Ссылки

Новость часа

"Молчать я не буду". Елизавета Сурначева – о статусе "иноагента"


Минюст России внес в реестр СМИ – "иностранных агентов" три организации и девять человек, в том числе автора и редактора Настоящего Времени Елизавету Сурначеву.

Вот как наша коллега прокомментировала это решение Минюста:

Редактор Настоящего Времени – о статусе "иноагента"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:46 0:00

— Прежде всего я не согласна с самим фактом существования такого закона, который позволяет признавать "иноагентами" физических лиц, средства массовой информации, некоммерческие организации. Я считаю, что этого просто не должно существовать в цивилизованном мире.

Второе – даже если принять то, что какой-то подобный закон существует, по любой человеческой логике он должен быть направлен на ловлю шпионов, действительно тех, кто занимается подрывом государства и всего остального на иностранные деньги. Я ни тем, ни другим не являюсь.

— Что ты сейчас собираешься делать?

— Для начала я поговорю с юристами, поговорю с бывшими и нынешними коллегами, которых уже признавали в таком статусе, узнаю, что надо делать, что мне грозит и чем надо заниматься. И в зависимости от этого буду действовать.

— Согласна ли ты с утверждением пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова о том, что, по его мнению, статус "иноагента" не помешает работе журналиста?

— Нет, конечно. Это полный бред. Если Дмитрий Сергеевич так считает, я бы посоветовала ему самому приобрести этот статус, добровольно повесить на себя эту плашку и посмотреть, насколько это будет не мешать ему жить. Насколько ему понравится отчитываться перед людьми о каждой своей совершенной покупке, о каждых колготках, или что там любит покупать Дмитрий Песков.

— Знаешь ли ты кого-то лично из тех, кого внесли в СМИ – "иностранных агентов", сегодня?

— Я знаю очень много людей из тех, кто был признан "иноагентами" раньше, из тех, кто был признан сегодня. Там есть и мои бывшие коллеги, как, например, Андрей Захаров, который сейчас работает на BBC, мы с ним недолго вместе работали в "Проекте", и на BBC мы с ним тоже вместе работали. Я знаю Даниила Сотникова, с которым мы также работали вместе в "Проекте" и на "Дожде". И я могу сказать, что это прекрасные журналисты, честные люди и они, конечно, не должны иметь никакого такого статуса.

— Как ты думаешь, почему вы все попали в этот список?

— Если честно, у меня нет никаких догадок, потому что мы до сих пор не знаем четкого обоснования ни одного из принятых решений по внесенным в статус "иноагента". Никто ничего не объясняет, никто не предупреждает самих людей, почему их признают "иноагентами", не предупреждают СМИ.

Я просто не знаю, как эти люди работают. Я не понимаю, что они физически делают: гуглят меня и ищут: "Елизавета Сурначева иностранное финансирование"? Или они просто гуглят всех, кто, например, был связан с "Проектом"? "Так, кто еще работал в "Проекте"? О, Даня Сотников, точно. Вот кого мы забыли. А еще полтора года назад там работала Елизавета Сурначева. Вот точно, кого мы забыли". Наверное, они действуют как-то так. Или они смотрят какие-то уставные документы, хотя я ни в каких уставных документах не присутствовала. Или просто у них есть какой-то тайный список врагов народа, про который мы не знаем, и они просто постепенно по этому списку признают. Подготавливают документы по десяти, потом еще по десяти – и еще сколько-нибудь признают. Я не знаю, как это работает.

Многие из тех, кого признали "иноагентом", все еще остались в России и продолжают работать в России. И издания, которые признавали "иностранными агентами", включая издание, в котором мы сейчас находимся, продолжают вещать на территории России и работать в России. Так что да, это усложняется, но полностью это деятельность не ограничивает.

Я думаю, что людям, которые принимают подобные решения, на самом деле все равно, где я буду находиться. Им нужно, чтобы везде была эта устрашающая плашка, им нужно было, что в широких массах люди понимали, что "ай-яй-яй, нельзя", что ничего вообще сказать нельзя, кроме того, что "Путин велик и пусть правит вечно". И это их глобальная цель. А буду я сидеть молчать в России, буду я молчать за рубежом – это уже без разницы.

Но молчать я не буду.

"Я хочу иметь возможность вернуться в России не для того, чтобы сесть в тюрьму", – добавила Елизавета Сурначева в эфире программы "Утро":

Закон об "иностранных агентах" российские власти приняли в 2012 году, включив сначала в этот список только некоммерческие организации, получающие финансирование из-за рубежа. Большая часть НКО, которые чиновники пытались объявить или объявляли "агентами", предпочли закрыться или отказаться от иностранных грантов. Сейчас этот статус среди прочих имеют Фонд борьбы с коррупцией, созданный оппозиционером Алексеем Навальным. Российские правозащитники считают закон способом давления на "неугодные" организации.

Закон о СМИ –​ "иностранных агентах" в России был принят в 2017 году. После этого российские власти признали "иноагентами" Радио Свобода, Голос Америки, телеканал "Настоящее Время", телеканал "Дождь" и многие другие независимые издания, а также десятки журналистов.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG