Ссылки

Новость часа

Офицер ГРУ – действующий дипломат. Шеф-редактор The Insider о том, что известно об обвиняемом в покушении на убийство болгарского бизнесмена


Егор Гордиенко (слева) и "Георгий Горшков"

Офицер ГРУ, обвиняемый в Болгарии в покушении на убийство бизнесмена Емельяна Гебрева, – это действующий дипломат, утверждают в совместном расследовании группа Bellingcat, швейцарский сайт Tamedia и российское издание The Insider.

Расследователи выяснили, что человек, которого объявили в розыск под именем Георгий Горшков, – на самом деле Егор Гордиенко, сотрудник российского представительства при Всемирной торговой организации в Женеве.

В январе этого года власти Болгарии официально обвинили трех граждан России в попытке отравления Гебрева, а также его сына и сотрудника его компании, а 22 февраля стали известны имена обвиняемых – Сергей Павлов, Сергей Федотов и Георгий Горшков. По информации прокуратуры Болгарии, в течение многих лет эти россияне выезжали за рубеж только по поддельным документам.

28 апреля 2015 года Емельян Гебрев во время приема, устроенного после полудня для партнеров, почувствовал недомогание и через несколько минут потерял сознание. Находившиеся рядом коллеги доставили его в больницу. Примерно в то же время похожие симптомы недомогания появились у его сына, находившегося в другой части города, а также у директора компании, который тоже находился далеко. За несколько часов до приема, утром того же дня, все трое находились в одном месте – в своем офисе в здании отеля "Орбита" в Софии.

О том, что удалось выяснить расследователям о человеке под именем Георгий Горшков, в эфире программы "Главное" рассказал шеф-редактор The Insider Роман Доброхотов.

Шеф-редактор The Insider – о том, что известно об обвиняемом в покушении на убийство болгарского бизнесмена
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:27 0:00

— В какой момент вы начали следить с особым интересом за Егором Гордиенко?

— Сначала мы еще не знали его настоящего имени. Наверное, еще года полтора назад мы узнали о существовании Георгия Горшкова – таким было его прикрытие. И это было в связи с поездками Дениса Сергеева – одного из трех отравителей в Солсбери. То есть все знают о Боширове и Петрове, есть еще третий человек – Денис Сергеев, он же Сергей Федотов, который участвовал сначала в отравлении в Болгарии в 2015 году, а потом в отравлении в Солсбери.

Изучая поездки этого третьего человека, мы обнаружили, что он иногда путешествовал вместе с Георгием Горшковым. Но довольно сложно было узнать настоящее имя, так как наши обычные методы, например, оставить то же имя и ту же дату рождения, изменив остальные данные, и искать по базам данных – такие обычные фильтры не помогли нам найти нужного человека. Поэтому в течение полутора лет мы думали, что, скорее всего, вообще никогда не узнаем, кто это такой.

И лишь только когда стали изучать звонки генерала Аверьянова, который возглавляет войсковую часть ГРУ, отвечающую за операции в Европе, мы обнаружили, что есть человек, который общается и с Аверьяновым, и с Сергеевым, его зовут Егор Гордиенко. Он сам из военной семьи, у него есть аффилиация с одной из войсковых частей, год рождения похож на Горшкова, тот же самый день и месяц рождения. Поэтому мы решили посмотреть его фотографию при пересечении границы и обнаружили, что действительно это один и тот же человек.

— Что известно сейчас о нахождении этого человека? И связан ли выход вашего расследования сейчас с новостью прошлой недели?

— Не связан напрямую. Мы просто увидели, что снова привлекается внимание к этой теме, возможно, из-за этого просто чуть больше времени потратили именно на это расследование. Но вообще нас интересует не только вопрос конкретно Гордиенко, а вопрос вообще всех этих операций в Европе, которые они делали вместе одной командой.

Я напоминаю, что в Швейцарии Гордиенко встречался и общался вместе со всеми тремя отравителями Солсбери: Мишкиным, Чепигой и Сергеевым. Возможно, это была просто первая фаза подготовки операции в Солсбери – тогда, зимой, в декабре 2017 года. Но, возможно, это была еще какая-то операция на территории Швейцарии. Поэтому довольно интересно, чем же они там занимались.

И одна из версий, которая могла бы это объяснять, – это то, что дипломатический статус мог позволить Гордиенко провозить "Новичок" в дипломатическом багаже, который, как правило, не досматривается. Как-то же они доставили этот "Новичок" на территорию Британии. Возможно, до этого они доставили его на территорию Швейцарии. Соответственно, здесь действительно был нужен дипломатический статус. И Гордиенко мог быть одним из тех людей, который, собственно, для этого и был нужен.

— Большинство журналистов самой важной частью вашего расследования считают именно дипломатический статус и причастность к ВТО в Швейцарии. Насколько это действительно редкая ситуация, потому что в восприятии многих обывателей дипломат – это и есть почти шпион.

— Это правильное восприятие. Я думаю, что где-то половина сотрудников дипломатических миссий России за рубежом либо являются штатными сотрудниками спецслужб, либо постоянно работают на них. Но здесь ситуация немного другая – здесь речь идет о серии покушений на убийство, причем с использованием химического оружия. И здесь в розыск Интерпола объявляют человека, который, в принципе, формально еще по статусу остается аккредитованным дипломатом. И такого не бывало еще никогда.

Одно дело, когда кто-то просто с дипломатическим паспортом – такое часто бывает. Недавно хакеров в Нидерландах задерживали – у них были дипломатические паспорта. Это, конечно, вопиющее событие, но все-таки это не редкость. А то, чтобы по статье о покушении на убийство в розыск объявлялся дипломат, – это уже, на мой взгляд, уникальное событие. Я не знаю ни одного другого такого примера.

И это очень серьезный инцидент, потому что если раньше Министерство иностранных дел или Russia Today могли говорить о каких-то туристах за рубежом – любителях средневековой архитектуры, которые рассматривают шпили, – то теперь есть все железные доказательства того, что человек связан с государством. То есть он аккредитован был, все его видели в лицо, есть его, опять же, отпечатки пальцев у визового отдела и т. д. Болгарам останется только сопоставить это с личностью Горшкова и доказать, что это один и тот же человек. Я просто не вижу никакого отхода назад для российского государства.

— В какой момент теряются следы, как мы уже знаем, Егора Гордиенко? Где он был замечен в последний раз, когда это происходило?

— Мы, скажем так, видим его последние шаги уже по возвращению из Швейцарии. В момент, когда вышла наша статья о Сергееве и его путешествиях в Прагу, – мы тогда даже не знали, что он путешествовал вместе с Гордиенко, но они, видимо, решили, что раз мы написали про Сергеева, значит, скоро напишем и про Гордиенко, – и он на следующий день после публикации спешно бежит из Европы в Россию. Это было, соответственно, в 2018 году.

Чем он занимался в прошлом году? Я думаю, что он теперь уже такой же пенсионер, как Мишкин и Чепига, поскольку понятно, что использовать его в оперативной работе теперь просто невозможно. Но у него есть новая квартира, поскольку он тоже, как и Мишкин с Чепигой, Герой России – за вторжение в Украину он получил эту награду. Так что, я думаю, что у него неплохая пенсия и никаких проблем у него не будет.

— А как вы считаете, каждый ли выезд за границу сотрудника ГРУ – это операция в том или ином смысле? Это подготовка, возможно, ее проведение.

— Это зависит от того, о каком сотруднике идет речь. Например, мы видели множество сотрудников, у которых есть какая-то региональная специализация, и они могут в течение долгих лет работать на какой-то территории. Иногда под дипломатическим прикрытием, как это было, например, с Шишмаковым, который занимался вербовкой сотрудников, прежде всего оборонных ведомств разных европейских стран. Он это делал на протяжении, я думаю, суммарно больше десяти лет. И вот только сейчас мы видим один за одним скандалы – находятся люди, которых он вербовал.

А есть другая работа – это оперативная работа, когда сотрудники выезжают для того, чтобы проделать операцию. И войсковая часть, которой руководил и, наверное, сейчас еще руководит Аверьянов, где служили Мишкин, Чепига, Сергеев, Гордиенко и еще ряд людей, имена которых мы опубликовали. Если они выезжали куда-то – это уже было связано с какой-то операцией прямого действия. То, что мы видим, – это либо какие-то отравления, либо, возможно, это было какое-то сопровождение других мероприятий, например, хакерских атак, где на местах тоже нужны были какие-то люди. Конечно, просто для туризма они за границу не ездят.

— Вы сказали, что вы не видите для России каких-то возможных путей отступления. На какую реакцию России вы рассчитываете, и может ли Россия просто проигнорировать это?

— Мы уже видели много ситуаций, когда российские власти оказывались в тупиковой ситуации, поэтому можем судить, как они себя ведут. Была ситуация с "Боингом", когда они сначала говорили, что во всем виноват украинский истребитель, а потом сами же поменяли эту версию и сказали, что никакого истребителя там не было. Поэтому это не первый раз, когда они оказываются в ситуации, когда хорошего поблизости быть не может.

Я думаю, что неважно, какую именно форму реакции они сейчас изберут, поскольку в результате все равно последуют какие-то политические ответные шаги, возможно, какие-то дополнительные санкции и т. д. Это в шахматах называется цугцванг. С одной стороны, если они будут отрицать свою причастность, то вдобавок к обвинениям в организации убийств им еще предъявят обвинения во лжи, поскольку это все очень легко проверяется. Поэтому самой логичной стратегией для них будет просто отмалчиваться и пытаться вообще никак не реагировать, чтобы не создавать лишних шумов. Это была бы умная реакция.

Но проблема в том, что на умную реакцию они обычно не очень бывают способны, так как у российского МИДа есть какое-то недержание: им всегда надо дать какой-то хлесткий, жесткий ответ в стиле газеты "Правда" 1950-х годов. И это играет только против МИДа. Посмотрим.

XS
SM
MD
LG