Ссылки

Новость часа

"Они пытаются задавить региональный активизм". Почему активист из Лиды получил самый большой срок за белорусские протесты


Белорусский активист получил 5 лет колонии за участие в протестах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:55 0:00

Белорусский активист получил пять лет колонии за участие в протестах

Активист партии БНФ из Лиды Витольд Ашурок осужден белорусским судом на пять лет колонии. На сегодня это самый большой срок, полученный за участие в протестах после выборов президента Беларуси в 2020 году.

Ашурка обвинили на основании ч. 1 ст. 342 (участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок) и ст. 364 (насилие в отношении сотрудника милиции) Уголовного кодекса Беларуси. Судья также постановил взыскать с активиста в пользу признанного потерпевшим сотрудника правоохранительных органов 1000 белорусских рублей (около 390 долларов) возмещения морального вреда и 81 рубль компенсации стоимости лекарств. По решению суда будут уничтожены конфискованные у Ашурка бело-красно-белые флаги и членский билет партии БНФ.

Суд над Ашурком был закрытым, но поддержать активиста пришли десятки людей. Вначале такое решение было объяснено эпидемической ситуацией, затем –​ "государственной тайной", сообщал правозащитный центр "Весна".

Журналистка и активистка движения "За свободу" Ольга Быковская рассказала Настоящему Времени, чем Ашурок был опасен для властей Беларуси и как его соратники воспринимают приговор.

— Пять лет Витольду Ашурку – сегодня, по-моему, это самый строгий приговор для участника акции протеста в Беларуси?

— Да, к сожалению. Это ужасно, что он получил такой большой срок. Пока такого большого срока еще никому не назначали. Не могу даже сказать, можно ли надеяться, что такого не будет в будущем.

— Вы считаете, что этому всему есть объяснения? Витольд – самый главный протестный активист в Беларуси, раз ему дали самый большой срок?

— Я думаю, что они пытаются задавить региональный активизм еще больше, чем активизм в Минске, потому что это для них [представляет] определенную опасность, потому что в Минске это все-таки сосредоточие в каком-то одном месте, а региональный активизм – практически во всех городах, и его очень сложно контролировать. Поэтому они особо сильно сражаются с региональными активистами.

— Как вы считаете, таким способом удается удачно сражаться с региональными активистами?

— Думаю, что нет, потому что все акции продолжаются. Продолжаются они и в Минске, продолжаются и в небольших городах. Люди выходят, они, конечно, больше думают о своей безопасности, потому что есть риск не только административного преследования сейчас, но и уголовного. Я думаю, что это не сломит и Витольда, потому что он сильный, он знает, что за ним правда, и у него есть поддержка его друзей-активистов, которые с ним вместе работают, и людей из его региона.

— Но при этом Витольд в письме журналистам "Нашей нивы" написал: "Я знал, что окажусь в тюрьме, если наш протест не достигнет своей цели". Можно предположить, что Витольд разочарован в акциях, которые прошли в Беларуси?

— Нет, это не разочарование. Он понимал, что если не будет победы демократии в Беларуси, то режим закрутит гайки и многие активисты, в том числе он, потому что он играл важную роль в протесте в Лиде, могут оказаться за решеткой или получить другие значительные наказания.

— Если летом и осенью можно было наблюдать, как те, кто находятся у власти в Беларуси, находятся в панике, то сейчас можно предположить, что репрессивный режим крепнет и наращивает мышцы. Как вы считаете?

— Я думаю, что и активисты были вынуждены из-за действий властей перейти к другой стратегии, и для властей это все не очень легко, потому что силовики устали, им тоже сложно выдерживать такой ритм. Они не нашли эффективной стратегии борьбы с децентрализованными акциями. Я не думаю, что это успех властей Беларуси. Я думаю, что борьба продолжается и есть большие шансы на победу.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG