Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

От допроса до расстрела: посетители музея играют спектакль о сталинских репрессиях


От допроса до расстрела: посетители музея играют спектакль о сталинских репрессиях
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:32 0:00

В Мемориальном комплексе жертв политических репрессий под Екатеринбургом сотрудники предлагают посетителям стать участниками иммерсивного спектакля: сыграть истории репрессированных людей и примерить на себя роль подсудимого, следователя или родственника осужденного.

"Вы – активный польский шпион. По заданию ксендза вы проводили шпионскую деятельность в пользу Польши", – монотонно зачитывает "следователь" выдержки из дела. Второй участник спектакля стоит перед ним: ему в глаза светит яркая лампа, а ноги подкашиваются от духоты и осознания нереальности происходящего.

Человеком, которому когда-то читали этот приговор, был расстрелянный Филипп Загурский. Его единственного поисковики сумели опознать благодаря удостоверению ударника: оно было найдено в кармане арестанта во время раскопок в 1990 году.

Всего же за время спектакля экскурсанты узнают истории расстрела почти десятка человек – через документы, фото и воспоминания родственников жертв террора.

После чтения "приговора" родственники осужденного, не зная об этом, по сюжету будут пытаться передать осужденному символические передачи – сигареты, вареный картофель, сахар. Эта еда до большинства арестантов уже не дойдет: к тому времени большинство участников спектакля будут "расстреляны", но их родственники об этом знать не будут.

"Предполагалось, что передача сразу же попадает к человеку, но по факту очень часто люди к тому времени были уже мертвы, – подчеркивает экскурсовод Мария Нейковская. – Приговор выносился как "10 лет без права переписки". Но на деле людям выносили смертный приговор и расстреливали буквально через несколько дней после того, как он был вынесен".

Затем посетителей ведут на место захоронений жертв репрессий:

"425 человек – столько было максимально расстреляно за одни сутки. 75 человек – столько в среднем расстреливалось ежедневно в 1937–1938 годах", – рассказывает экскурсовод.

Сотрудник Мемориала жертв политических репрессий Евгений Углев говорит, что всего на месте мемориала были найдены останки почти 19 тысяч человек. Но большая их часть продолжает оставаться неопознанными, несмотря на работу Ассоциации жертв политических репрессий и общества "Мемориал".

Создатели иммерсивного спектакля называют его "прививкой против террора". Экскурсия, по их замыслу, должна заставить участников задуматься: а как они сами повели бы себя в обстоятельствах тех лет, если бы были арестованы?

"Никто не знает, каково это, когда тебе говорят: либо твоя семья будет расстреляна, либо ты сдашь 30 человек, – подчеркивает директор музея истории Екатеринбурга Сергей Каменский. – Наша задача – не осуждать или критиковать, а дать возможность человеку "прогуляться" по этим своим внутренним ориентирам, их прощупать. Но да, это может сработать как некий антивирус".

Сейчас сотрудники музея истории Екатеринбурга продолжают собирать и изучать биографии расстрелянных. В ближайшее время они будут опубликованы в книге об истории Большого террора.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG