Ссылки

Новость часа

Шесть часов в памперсах и раны на лице от респиратора. Московские врачи – о том, как работают с коронавирусными больными


В России уже более 32 тысяч человек заболели коронавирусной инфекцией. Президент Владимир Путин 16 апреля поручил компенсировать больницам все расходы на борьбу с COVID-19. Знаменитый российский врач Леонид Рошаль заявил, что средств защиты пока хватает, медработники максимально обеспечены.

Врачи московских больниц рассказали корреспонденту Настоящего Времени, насколько эффективно сейчас лечат от коронавирусной инфекции, а пациенты – как справляются с заболеванием.

Московские врачи – о том, как работают с коронавирусными больными
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:53 0:00

Тест не показатель

До недавнего времени в Федеральном научно-клиническом центре ФМБА России лечили спортсменов олимпийской сборной или космонавтов. Сейчас он перепрофилирован – здесь лечат COVID-19. Все плановые приемы перенесены на неопределенный срок.

Врачи работают здесь по 12 часов. Кардиолог Василий Финько рассказывает о последствиях такой работы.

"За шесть часов на щеках, на переносице образуются такие "пролежни". Вот сейчас видно, у меня лицо опухшее. После первого дежурства я еще не все понимал, сейчас пластырем все это заклеиваю, плюс мажется мазь специальная – и легче переносится. А первые разы – я потом два дня лечил, были прямо раны".

Василий Финько рассказывает, что некоторые не могут выдержать шесть часов без туалета – приходится надевать памперсы: "Во взрослом состоянии, когда нет нужды и когда приходится это по рабочим моментам делать, это тяжело. Мы шутим, что мы как космонавты".

Кардиолог говорит, что пока в больнице всего хватает: почти каждая палата оснащена индивидуальными кислородными масками, средства защиты тоже есть. Развернуто 400 коек, всего центр способен принять до 1000 человек.

Один из пациентов подтверждает, что работа действительно идет слаженно. "Врачи здесь полностью экипированы: у них одноразовые костюмы, бахилы, перчатки, очки, респиратор и сверху все еще заклеено скотчем, чтобы не было ни одного участка живого тела", – рассказывает Максим Сон. Он лежит здесь с диагнозом "коронавирусная инфекция", хотя первые два теста этого не подтвердили. Мужчина обратился в больницу, когда у него исчезли вкусовые ощущения и обоняние.

Василий Финько на работе
Василий Финько на работе

"Все врачи, все, которые меня принимали в поликлинике, они однозначно говорили, что это COVID-19. Он как раз и поражает белковые структуры этих рецепторов, которые воспринимают запахи и вкусы, у некоторых он поражает их полностью навсегда, на всю жизнь", – поясняет Максим.

Еще одну пациентку этой больницы, Елену Алихашкину, должны были выписать 15 апреля. Результат ее теста оказался положительным, но врачи сочли, что она может продолжать лечение дома.

"У всех взяли мазки в субботу, и вчера мы все узнали результаты: из четырех человек была только я с подтвержденным, остальные пациенты еще ждут, – рассказывает Елена. – Если они отрицательные, то получается, что им заново нужно сдать тест, ведь я могла трех человек заразить".

Департамент здравоохранения Москвы предупреждал о большом количестве случаев ложноотрицательных результатов тестов на COVID-19, а из-за этой неточности есть риск развития тяжелых форм заболевания.

У психолога Александра Колмановского два теста тоже показали отрицательный результат, но он вовремя оказался госпитализирован.

"Единственный достоверный показатель на сегодняшний день – это КТ, компьютерная томография легких, которая показала очаг", – рассказывает Колмановский.

Про важность КТ говорила и заммэра Москвы Анастасия Ракова. Она распорядилась, чтобы в столице заработали 45 центров для диагностики пациентов с подозрением на коронавирус при обязательном условии – эти центры должны проводить компьютерную томографию. Департамент здравоохранения также заявлял, что компьютерная томография – единственный достоверный способ диагностики COVID-19.

Алиса Шимкус, врач платной скорой помощи из Санкт-Петербурга, подтверждает: "У нас тесты не особо чувствительные: сегодня тебе сделали тест – он отрицательный, а через день сделали – и он положительный. И человек лежит [в больнице] как отрицательный, а умирает в итоге с положительным "ковидом".

Анастасию Джмухадзе выписали домой из 1-й инфекционной больницы Москвы, она тоже лечилась от коронавирусной инфекции. Девушку по-прежнему душит кашель, но лечением и персональным подходом врачей в больнице, несмотря на наплыв пациентов, она осталась довольна.

"Начинают лечить сразу. Очень небезразлично относятся к пациентам. Здесь нет такого, что всех лечат под одну гребенку. Всем делают КТ и рентген. Но, как показала практика, рентген не всегда выявляет воспаление легких. КТ [делают] в обязательном порядке – на КТ гигантская очередь, его надо дождаться".

"Ты находишься внутри, пока в тебе нуждаются"

Одна из самых крупных московских клиник, которая теперь борется с COVID-19, – ГКБ №15 имени Филатова. Здесь более 1300 коек. Сергей Собянин открывал перепрофилированный центр лично. Среди прочих отделений здесь также в особом режиме теперь работает родильный дом.

"Представьте женщину, которая должна родить. Роды нельзя отсрочить по времени, это не плановая операция: если они начались, их не остановить и не перенести. Когда у тебя есть подтвержденный анализ, вместо того чтобы рожать в обычном роддоме, тебя везут в медучреждение типа нашего. Встречает команда врачей – в белых костюмах, респираторах, масках. Со стороны это выглядит очень пугающе", – говорит акушер-гинеколог ГКБ №15 имени Филатова Глеб Якунин.

Глеб Якунин
Глеб Якунин

"Мы вынуждены надевать СИЗ [средства индивидуальной защиты] – противочумный костюм, респираторы, маски, перчатки, защиту ног. График работы в зависимости от специализации – от 12 до 24 часов, с перерывом на 30-40 минут каждые шесть часов", – рассказывает Якунин.

К нему и другим врачам сюда привозят рожать женщин с положительными анализом на коронавирусную инфекцию. За день они принимают по 4-5 родов.

"Выйти в зеленую зону возможности нет, и у тебя шесть часов продолжаются семь, восемь и девять, и так далее, в силу технических моментов. Тут уже ты потихоньку начинаешь сдаваться, но деваться некуда, – поясняет Глеб Якунин. – Такой момент: до тех пор, пока тебя не сменят, ты не можешь покинуть красную зону. Каждому врачу – члену команды, бригады требуется время, чтобы попасть из зеленой зоны в красную. До тех пор, пока тебя не сменили, ты находишься внутри, пока в тебе нуждаются".

Пока, по словам доктора, средств защиты в их отделении хватает. Глеб Якунин надеется, что к лету, возможно, количество заболевших пойдет на спад.

"Как бы мы ни пытались защитить сами себя, потихонечку среди коллег начинают появляться случаи болезни – инфицирования, заражения. И тут ты, с одной стороны, пугаешься: ну как же, ты вчера еще только с кем-то прямо рядом был, а сегодня у него температура, все симптомы, и он дома на самоизоляции. Нельзя ни в коем случае допускать панику ни внутри себя, ни внутри своего коллектива, семьи – надо смотреть вперед оптимистично", – считает Якунин.

В Петербурге режим самоизоляции действует с 30 марта. Врач скорой помощи Алиса Шимкус говорит, что с момента начала карантина люди расслабились.

"Если в первые дни как-то люди испугались, стали носить маски, сидеть дома, то сейчас люди снова вылезли на улицу, пошли в хорошую погоду жарить шашлыки, – рассказывает Алиса Шимкус. – Я боюсь, что если они заразятся действительно "ковидом", то попасть в реанимацию у них возможность практически до 60%. И это вне зависимости от того, пожилой человек или нет. Болеют все".

Даже в идеально оснащенных больницах врачи говорят, что если режим самоизоляции будут нарушать, то рано или поздно медикам не избежать неконтролируемого потока заболевших.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG