Ссылки

Новость часа

Почему ученые РАН просят Путина пересмотреть все дела по 228-й


Несколько десятков академиков и ученых Российской академии наук в своем письме, которое они подписали 17 июня, призвали Владимира Путина пересмотреть все уголовные дела по статьям 228, 228.1 и 229 УК, а также "радикально реформировать систему уголовного преследования по делам, связанными с наркотиками". Таким образом они поддержали обращение академика Андрея Воробьева, который 13 июня обратился к президенту с аналогичными требованиями.

Настоящее Время спросило у ученых РАН, почему они приняли такое решение.

Анна Дыбо, лингвист, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН:

Подбрасывание наркотиков это один из наиболее распространенных способов посадки

"Около 30% заключенных сейчас сидят по наркотическим делам. Подбрасывание наркотиков правоохранительными органами – это один из наиболее распространенных способов посадки. Особенного доверия к правоохранительным органам я, как многие российские граждане, не питаю. У меня дочь в 14-летнем возрасте дралась с милиционером, который хотел с ней пообниматься в подъезде. Похоже , что у нас правоохранительные органы часто ведут себя не очень хорошо, пытаясь извлечь выгоду из своей позиции. Например, выполнить план по раскрытиям преступлений за счет ложных обвинений. Такими случаями полнится эфир.

Очень громкое дело Голунова выглядело безобразно по части подготовки обвинения. Это даже с бюрократической части противно. Бумаги надо уметь готовить, а тут белые нитки лезли совершенно из всех швов.

У нас слишком жестокое законодательство, которое слишком плохо различает виды наркотиков. Допустим, за табак у нас никаких репрессий не положено, а табак, как пишут медики, мало чем отличается от гашиша. Однако за гашиш у нас очень жестокие посадки. Хотелось бы смягчения законодательства в этом плане".

Елизавета Бонч-Осмоловская, профессор, доктор биологических наук, член-корреспондент РАН:

Статья 228-я это самый простой способ изолировать неугодного человека и сломать ему жизнь

"Нельзя это все так оставлять. Нужно каким-то образом двигаться, чтобы сломать эту систему, но никаких собственных идей у меня нет. Поэтому я очень обрадовалась, что такой замечательный человек, как академик Воробьев, написал письмо, и хотя бы его поддержала. Это то малое, что смогла сделать.

Постоянно читаю, что статья 228 – это самый простой способ изолировать неугодного человека и сломать ему жизнь. Какое-то действие обязательно нужно от нашего гражданского общества. Хотя бы письмом.

Я хочу добиться пересмотра дел. Читала, что у УВД по ЗАО попросили данные о всех понятых, потому что в деле Ивана Голунова они были подозрительные. Я подумала, что возможно возьмутся за все дела, где были подобные "домашние" понятые. В деле Ивана было так много неувязок. Это заставляет предположить, что все дела такие. Пересмотреть и отпустить невинных людей – это программа минимум.

Николай Гринцер, профессор, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН:

Дело Голунова должно стать поводом для тотального пересмотра дел по этой статье

"Мы в данном случае, каждый по отдельности и все вместе, поддержали то, что высказал коллега. Я лично внимательно следил за делом Ивана Голунова, которое стало абсолютно общероссийским. Оно стало толчком к письму академика Воробьева, когда стало ясно, что с правоприменением статьи 228 есть большие проблемы.

Мне бы хотелось, чтобы государственные органы обратили на это внимание. Я с радостью воспринял новость о том, что готовятся изменения в законодательстве в Госдуме. Происходило много странных событий с этой статьей. По стечению обстоятельств, возможно не случайному, Оюб Титиев был освобожден условно-досрочно чуть ли не в один день с Иваном Голуновым.

Две вещи нужно сделать. Первое – внести изменения в законодательство, чтобы многие вещи стали более четкими и жестко регламентированными, например, понятие "сбыта", и чем оно отличается от "хранения". Я не понимаю, как может быть сбыт, если неизвестно у кого взял, кому и где продает. Смягчение наказания обязательно.

Второе – дело Голунова должно стать поводом для тотального пересмотра дел по этой статье, которые составляют огромную статистическую величину. Если оказывается, что в применении статьи возможны такие очевидные нарушения, то все люди, осужденные по ней, заслуживают того, чтобы к их делу было привлечено новое внимание правоохранительных органов, суда и гражданского общества. Нельзя исключать, что с ними произошло то же самое, что и с Иваном".

Алексей Масчан, профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН:

Когда посадят каждого из тех, кто подкидывает, на 20 лет, я буду удовлетворен

"Это моя давняя позиция, потому что с наркоманией надо бороться совершенно не так, как с ней борются в нашей стране. У нас в основном подкидывают наркотики и вылавливают мелких дельцов. При том что совершенно очевидно крупные наркопоставщики крышуются властными структурами. Именно поэтому я поставил свою подпись, чтобы прекратились репрессии против людей, которые к наркотрафику не имеют ни малейшего отношения. Я против использования наркотиков как средства давления на оппозицию и вообще на кого-либо.

Я в течение 20 лет боролся за либерализацию применения наркотиков в медицинской среде. Это все признаки одной репрессивной политики государства, когда врача могли посадить за неправильно списанную ампулу наркотика или подвергнуть серьезному административному преследованию.

Для меня будет удовлетворительным, когда менты перестанут подкидывать наркотики в любом количестве. Когда посадят каждого из тех, кто подкидывает, на 20 лет, тогда я буду удовлетворен".

Спецкора издания "Медуза", специализирующегося на журналистских расследованиях, задержали в Москве 6 июня. Его обвинили в попытке сбыть наркотики: якобы у Голунова обнаружили несколько граммов запрещенного вещества.

Журналист отрицал свою вину, экспертиза не выявила в крови журналиста следов наркотиков. Следствие ходатайствовало о его аресте, суд постановил отправить Голунова под домашний арест.

Голунов заявил, что получал угрозы в связи с новым расследованием о похоронном бизнесе в Москве.

После задержания Голунова журналисты в Москве и других городах начали бессрочные пикеты в его поддержку, 12 июня провели марш солидарности с коллегой.

После волны протестов журналиста освободили от ответственности в связи с недоказанностью его вины, а дело в отношении него закрыли.

XS
SM
MD
LG