Ссылки

Новость часа

"Наблюдали смерть человека онлайн". Что происходит в Миннеаполисе и окрестностях


Белоруска Светлана Волд живет в пригороде Миннеаполиса – в небольшом городе Сент-Луис-Парк. Она рассказала Настоящему Времени, как жители города отреагировали на смерть 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда, который умер после грубого задержания полицейскими. В Миннеаполисе и окрестностях начались массовые беспорядки, митингующие в знак протеста сожгли 16 зданий. Светлана также рассказала, как реагируют люди на происходящее.

Белоруска рассказала о том, что происходит в Миннеаполисе и окрестностях
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:03 0:00

"Стоимость белого человека оценена, а стоимость черного – нет"

– Мой городок находится на границе с Миннеаполисом, все происходит достаточно близко ко мне. Прошлую ночь я не спала до четырех часов, смотрела на карту, на которой видно, что в каком районе происходит. Когда [беспорядки] подходили ближе к нам, мне становилось немного страшно за себя, за свою семью, потому что сейчас толпа уже без контроля. Мое мнение, что точка невозврата уже пройдена, когда можно было ее сдержать еще в самом начале.

Черного мужчину убили на глазах у всех – сейчас есть интернет, и все могут всё видеть. Мы фактически онлайн наблюдали смерть человека, который не оказывал сопротивления, у которого были все признаки того, что ему нужна медицинская помощь. На видео видно, что три человека – один сидит на нем, а четвертый не подпускает никого, кто бы мог оказать ему помощь. Рядом стояла женщина, она была не в рабочей одежде, но она выше по рангу с точки зрения оказания медицинской помощи. Она говорит: "Посмотрите его пульс", а они ей сказали: "Идите погуляйте".

В одном видео – такое количество нарушений, что уже неважно, черный или белый человек. Это просто зверство. [И вдвойне потому, что] это произошло с черным мужчиной: мы видим сотни задержаний белого человека, и никогда это не происходит настолько жестоко.

А их [полицейских] просто уволили. И это была самая большая ошибка со стороны властей – люди вышли на протесты из-за этого. Мы знаем ситуацию, когда офицер-сомалиец убил белую австралийскую женщину. Город заплатил 20 миллионов долларов, что является рекордным возмещением, и полицейского посадили на 12 лет. Стоимость белого человека оценена, а стоимость черного человека [нет].

"У меня хотя бы белая кожа"

Дискриминация для меня – тема болезненная. Я сама проходила неравенство отношения, начиная с того, что я из бедной, по нашим меркам, многодетной неполной семьи. Я видела несправедливое отношение учителей, несправедливое отношение общества. Тебе нужно было в два раза больше доказывать, что ты можешь быть умным, что ты не вор, что ты не преступник, что ты ведешь здоровый образ жизни. Второй шаг был, когда я переехала в Минск. Опять: из деревни приехала – всё, а мы, минчане, родились здесь, мы круче вас. И мой следующий этап – переезд сюда [в США]. Я думала, что еду в демократическую страну, о чем все так громко любят кричать. У меня в очередной раз были розовые очки, которые очень быстро снялись. Я сразу увидела разницу отношения к людям, даже к нам, иммигрантам. У меня хотя бы белая кожа, и с первого взгляда ко мне нет претензий, пока я не начинаю говорить и не звучит мой акцент. Но я в более привилегированном положении, чем люди, которые с черной кожей.

Мы очень много читаем в новостях, что все равны. Нет! Каждый раз, когда ты заполняешь заявление на работу, ты обязан указать цвет своей кожи. Зачем? Они говорят, для статистики. Какой статистики? Тебе важно мое образование. Можно заполнить два идентичных заявления: в одном указать "черная кожа", в другом – "белая" – и посмотреть, кого возьмут на работу. Бывают редкие исключения, но я знаю очень много государственных организаций, где берут одного-двух черных только для статистики, как бы говоря: у нас все равны, у нас все в одинаковых условиях.

"Это было как спичка"

Страшно и обидно за наш город, потому что с самого начала ситуации с вирусом и наш губернатор, и наш мэр вели себя очень правильно. Мы изолировали город до того, как сложилась ситуация в Нью-Йорке. Мы уже 18-го числа – на прошлой неделе – должны были выходить [из карантина], постепенно бизнесы должны были открываться. А в итоге открыли ящик Пандоры. Люди сидят без работы уже два месяца, очень многие потеряли работу, и не все получают компенсацию, как любят об этом писать, люди в напряжении. И тут происходит такое. Это было как спичка.

Сейчас все вышло из-под контроля. Народ кричит: "Давайте мочите протестантов". Они не понимают, что если начать массовые задержания, как у нас любят в Беларуси, как в Минске в 2011 году за акцию молчания, то тут будет только хуже. Нельзя же просто посадить человека за мирный протест в тюрьму. И если они сейчас начнут "мочить протестантов", если прольется еще кровь, то у народа снесет крышу. Пойдут все – и белые, и черные – и будут жечь все. И так жгут сейчас.

У меня очень много знакомых и друзей-американцев, которые живут в uptown [спальный район], и они постят онлайн-видео: "горит дом у моего соседа", "я слышу запах", "стреляют, мне страшно". Владельцы бизнесов, которые там находятся, заколачивают окна, чтобы их магазины не разгромили. Вчера показывали: народ стоит с ружьями у входа в магазин и говорит, что каждого, кто попытается что-то украсть, застрелят на месте.

Национальная гвардия активно не нападает, но, по моему мнению, была сделана большая ошибка. В первый день, когда вышел народ, был мирный протест. Они вышли просто высказать солидарность и пришли к участку, где работали эти офицеры. И если бы вышел главный шериф и сказал: "Эй, ребята, я с вами, я обещаю вам, что каждый понесет наказание". Но он выставил полицейских с резиновыми пулями и выпустил слезоточивый газ. Всё. Агрессия порождает агрессию. Народ говорит: "Мы пришли за правдой, мы пришли за справедливостью, а тебе [такое] в ответ". Причем люди выходили без оружия, хотя мы знаем, что в Америке у каждого второго есть [оружие], и не одно.

Вот здесь – точка невозврата.

Кто за кого

Сейчас народ опять разделился: эти ваши – демократы, эти ваши – республиканцы. Сидеть и видеть, как президент онлайн говорит: "Чувак, я тебе говорил, что ты дурак. Ты же ничего не делаешь – вот у вас все плохо…"

Трамп 29 мая написал в твиттере о мэре Миннеаполиса, что "или очень слабый радикальный левый мэр Джейкоб Фрей примет меры и возьмет город под контроль", или он направит в городе Национальную гвардию и "сделает все, как надо".

Но ты же главнокомандующий! Ты не пытаешься ничего изменить – ситуацию, которая выходит из-под контроля.

Я понимаю, у нас свобода слова, свобода мнений и всего остального. Люди так и голосуют – не читая, кто, чего и как. Говорят: вот этот хороший, пойду проголосую. Люди даже не пытаются [понять]. Раньше мы были изолированы и кроме новостей ничего смотреть не могли. Хотя здесь очень демократичные новости, не как у нас, на постсоветском пространстве: показывают то, что хотят показать. А ты можешь спокойно зайти на CNN, на местные каналы, и они реально отражают то, что происходит, без каких-либо угождений государству. Но нет, люди этого не хотят – они говорят: "Мне сосед сказал, я послушал".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG