Ссылки

Новость часа

Мосгорсуд ограничил работу ФБК. Самого "перечня запретов" нет


Мосгорсуд применил к Фонду борьбы с коррупцией (ФБК) и Фонду защиты прав граждан меры предварительной защиты по иску прокуратуры, требующей признать организации экстремистскими.

В Мосгорсуде уточнили, что сам "перечень запретов" приводить не будут, "поскольку дело рассматривается в закрытом режиме и определение не подлежит публикации". В суде также добавили, что речи о приостановке деятельности организаций не идет.

26 апреля прокуратура Москвы приостановила деятельность штабов политика Алексея Навального до решения по иску о признании их экстремистскими организациями. Прокуратура потребовала запретить штабам Навального "размещать материалы" в интернете, организовывать митинги и участвовать в выборах. Мосгорсуд в понедельник провел предварительные слушания по иску о признании ФБК и штабов Навального экстремистскими организациями. Все слушания по делу будут закрытыми, так как прокуратура заявила, что материалы дела содержат государственную тайну. Из-за этого представители ФБК не смогли заранее ознакомиться с содержанием иска, им обещали позволить сделать это только в день начала слушаний. Следующее заседание по иску назначено на 29 апреля.

В эфире Настоящего Времени политолог Константин Калачев рассказал, почему российские власти так спешат с запретом всего, что связано с Алексеем Навальным.

Константин Калачев о том, как связаны запреты ФБК и предстоящие выборы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:52 0:00

— Сложилось впечатление, что в России какая-то спешка с признанием и запретом всех организаций, связанных с Навальным. Накануне решили даже не ждать решения суда, прокуратура приостановила деятельность штабов. Почему? Куда все спешат? Что происходит?

— Выборы приближаются. Неслучайно прокуратура Москвы обвиняет организации, связанные с Навальным, в том, что под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социально-общественной политической ситуации в интересах, естественно, иностранных международных организаций. Я думаю, что есть серьезные опасения, связанные с тем, что сейчас у нас начнется официально избирательная кампания, регистрация кандидатов. И структура Навального – это инструмент для делегитимации выборного процесса, делегитимации результатов. То есть власть обожглась однажды на протестах Болотной, сейчас Болотную 2.0 допустить не готова категорически.

Я думаю, что есть еще внешний фактор. Условно говоря, чем больше давление на Россию извне, тем больше давление внутри на российскую оппозицию. То есть если торжествует сценарий осажденной крепости, то, соответственно, должна быть пятая колонна, должны быть агенты влияния, и, собственно говоря, силовики зарабатывают бонусы, дивиденды и очки в глазах президента, борясь с этой пятой колонной, с этими агентами влияния.

Фактически российская несистемная оппозиция разгромлена, страх становится основным регулятором общественно-политической жизни. И даже несмотря на то, что последние митинги, кроме Санкт-Петербурга, прошли вполне мирно, но то, что происходило после этого, когда людей стали выдергивать по одному, задерживать, обыскивать их квартиры, возбуждать административные дела, – говорит само за себя. То есть принцип неотвратимости наказания торжествует, просто с некоторой отсрочкой по времени.

А смысл очень простой. Постольку власть считает, что для протестных мероприятий нужны триггеры и лидеры, с триггерами сложнее, условно говоря, понятно, что результаты, которые будут оглашены по итогам выборов, могут кому-то не понравиться, а вот с лидерами бороться можно. [Задерживай] всех, и некому будет заниматься организацией протестных митингов.

— Разве на митингах было столько людей, что можно было бы разрядить хоть какую-то опасность для власти? Чем так опасна деятельность структур Навального?

— В Москве было примерно 15 тысяч человек, по разным оценкам: кто-то говорит больше, кто-то говорит меньше. Но мы же прекрасно понимаем, что это только промежуточный результат. Митинги были в поддержку Навального, а не против неконкурентных и нечестных выборов. И я полагаю, что власть опирается, естественно, в том числе на данные соцопросов. Недавно, кстати, замдиректора "Левада-Центра", кстати, "Левада-Центр" объявлен иноагентом, написал у себя в фейсбуке, что, по их оценкам, количество сочувствующих людей Навальному в России достигает 20%. Так вот власть видит, что эта ниша расширяется, рейтинги власти снижаются, оппозиция приобретает новых и новых сторонников. Да, между протестными настроениями и протестными действиями дистанция огромного размера, да, протестные настроения могут остаться и на кухне. Не все протестно настроенные граждане готовы выходить на улицу – далеко не все. Это понятно, даже судя по последнему митингу: на сайте как потенциальные участники зарегистрировалось 450 тысяч человек.

— Но скажите, можно ли сейчас понимать будущее российской оппозиции? Суд признает деятельность ФБК экстремистской. И что дальше?

— Российская оппозиция превращается в классических диссидентов советской эпохи. Собственно говоря, совершенно очевидно, что возможности легально действовать не будет, хотя будут искать новые формы, новые варианты, новые форматы. Каналы коммуникации, понятно, прежние, хотя и здесь уже возникают дополнительные риски, связанные с тем, что за перепост можно поплатиться весьма и весьма серьезно – минимум штрафом.

Есть серьезная проблема с поиском новых форматов, но вообще я настроен пока пессимистично, я думаю, что скорее мы будем наблюдать возврат в советское время в том смысле, что оппозиция будет либо выдавлена, либо превратится во внутренних диссидентов. Да, можно до сих пор писать в фейсбуке или в твиттере, но что касается любой уличной активности, я думаю, что до сентября-октября этого года с этим все будет очень жестко.

***

19 января Фонд борьбы с коррупцией опубликовал расследование о так называемом дворце Владимира Путина под Геленджиком. Это видео в ютубе посмотрели свыше 116 млн человек. Оппозиционный политик Алексей Навальный оценил резиденцию в 100 миллиардов рублей и назвал ее фактическим владельцем Владимира Путина. Позже владельцем дворца под Геленджиком назвал себя бизнесмен Аркадий Ротенберг. По его словам, он планирует построить на территории дворца "апарт-отель". Сам Владимир Путин, комментируя расследование о дворце, заявил: "Ничего из того, что там указано в качестве моей собственности, ни мне, ни моим близким родственникам не принадлежит и никогда не принадлежало. Никогда".

21 апреля по всей России сторонники политика Алексея Навального, который сейчас находится в колонии, провели акции в его поддержку. По всей России были задержаны 1917 человек. Многих протестующих продолжали избивать и после задержаний, в отделах полиции.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG