Ссылки

Новость часа

"Мы живем как в "Скотном дворе" Оруэлла". Дальнобойщика из Минска приговорили к семи годам колонии усиленного режима


Дмитрий Дубков

Суд в Минске приговорил 29-летнего дальнобойщика Дмитрия Дубкова к семи годам лишения свободы в колонии усиленного режима по совокупности наказаний: на шесть лет – по ст. 214, на пять – по ст. 293. Именно такое наказание и просила прокурор.

В ночь на 11 августа во время акции протеста Дубков по просьбе незнакомых людей перегородил автомобилем дорогу. Его обвинили в краже транспортного средства, совершенной с применением насилия либо с угрозой его применения (ч. 3 ст. 214), и участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 293). Он – единственный обвиняемый по этому делу. С 15 августа находится под стражей. О судебном процессе подробно рассказывает правозащитный центр "Весна".

Что произошло

Во время судебного процесса Дмитрий Дубков рассказал, что в тот день они с друзьями пошли посмотреть на происходящее на улицах города. Он не знал, что акция не санкционирована.

На улице кто-то из толпы спросил, умеет ли кто управлять машиной МАЗ, и Дубков откликнулся. Он увидел, как какой-то человек стоит на ступеньках машины и разговаривает с водителем. Чуть позже неизвестный отдал ему ключи и сказал, что "машина наша". Дубков решил помочь, чтобы заблокировать движение сотрудникам силовых структур: движение транспорта уже было заблокировано ими самими.

"Сел, завел, посигналил, чтобы никто не попал под колеса – с целью предупредить и избежать ДТП, повернул налево и остановился", – рассказывал на суде Дмитрий Дубков. По его словам, какие-то люди кричали и предлагали ему разогнать МАЗ в сторону силовиков. Он понял, что его подстрекают на нечто большее, чем "перегнать машину", и не стал в этом участвовать. После того как развернул МАЗ поперек дороги, остановил его, протер руль, отдал ключи тому парню, от которого их получил, нашел друга и вернулся туда, откуда с ним приехал.

Водитель МАЗа Виктор Новодворский на суде рассказал, что в тот вечер люди заблокировали движение и он не смог проехать. Несколько человек стали требовать от него поставить машину посреди дороги, угрожали предметом, похожим на пистолет, затем заставили его вылезти, забрали ключи от МАЗа. Новодворский видел, как обвиняемый (Дубков) оглядывался в кабине, но не видел его во время движения. Водитель МАЗа отметил, что Дубков не нанес ущерба – это сделали те, кто угрожал ему, поэтому к обвиняемому он не заявлял иск, хотя родственники Дубкова и предлагали ему помощь и готовы возместить ущерб. Они также выплатили компенсацию в размере 300 рублей.

Обвинение считает, что Дмитрий Дубков понимал, что участвовал в массовых беспорядках, его действия были преднамеренные: когда он покидал машину, стер свои отпечатки пальцев. Преступление было совершено группой лиц по "внезапно возникшему предварительному сговору". Прокурор посчитала вину Дмитрия Дубкова доказанной и запросила семь лет лишения свободы в колонии усиленного режима, а также запросила ходатайство о взыскании с обвиняемого 21 861 рубля ($8325) в пользу Минсктранса.

Адвокат Дубкова считает квалификацию неправильной, так как ни один потерпевший не видел насилия, а угроза насилия и предварительный сговор не доказаны: водителя искали в толпе, предварительное распределение ролей отсутствует. По обвинению о массовых беспорядках вина Дубкова также не доказана, считает адвокат: Дубков ничего не уничтожил, не создал никаких угроз, а создание препятствий на дороге не является квалификационным признаком по этой статье. Адвокат подчеркнул, что пострадавшие не имеют претензий.

Последнее слово

Дмитрий Дубков вину не признал. Выступая 2 февраля с последним словом, он сказал, что подобное недопустимо в правовом государстве: "Меня полгода держат в плену".

"Настал день, когда я сожалею, что я не оратор. Мы живем как в сказке – "Скотном дворе" Оруэлла. Мне хотелось бы увидеть потерпевших и извиниться перед ними за то, что случилось с ними в ту ночь.

Статью 214 я воспринимаю как оскорбление: я профессиональный водитель, мне известно, что такое насилие и агрессия за рулем, поэтому совершить подобное значило бы для меня предать самого себя.

Желал ли я завладеть транспортом? Нет, меня не было в момент совершения преступления. Это дело случая и соответствует ст. 26 УК о невиновном причинении вреда. Я не отрицаю, что перегнал автомобиль, но видеозапись показывает, что руководителя у этой группы не было. А согласно ст. 16 о соучастии, использование лица, которое не догадывается о его участии, влечет ответственность того, кто управляет им. Я взял ключи у человека, перегнал автомобиль по его просьбе и вернул его ключи. Кто в ту ночь был с пистолетом и его мнение меня мало интересовало, как и предложение въехать в ОМОН.

Я отказался от совершения преступления. Я вытер отпечатки, да, я это сделал – после поступившего предложения. Я видел кордон ОМОНа и действовал спонтанно. Был угон? Не было. Была группа лиц? Нет. Доказано? Нет. Это доказывает видеозапись", – приводит его выступление "Весна".

По поводу обвинения о массовых беспорядках Дубков сказал, что их не было: "Ни одного пункта массовых беспорядков из УК не было".

В конце своей речи Дмитрий Дубков заявил, что не согласен с результатами выборов, так как "государство действует в интересах одного лица и соглашаться с ними глупо, я не понимаю, почему это происходит. Сейчас сотни сидят ни за что, и они находятся в плену у одного человека, который заявлял о своих преступлениях".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG