Ссылки

Новость часа

"Проект" – "нежелательная организация". Что будет с изданием, журналистами, читателями и благотворителями


Издание "Проект" признали в России "нежелательной организацией". Журналистов "Проекта" и "Открытых медиа" внесли в список "иноагентов".

"Проект" писал о предполагаемой третьей дочери Владимира Путина, о возможной второй жене Рамзана Кадырова, о работе "ЧВК Вагнера" в Африке и деятельности Евгения Пригожина. Последним их громким расследованием стал материал о министре внутренних дел России Владимире Колокольцеве. В день выхода материала к главному редактору Роману Баданину и другим журналистам пришли с обысками. Теперь, после признания "нежелательной организацией", "Проект" должен прекратить работу в России, счета издания блокируются. За сотрудничество с нежелательной организацией грозит уголовная ответственность вплоть до четырех лет тюрьмы. Еще жестче наказание руководителям – до шести лет.

Медиаюрист Галина Арапова в эфире Настоящего Времени рассказала, что угрожает журналистам "Проекта", а также тем людям, кто читает издание, публикует на него ссылки в соцсетях, делает пожертвования в адрес издания.

Медиаюрист Галина Арапова объясняет, что будет с изданием "Проект", журналистами и читателями
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:13 0:00

– Сейчас все публикуют заголовки о том, что издание "Проект" признали нежелательной организацией. Но если быть дотошными, то нежелательной признали американскую компанию Project Media, насколько я понимаю. Есть ли разница в этих двух заголовках, так скажем?

– Да, безусловно, разница есть, потому что если мы смотрим педантично на то, что является редакцией средства массовой информации, то, безусловно, "Проект" не зарегистрирован в России как средство массовой информации в "Роскомнадзоре". Американское юридическое лицо, внесенное в реестр нежелательных организаций (Project Media, Inc. – НВ), не является ни издателем, ни редакцией, ни владельцем доменного имени "Проекта", поэтому здесь связь достаточно эфемерная. Каким образом генеральный прокурор эту связь установил, как они будут ее пояснять – наверное, нам предстоит это услышать и увидеть, если они посчитают это нужным объяснить самому "Проекту", самим журналистам, работающим в этом издании, и обществу.

На данный момент мы знаем только одно: американское юридическое лицо с одноименным названием включено в реестр нежелательных организаций и ряд журналистов, работающих и создающих журналистские расследования, включены индивидуально как иностранные СМИ, иностранные агенты аналогично статусу "Медузы", Vtimes и Радио "Свобода" и Настоящего Времени.

– Вы абсолютно правы. Если продолжать разговор про нежелательную организацию, не про журналистов-"иноагентов", именно про нежелательную организацию, статус американской компании Project Media как-то угрожает на данный момент журналистам "Проекта"?

– Формально, если они не являются работниками данной организации, никаким образом с ней не сотрудничают, то нет. Если у них есть какое-то сотрудничество и они его прервут, то тоже нет. Поэтому в данной ситуации, скорее, больше это угроза в отношении не журналистов, а в отношении контента, который они все это время создавали.

Мы помним, что "Открытая Россия" Михаила Ходорковского и организация, созданная в Великобритании, зарегистрированная там, была также включена в реестр нежелательных организаций, но репрессиям подвергались сотрудники "Открытой России" в Москве и люди, сотрудничающие с "Открытой Россией" московской, российской, с российским юридическим лицом, о чем неоднократно говорил Пивоваров. Поэтому эту связь юридически не прощупаешь, я бы даже сказала, что ее юридически нет. Тем не менее это не останавливало сотрудников правоохранительных органов от составления административных протоколов и даже привлечения к административной ответственности Шевченко, как мы помним [Анастасия Шевченко – активистка из Ростова-на-Дону, в феврале 2021 года приговорена к 4 годам условно по делу о "нежелательной" организации].

– Какие могут быть последствия для читателей "Проекта", для его аудитории? Можно ли репостить, можно ли ссылаться, например, нам как журналистам, можно ли донатить – как это все будет устроено?

– Вопрос по поводу донатов сложный, потому что я не знаю, каким образом организованы донаты у "Проекта", на какое юридическое лицо эти деньги собираются. Если на то американское, то нет, нельзя, если на другое, то да, можно. Я думаю, что "Проект" в ближайшее время самостоятельно скажет, что будет с возможностью поддержать их в этой сложной ситуации.

То, что касается репостов и других возможностей распространения их контента, то здесь все будет зависеть на самом деле от того, каким образом власти будут рассматривать, будут ли они рассматривать публикации "Проекта" на сайте proekt.media как материалы, созданные американским юридическим лицом. По российскому законодательству у нас установлен запрет на распространение информационных материалов нежелательных организаций. Вот здесь на самом деле большой юридический вопрос.

– Роман Баданин когда пишет в фейсбуке, что "Проект" продолжит работу, не бравирует, а действительно, видимо, говорит о некотором юридическом несоответствии, которое удалось найти.

– Посмотрим, какое стратегическое решение примет команда "Проекта", поскольку, как вы понимаете, всегда можно найти возможность продолжать свою профессиональную деятельность, пока у тебя рот не заклеен, условно говоря.

Чем занималось издание "Проект"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:35 0:00

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG