Ссылки

Новость часа

"Эта спецоперация провалилась". Эксперт о попытке белорусских властей выдворить Колесникову в Украину


Где сейчас находится один из лидеров белорусской оппозиции Мария Колесникова, до сих пор неизвестно. Накануне Колесникова не дала вывезти себя из Беларуси. Ее соратники, пресс-секретарь Координационного совета Антон Родненков и исполнительный секретарь КС Иван Кравцов, сейчас находятся в Киеве, куда они уехали под давлением силовиков. Позже на пресс-конфренции они рассказали подробности попытки выдворить Колесникову в Украину.

О спецоперации белорусских силовиков мы поговорили с социальным аналитиком Андреем Шуманом:

"Абсолютно криминальная история". Эксперты о попытке выдворить из Беларуси Марию Колесникову
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:21 0:00

— Очень интересно, что и Иван, и Антон говорили, что одна из главных задач власти была – показать, что оппозиционеры бегут из страны. Об этом же буквально говорит сам президент: "По газам не получилось". Как вы думаете, вообще кого-то эта версия может еще устроить?

— Была спланирована спецоперация достаточно масштабно. Дело в том, что и много сотрудников было вовлечено в спецоперацию, были задержаны неизвестными трое фигурантов этой истории, включая Марию Колесникову. И конечно, все было продумано так, чтобы ударить, во-первых, по самому Координационному совету, чтобы его ослабить, поскольку это три достаточно важных фигуранта для этого совета. Мария Колесникова – вообще один из главных, наверное, ньюсмейкеров Координационного совета. Это был первый повод. Второй повод – использовать это для пропаганды, что Координационный совет – это такие несамостоятельные слабые люди, которые сейчас пытаются как тараканы разбегаться.

Но эта спецоперация провалилась. И здесь, конечно, нужно отметить, что в провале этой операции сыграли роль все трое. Это не только то, что Мария Колесникова мужественно порвала паспорт, вылезла из машины и отказалась пересекать границу, но это и достаточно мужественный поступок двух других участников этой истории, которые дали по газам, действительно, и скрылись. Потому что если бы их задержали, то историю бы переписали, история бы не стала публичной. То, что они оказались все-таки за границей, в Киеве, имели возможность дать пресс-конференцию, рассказать реальную подоплеку, эта спецоперация с треском провалилась.

И это уже не первый такой провал, одним из очень мощных провалов был арест Тихановского, который вызвал, скорее, смех у общественности и даже на международном уровне. И точно такой же сейчас колоссальный провал, который очень сильно ослабит переговорные позиции Лукашенко. И здесь еще важный момент: по отношению к этим троим фигурантам был фактически совершен целый ряд уголовных деяний, поскольку похищение людей является уголовной статьей.

— Если мы верим тому, что было сказано во время пресс-конференции, это достаточно криминальная история.

— Да, абсолютно криминальная история. И конечно, это должны оценивать юристы. Но очень странно то, что спецслужбы имеют возможность делать такие акции, которые, конечно, не соответствуют законодательству, поскольку любой арест должен осуществляться в рамках законодательства. То есть должны быть предъявлены какие-то конкретные обвинения, есть конкретный правовой механизм допроса, который должен включать и присутствие адвокатов, и прочее. Поэтому здесь очень много вопросов.

Конечно, сложно говорить только со слов на той пресс-конференции, которую мы послушали. Но я скажу так: если мы видим две версии – версия, озвученная Лукашенко, и сейчас на пресс-конференции, – больше доверия, конечно, к той версии, которая была на пресс-конференции. Она более логичная, последовательная. Поскольку ситуация, что они якобы собирались где-то там сами в своих квартирах, чтобы ночью выехать, не соответствует фактическим свидетельствам. Потому что есть свидетельства, что Марию Колесникову именно задержали, и задержали брутально – посадили в автобусик.

— И, опять-таки, все члены Координационного совета, и Мария Колесникова прежде всего, неоднократно повторяли, что они бы хотели оставаться и продолжать свою деятельность именно в Беларуси. Понятно, что присутствие Марии Колесниковой в стране – это такая принципиальная позиция, и ее появление на всех акциях очень сильно поднимало какой-то боевой дух тех людей, которые продолжали выходить на улицы Минска и других городов. Насколько разумно было с ее стороны остаться в стране и не грозят ли ей какие-то сейчас более страшные вещи, чем депортация?

— Я очень опасаюсь и за здоровье Марии Колесниковой, и за ее будущее. Конечно, она сейчас очень сильно рискует, она и раньше рисковала, потому что была уже очень много месяцев лицом альтернативы. Я бы, кстати, не называл все это движение оппозицией, поскольку оппозиция – изначально это что-то малочисленное, а альтернатива или даже движение, конечно же, охватывает уже большую часть общества. И она стала фактически такой иконой, лицом протестных настроений. Конечно, она сама понимает ответственность за то, что она стала такой иконой. Поэтому старается уже действовать в соответствии со своим образом, даже если где-то и страшно – преодолевать страх.

Тут еще можно заметить, что, может быть, сыграло свою роль, что она человек творческий, музыкант. Творческие люди могут быть более увлечены сферой идей, сферой каких-то идеальных проектов и меньше обращать внимание на какие-то земные проблемы. Потому что очень сложно представить каждого из нас в этой ситуации, смогли бы мы идти до конца, отказаться от вынужденной миграции. Это очень сильный шаг с ее стороны.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG