Ссылки

Новость часа

"Единственный вариант – прийти и испортить бюллетени". Депутат Сергей Иванов – о последствиях законопроекта о выборах в Думу


Депутаты Госдумы в первом чтении приняли законопроект, запрещающий лицам, причастным к деятельности экстремистских организаций, избираться в нижнюю палату парламента. Он коснется в первую очередь соратников политика Алексея Навального и тех, кто делал пожертвования его структурам, – Мосгорсуд рассматривает иск о признании его организаций экстремистскими. Несмотря на это, голоса против законопроекта были: за проголосовали 293 депутата, против — 45, воздержались от голосования двое.

Одним из тех, кто громко выступил против законопроекта, был депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Иванов. "Вы только вдумайтесь: жулик и вор может стать депутатом Госдумы, а человек, который опубликовал о нем [расследование], уже не имеет права это делать. Вы вообще какое государство строите, коллеги? – заявил он в своем эмоциональном выступлении. – Это закончится тем, что когда-нибудь, к сожалению, мы увидим, что в мусорных баках будут людей топить, как на Украине. А все потому, что вы думаете, что так вы делаете лучше для себя. Если революционеры в 1917-м, до 1917-го года взрывали, убивали, топили буржуев, то это потому, что эта ненависть выплескивалась. Вы сейчас эту ненависть загоняете, и она потом выплеснется. Не дай бог, чтобы кто-то из вас под нее попал. Я вам этого не желаю".

В эфире Настоящего Времени Сергей Иванов рассказал, почему, на его взгляд, был принят этот закон и что можно сделать, чтобы независимые депутаты смогли на выборах пройти в парламент.

– Почему вы думаете, что в России все-таки будет так, как в Украине, и депутаты, как вы говорите, окажутся в мусорных баках?

– Это закон природы. Любое действие имеет противодействие. Это не наше изобретение. То, что сейчас говорят, что этого никогда не было – после революции был так называемый закон о лишенцах. Помните, еще Остап Бендер Кису Воробьянинова лишенцем называл? То есть избирательных прав были лишены определенные граждане, которые принадлежали к сословиям, не относящимся к рабочим и крестьянам. Та же самая ситуация была и в странах Восточной Европы после развала Варшавского договора, когда так называемая люстрация, или как она еще по-другому называется, когда лицам, которые состояли в коммунистических партиях Польши, Венгрии, Румынии – стран соцлагеря, запрещали везде работать, баллотироваться и так далее. На Украине пошли еще дальше, вы помните те кадры, когда этих чиновников засовывали в мусорные баки за то, что они состояли в партии Януковича.

Мы долго запрягаем, но быстро ездим. Мне очень не хочется стать свидетелем подобной ситуации, но то, что делает нынешний состав Госдумы, к сожалению, заставляет меня предполагать, что так и случится.

– Вы в своей речи так и не сказали фамилию Навального, но из ваших слов это в принципе понятно. Почему сейчас "Единая Россия" вдруг испугалась и принимает эти законы, хотел бы я вас спросить?

– Я не считаю, что это как раз против Навального. Они принимают целый комплекс мер по всем статьям. Они устанавливают уголовную ответственность за разглашение сведений про силовиков, они устанавливают ответственность за слив данных о том, что кому-то назначена какая-то там охрана государственная, и так далее. То есть они, видя события в Беларуси, в других странах, просто подстраховываются по всем фронтам. Что бы там Соболь ни говорила, понимаете, им проще ее просто не зарегистрировать, как уже было. И даже если придут граждане и будут говорить: "Это моя подпись", они скажут: "Нет, вот есть решение эксперта, это не ваша подпись". Для этого не нужно признавать Навального или другую организацию экстремистской организацией. У нас же до смешного доходило: рисунки Васи Ложкина признавали экстремистскими, понимаете – ну бред сивой кобылы.

Они могут не зарегистрировать: могут снять с предвыборной кампании, обвинив в подкупе, могут подделать бюллетень – все что угодно. Поэтому я не думаю, что это именно против Фонда борьбы с коррупцией. Под эту лавочку может подпасть кто угодно, как были законопроекты по поводу нежелательных организаций. Что такое нежелательная организация? Это генпрокурор по свистку из, допустим, Министерства иностранных дел принял решение, отнес в Минюст, в Минюсте написали: "Эта организация нежелательная, за сотрудничество с этой организацией ты получаешь четыре года лишения свободы". Вот и все, понимаете.

– Вы говорите, что это может пойти дальше, не против Навального, но тем не менее нет ли у вас опасения, что применение этого пока еще законопроекта будет максимально широким, под него подпадут в том числе те, кого поддерживает "умное голосование"? Все-таки сайт Навального, где публикуют сильных кандидатов, то есть цель этого сайта – выбирать тех, кто не из "Единой России". И как мы помним, на региональных выборах было очень много коммунистов.

– Под этот законопроект, будущий закон может подпасть кто угодно. Там же четко написано, что не только вы состояли в этой организации, но или оказывали какие-то услуги, или сотрудничали с этой организацией. То есть сотрудничество в рамках, допустим, того же "умного голосования" может посчитаться, что вы сотрудничаете с организацией, которая признана экстремистской, и так далее.

Еще раз говорю, я ничего не опасаюсь, просто я вижу, что, как говорил Козьма Прутков, "при звоне военной амуниции как презренны все конституции". То есть после этих поправок к Конституции всем юристам можно переквалифицироваться в управдомы, потому что говорить о том, что у нас есть Конституция, что она действует, что есть кто-то, кто следит и гарантирует ее соблюдение, уже абсолютно невозможно, потому что этого нет.

И сейчас вы видели, кадры показывали: люди спят в зале, сидят, в телефонах ковыряются – им абсолютно наплевать. Таким образом они просто освобождают себе поляну. Вы не должны, грубо говоря, подкупать избирателей – придет три-четыре человека в избирательную комиссию и скажут: "Мы свидетели, он нам предлагал", и вы ничего не докажете, и вас снимут с выборов, и все. Для этого даже не надо вас объявлять экстремистской организацией.

Кого коснется законопроект о запрете избираться в парламент причастным к экстремистским организациям
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

– Что бы изменилось, чисто теоретически, если бы хоть один, несколько независимых депутатов прошли, например, одномандатниками? В этой Думе есть два одномандатника, которые не вошли ни в одну фракцию: одного мы в принципе не видим, второй голосует ровно так, как голосует "Единая Россия".

– У нас сейчас, к сожалению, патовая ситуация. Ничего абсолютно не изменится. Вот абсолютно ничего. Патовость ситуации состоит в том, что до выборов допустят только тех, кого захотят допустить. Это аксиома. Других не допустят. Если даже будет несколько человек, которые прошли сами, они погоду не сделают.

Вы сами прекрасно понимаете, что для принятия закона нужно 226 голосов. Поэтому никакая партия, которая что-то сделает против нынешнего курса, не пройдет в Госдуму. Никакие депутаты, которые настолько одиозные, что они будут что-то делать, тоже в Госдуму не попадут. И "умное голосование", "неумное голосование", голосование не за "Единую Россию", а за ЛДПР, за коммунистов, за "Справедливую Россию" результата не принесет. В данной ситуации выборы состоятся, как говорится, при любой погоде. Даже если 90% на выборы не пойдет, а проголосуют только члены избирательных комиссий, выборы будут признаны состоявшимися.

Единственный вариант – это всей толпой прийти и, поскольку у нас нет графы "против всех", испортить бюллетени. Вот это нам не запрещено. И таким образом у нас будет недействительных бюллетеней 90% и 10% бюллетеней за какие-то партии. И тогда и вся страна, и весь мир увидит, что граждане России этому парламенту, этому качественному составу просто не доверяют. И с ним уже можно не считаться, потому что что вы хотите – 90% испортили бюллетени в знак протеста.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG