Ссылки

Новость часа

Вертолетная маршрутка. Кто ее водит и почему не хватает пилотов – рассказывает директор Нарьян-Марского авиаотряда


В Ненецком автономном округе между населенными пунктами фактически нет дорог. Регион находится в тундре. В теплое время года местные жители передвигаются по воде на лодках, зимой, когда встает лед, накатывают зимники, используют снегоходы. Поэтому основной транспорт в НАО – это самолеты и вертолеты. Нарьян-Марский объединенный авиаотряд в год, по статистике, хотя бы раз перевозит каждого жителя столицы региона.

Гендиректор авиаотряда Валерий Остапчук приехал в Нарьян-Мар 35 лет назад. Пережил вместе с предприятием тяжелые 90-е годы и остался. Он рассказывает про особенности работы летчиков в Заполярье и о том, почему, несмотря на высокую должность, продолжает летать.

"Я всю жизнь мечтал быть летчиком. Дважды поступал в военное училище. К сожалению, один раз документы у меня потеряли, второй раз у меня нашли некий дефект зрения: скрытая дальнозоркость. Отслужил в армии, после армии все-таки решил в летное училище снова и поступил в гражданское Кременчугское училище, которое готовило пилотов вертолетов, в 1983 году. В 86-м я его закончил", – вспоминает Валерий Остапчук.

Училище окончил с красным дипломом и как отличник мог сам выбрать место для прохождения службы. Валерий выбрал Петрозаводск, его друг закончил училище с синим дипломом и по распределению попал в Архангельск. Чтобы не оставлять товарища, Валерий вместе с ним поехал в Архангельск, а уже оттуда попал в Нарьян-Мар: "Здесь были деревянные тротуары, двухэтажные деревянные дома, частный сектор. Было неплохое предприятие, оно и сейчас остается таковым. Очень много выполняли "ПАНХовской" работы, это полеты по полярным станциям, перевозка рыбы, мясо. Ну и на геологию работали вертолеты, у нас тоже было около 30 вертолетов. Меня напрягло то, что бытовые условия, конечно, были никакие. Я узнал, что такое "дырка прямого падения".

Валерий вспоминает, что раньше часто приходилось возить рожениц, бывало и так, что роды принимали прямо в воздухе на борту самолета или вертолета. Случалось перевозить и необычных пассажиров: "В советское время, конец 80-х годов, привезли какого-то канадского племенного быка, и мы его из деревни в деревню перевозили. Мы его перевозили, потом улетали. Он отрабатывал, потом мы его перевозили через месяц еще куда-нибудь, оленей возили".

По словам Валерия, в советское время в Заполярье приезжало много пилотов, но они надолго не задерживались. Год службы здесь шел за два, к 35 годам пилоты получали пенсию и уходили. А Валерий решил остаться: "Во-первых, я женился. У меня жена местная. Во-вторых, мне очень нравится эта работа, а работа на вертолетах там, где есть вертолеты. Ну и третье – мне понравилось здесь практически все. Не очень устраивает, конечно, полярный день – полярная ночь. Но рыбалка, охота, ягоды, грибы, есть свои прелести и здесь".

После развала Советского Союза для отрасли наступили тяжелые времена, рассказывает Валерий, многие пилоты ушли из профессии в поисках заработка. Нарьян-Марский авиаотряд оказался на грани банкротства: "Объемы упали, рухнули, я бы сказал так. Потому что, если мы летали больше 20 тысяч часов, мы начали летать три с половиной-четыре тысячи – это серьезное падение. Народ побежал, пытались искать работу. Ну, это было со всей страной так. Объемы упали, выживали кто как мог".

Чтобы хоть как-то прокормить себя, люди собирали грибы, ягоды, ловили рыбу, выращивали картошку.

"Благодаря общим усилиям коллектива, поджались, рассчитались со всеми долгами, в итоге вышли из банкротства. Как сейчас помню, это 1 апреля еще было. И в 99-м пришли нефтяники, тут началась промышленная добыча нефти, ну и закрутилось, – рассказывает пилот. – Мы смогли отремонтировать весь парк, набрать людей, поправить финансовое положение, подлатать, скажем так, наши дыры, которые у нас образовались в 90-е годы. Вполне уверенно сейчас чувствуем себя".

Новое руководство предприятия предложило Валерию стать генеральным директором авиаотряда: "Для меня важно было сохранить коллектив, сохранить предприятие, чтобы оно было вполне успешным, чтобы была достойная заработная плата".

Без воздушного транспорта жизнь в Заполярье представить невозможно. Чтобы не наносить вред природе, в регионе запрещено передвигаться на транспорте по тундре летом, а зимой для этих целей накатывают специальные зимники. Поэтому сообщение между поселками организовано по воздуху. "У меня один знакомый говорит: слушайте, я вот посмотрел на вашу работу, у меня такое ощущение, вы как маршрутка. Зашел человек. Вышел, дальше поехали, следующая остановка, – шутит Валерий. – Огромные ведь расстояния. Люди не должны быть ущемлены, они должны иметь возможность выехать. Кому-то нужно зарегистрировать брак, кому-то нужно пройти какую-то специализированную медицинскую помощь получить, люди в отпуска выезжают".

За год авиаотряд перевозит 25 тысяч пассажиров, доставляет нефтяников к местам добычи, снабжает населенные пункты необходимыми ресурсами. Пилоты вылетают в Баренцево море, чтобы снять с проходящих судов больных, в том числе инфицированных коронавирусной инфекцией. Приходилось Валерию участвовать и в спасательных операциях. За одну из них его в числе первых в стране наградили орденом Мужества.

Несмотря на высокую должность, Валерий продолжает летать. Он признается, что старается каждый месяц летать хотя бы 20 часов, ему нравятся короткие рейсы от поселка к поселку. По его словам, это хорошая тренировка, когда за несколько часов можно совершить порядка десяти взлетов-посадок. "Я понимаю, что мне там год-два, может быть, осталось, максимум три работать. Я через три года закончу все равно летать, – объясняет Валерий. – По состоянию здоровья, по возрасту, зрение уже подсело. Но я понимаю, что омское училище, которое единственное у нас, выпускает пилотов вертолетов, к сожалению, только 80-100 человек максимум в год".

По словам Валерия, сейчас в России осталось около 15 тысяч пилотов, которые выполняют коммерческие перевозки. "Если две тысячи где-то приблизительно – это частные пилоты, то три тысячи – это вертолетчики, и 10 тысяч – это самолетчики, которые работают в различных компаниях. Так вот, если взять возрастной состав вертолетчиков, из трех тысяч где-то две тысячи – это мое поколение, которое старше 50 лет. То есть если через пять лет эти две тысячи человек уйдут, то на смену им придут всего лишь 400 человек, которых еще надо будет учить. И дыра будет, это дефицит уже острый".

Валерий говорит, что неоднократно озвучивал эту проблему и на заседании комитетов Совета Федерации и Госдумы, но реакции властей не последовало: "Дальше будет происходить следующее: дальше каждая компания будет поднимать заработную плату пилотам, чтобы к ним шли. Ну и летчики будут бегать из компании в компанию, где будут больше платить. Это не приведет к хорошему".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG