Ссылки

Новость часа

Человек на карте: заполярные буренки


Деревня Верхняя Пеша находится в Заполярном районе Ненецкого автономного округа. В этом отрезанном от цивилизации месте давно работает ферма, которая обеспечивает молоком несколько окрестных сел. Буренки холмогорской породы, которые на ней живут, были выведены специально для условий российского Крайнего Севера, а труд на ферме полностью ручной. Заведует фермой Анастасия Петровна Окулова. Ей 63 года, и 40 из них она посвятила заполярным буренкам.

"Родители у меня оленеводы, я родилась в тундре, выросла в тундре, – рассказывает Анастасия Петровна. – Потом в интернате училась, а потом в Нижнюю Пешу поехала учиться. В Нижней Пеше закончила 10 классов и поехала в зооветеринарный техникум поступать, в Нарьян-Мар (столица Ненецкого автономного округа – НВ)".

После техникума Анастасию Петровну направили обратно в Верхнюю Пешу, на молочную ферму. Тогда ни она сама, ни кто-либо из ее окружения не думали о том, что это – ее судьба.

"Мы с подружкой поехали. Но я не хотела, как будто не мое было. И даже учительницы мне говорили: это не твое, – вспоминает женщина. – У меня ногти такие были, все маникюр-миникюр. Все удивлялись: ты сможешь или нет работать на ферме, будешь ли?"

"Я и коров-то боялась! Я же с коровами не общалась ни в детстве, ни подростком, нигде", – смеется Окулова.

О маникюре и косметике ей немедленно пришлось забыть. Привыкала к непростому труду и деревенской жизни Окулова несколько лет.

"Мне еще говорили тут женщины: что такое доярки, а ты? Я говорю, ничего, я тоже ругаться научусь", – смеется зоотехник.

До 2013 года Анастасия Петровна работала ветеринаром, а потом стала заведовать фермой. Но начальник она только формально: из-за нехватки специалистов ей до сих пор приходится выполнять обязанности и зоотехника, и доярки:

"Потому что некому доить. Я и свои обязанности те все делаю, и доить надо, потому что нету, нету народу, – жалуется она. – Все, кто работал доярками, ушли на пенсию. Но бывает, позову – так они приходят, дадут выходной. Отпуск вот недавно у меня был с 1 октября: меня отпустила доярка. У нее тоже стаж 35 лет, которые она отработала тут".

Окулова рассказывает, что праздников и выходных у работников фермы нет: утренняя дойка каждый день начинается в половине пятого утра, а вечерняя – в четыре вечера.

"В полвосьмого мы заканчиваем, идем домой, завтракаем, немножко привалимся спать, – рассказывает Анастасия Петровна. – Отдохнем немножко, потом печку надо топить, обед варить, готовить. Пока туда-сюда, в магазин за хлебом в деревню сходим, обед сварим, пообедаем. А в часа три-полчетвертого опять уж думать надо, бежать на работу, уже по новой. С полчетвертого до семи часов мы на ферме, потом в семь приходим домой".

На заполярной ферме Окуловой "трудятся" коровы холмогорской породы: она больше других приспособлена к холодам. Анастасия Петровна говорит, что климат в Ненецком АО в последние годы изменился, стало теплее. И это ощущают не только люди, но и животные: "Они больше лежат: им тоже лень. Тоже чувствуют ленивую погоду", – замечает она.

Никаких автоматических раздатчиков корма или других хитрых аппаратов на ферме нет: "У нас труд все ручной, все вручную у нас, нету механизации, – говорит Окулова. – Только вот доильный аппарат – вот это механизация, а остальное все вручную: сено даем, пашем, машем – все руками, все делается у нас вручную. Молоко носим ведрами, фляги".

Власти уже давно обещают построить в Верхней Пеше новую молочную ферму, оборудованную по современным стандартам. Пока все ограничивается словами, но Анастасия Петровна надеется, что однажды это все-таки случится. Ведь пока жива ферма, по ее словам, жива и деревня:

"Хочу, чтобы деревня жила, чтобы у нас ферма была, – говорит Окулова. – Чтобы уже новенькая была, такая, как сейчас современная, и тепло! Чтобы ходили в беленьких халатиках люди. Но я не знаю, кто раньше упадет: или я, или ферма. Или вместе упадем?"

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG