Ссылки

Новость часа

$130 тысяч на всю страну, без лекарств и оборудования. Как в Кыргызстане решают проблему онкологии


Как в Кыргызстане решают проблему онкологии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:16 0:00

В Кыргызстане, согласно данным Национального статкомитета, ежедневно 15 человек узнают о том, что больны раком, всего в стране официально более 26 тысяч людей с онкологическим заболеванием. Глава фонда "Помогать легко" Динара Аляева в эфире программы "Азия" рассказала, как в Кыргызстане решают проблему онкологических заболеваний и какую помощь оказывает государство.

— По статистике, с каждым годом людей, болеющих раком, становится все больше. А больше ли помощи таким больным со стороны государства?

— Судя по детской онкологии и тем данным, которыми я обладаю, что вплоть до 2014 года финансирование детской онкологии – это было 1,5 млн сомов в год (около $25 тысяч). Это ничтожно мало, я бы сказала, преступно мало. С 2014 года благодаря активной адвокации и защите прав пациентов, с помощью журналистов мы смогли добиться, достучаться до небес – до правительства, и с каждым годом финансирование детской онкологии увеличивается. На 2018 год уже из Фонда высоких технологий было выделено 9 млн сомов (около $129 тысяч) на химиопрепараты.

Однако во взрослой онкологии дела обстоят намного, намного хуже. Очень долго в стране существовал закон о бесплатной медицинской помощи онкобольным. Он был на словах, не было ни одного механизма, который бы обеспечивал эту бесплатную помощь. То есть закон был, но больные должны были все равно все оплачивать.

— Допустим, человек узнает, что у него рак. На какую бесплатную помощь от государства он сегодня может рассчитывать? Конечно, многое зависит от стадии заболевания, но тем не менее.

— На бесплатную помощь от государства могут теперь претендовать только дети до 18 лет. Для взрослых бесплатную помощь отменили в 2018 году.

— Как обстоят дела с доступом к лекарственным препаратам? Многие кыргызстанцы едут в другие страны, потому что здесь лекарств просто не купить.

— Абсолютно верно. Кыргызстан – достаточно маленький рынок для фармацевтических компаний, и коммерческой выгоды этот рынок не представляет. Поэтому регистрация лекарств проводится очень тяжело, путем таких активистов, которые работают в области онкологии и защиты прав пациентов.

Лекарств нет, и это бич нашего времени. Даже по детской онкологии я могу сказать, что несмотря на то, что выделяются деньги, иногда купить лекарства в стране невозможно.

— В Кыргызстане до сих пор нет необходимого оборудования для лечения рака, а та техника, что имеется, морально и физически уже давно устарела. Что вы об этом можете сказать?

— Дело в том, что в 2016 году, когда правительство отказалось покупать линейный ускоритель и позитронный эмиссионный томограф, который необходим для онкологии, наш фонд начал кампанию по сбору на линейный ускоритель. Во время этого сбора мы вели очень активную advocacy-кампанию вместе с правительством, пытались найти гранты. И в 2017 году такой грант был найден – около $7 млн выделила местная горнорудная компания. Как раз сегодня объявлен победитель тендера, полтора года этот тендер шел.

Средства, которые были собраны в ходе кампании нашим фондом, еще не истрачены и находятся на счетах фонда, так как на круглом столе было решено направить эти деньги на улучшение качества диагностики. И сейчас мы ищем возможное оборудование, которое мы могли бы купить на эти деньги. Всего было собрано $60 тысяч.

— Вы также работали по проекту оказания паллиативной помощи, вы открыли в стране детский хоспис, вы помогаете людям, которые знают свой необратимый диагноз. Есть мнение, что таким людям уже не нужно помогать. Почему это не так?

— Даже умирающий человек является гражданином этой страны. И правительство обязано предоставить помощь этому человеку.

Паллиативная помощь – это абсолютный показатель отношения правительства к своим гражданам. Если ее нет – значит, нет адекватной помощи медицинской, значит, это неуважение прав человека и прав пациента.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG