Ссылки

Новость часа

"Сложно представить последствия". Как политический кризис в Беларуси повлияет на экономику


Забастовка на "ГродноАзот", 19 августа 2020 года

В Беларуси с 17 августа по всей стране проходят забастовки на предприятиях. Их участники требуют проведения честных выборов, освобождения политзаключенных и наказания силовиков, которые издевались над задержанными на протестах после выборов президента.

Забастовки начались массово, некоторые предприятия полностью остановили производство. Сам Лукашенко 17 августа появился на Минском заводе колесных тягачей, чтобы встретиться с рабочими. Ему в ответ кричали: "Уходи!" После этого он поручил правительству "оказать поддержку руководителям предприятий в попытках справиться с забастовщиками", в том числе поддержать их решения о массовых увольнениях.

С того момента белорусские власти оказывают на руководителей стачкомов сильное давление, те боятся остаться без работы и денег. Пресс-секретарь стачечного комитета "Беларуськалия" Глеб Сандрас считает, что по этим причинам активное протестное движение на предприятиях стихает или уходит в подполье.

Пресс-секретарь стачечного комитета "Беларуськалия": "Власть копает себе яму еще глубже"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:52 0:00

Ощутила ли белорусская экономика потери за эти две недели протестов и частичных забастовок на предприятиях и сможет ли правительство Лукашенко справиться с этим глубоким экономическим кризисом, в эфире Настоящего Времени рассказал Дмитрий Крук, старший научный сотрудник Исследовательского центра BEROC.

Экономист о ситуации в Беларуси: "Проблемы в финансовой сфере – это лишь первые ласточки"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00


– Ощутила ли белорусская экономика потери за эти две недели протестов и частичных забастовок на предприятиях?

– Безусловно. Если касаться забастовок, то чуть позже мы увидим реальный эффект, потому что не совсем понятно, как интенсивно бастовали предприятия и как это скажется на их выпуске, на их финансовых показателях. Из того, что говорил Глеб, что говорят рабочие, очень вероятно, что убытки будут частично за счет рабочих, за счет сокращения заработных плат компенсированы для предприятия. Поэтому пока воздержусь о том, как забастовки повлияли.

Но что очень важно, прямо сейчас мы наблюдаем, как достаточно сильно политическая ситуация влияет на финансовый рынок. Не секрет, что банковский сектор, валютный рынок испытывают ситуацию, которая схожа с проблемными периодами, и здесь абсолютно прямая связь с политическими событиями.

– Но ведь удар по экономике ощутит не только верхушка власти, не только Лукашенко, его заметят в первую очередь обычные белорусы?

– Безусловно. Поэтому тезис, который я и мои коллеги повторяем уже вторую неделю: нынешняя политическая ситуация – это прямая дорога к экономическому кризису.

Власти относятся к гражданскому протесту как к ничего не значащему, который не может трансформироваться в какие-то ощутимые для них последствия, кроме митингов. Однако это абсолютно не так. Ощущение несправедливости и нежелания поддерживать рационально своими действиями то, что ты считаешь несправедливым, ведет к более чем ощутимым экономическим последствиям. Те проблемы, которые я назвал, прежде всего в финансовой сфере, – это лишь первые ласточки.

Если говорить на чуть большую, долгую перспективу, то сегодня очень многие ведут речь о том, что, например, бизнесмены будут ограничивать свои инвестиции. Некоторые уже сегодня задумываются о выводе своего бизнеса за рубеж, достаточно много айтишников об этом говорит, но здесь все не только в айтишников упирается. Многие люди, которые покупают товары, которые хранят свои сбережения, также будут естественно реагировать на сложившуюся ситуацию.

В конечном итоге это все может привести к очень ощутимым – и это еще очень мягкие слова – к негативным экономическим последствиям.

– Насколько вовлечен в экономику государственный сектор? Какой примерно процент он составляет?

– Государственный сектор – это основа белорусской экономики, по разным механизмам учета это от 40% до 60%. Если мы будем сравнивать с соседними странами, даже с Россией и Украиной, то наш госсектор ощутимо более значимый, не говоря уже о западных и северных соседях. Госсектор в Беларуси – это до сих пор основа экономики, и у нас в правительстве часто используют такой термин "государственное валообразующее предприятие". Около 100 крупнейших предприятий – практически все государственные, они обеспечивают очень значимую долю от валового внутреннего продукта.

– Правительство Лукашенко сможет справиться с этим кризисом?

– Если все будет развиваться так же, мне сложно представить последствия и как их можно будет купировать. В этот раз политические события напрямую будут трансформироваться в очень серьезные экономические проблемы. И я не вижу на данный момент при сохранении политического статус-кво возможностей их решения.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG