что во время боевых действий в Нагорном Карабахе погибли 2783 азербайджанских военнослужащих, но работа по идентификации еще более 100 погибших на тот момент не была завершена. По данным министерства, 1245 военнослужащих были ранены.

Министр здравоохранения Армении Арсен Торосян 18 ноября заявил, что во время боевых действий погибли 2425 армянских военнослужащих. Но эта цифра также неполная: около 250 тел на тот момент не были опознаны.

Министерство обороны непризнанного Нагорного Карабаха 27 ноября сообщало о более чем 1700 погибших. Президент РФ Владимир Путин 13 ноября говорил, что число жертв с обеих сторон конфликта в Карабахе в 2020 году, в том числе среди мирного населения, превысило 4 тысячи человек, ранения получили более 8 тысяч человек.

В настоящее время на территории Карабаха боевых действий не ведется. За Арменией и Азербайджаном, согласно условиям договора, сегодня закреплены территории, на которых войска находились на момент подписания договора. Также Азербайджану возвращены Лачинский, Кельбаджарский и Агдамский районы вокруг Нагорного Карабаха. Вдоль линии соприкосновения размещена миротворческая миссия России.

Во сколько обойдется восстановление Карабаха и затраты на это со стороны Азербайджана – пока оценить сложно. Власти Азербайджана заявляли, что в 2021 году планируют выделить минимум 2,2 млрд манатов ($1,3 млрд) "на проведение восстановительных работ" в регионе, в том числе восстановление коммунальной инфраструктуры и культурно-исторических памятников.

Имена собеседников Настоящего Времени (сотрудников компаний и госучреждений) изменены по их просьбе

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG