Ссылки

Не оформлено как место расстрела. Почему челябинские власти не хотят ставить памятник жертвам сталинских репрессий


Жители Челябинска уверены, что в 30-е годы XX века в шахтах на Золотой Горке были расстреляны до 37 тыс. человек. Но официально эти преступления власти не признают. Результаты раскопок шахт засекречены, а памятник погибшим власти отказываются ставить, заявляя, что им неясно, кому именно его ставить

Житель Челябинска, историк Сергей Потапов вспоминает, как в 1989 году на Золотой Горке вскрывали шахту, полную трупов репрессированных.

"Вот шахта, вот от этих деревьев и наверное до нас, а может чуть подальше до той насыпи – это как раз апертура, это яма, в которой мы работали", – вспоминает он.

Сергей Потапов, историк
Сергей Потапов, историк

"Часто расстреливали прямо здесь, на этом месте. Пейзаж, конечно, изменился, но это вот это - то, что тысячи наших соотечественников видели в последний раз в своей жизни", – говорит он.

Однако согласно официальным документам, ни во времена сталинских репрессий, ни когда либо еще в районе Золотая Горка в Челябинске никого не расстреливали.

Золотая Горка - район шахт, где сто лет назад добывали драгоценные металлы. Позже шахты закрыли, часть из них до сих пор числятся пустыми. Но когда в 1989 году историкам удалось вскрыть одну из одиннадцати шахт, как оказалось, их использовали не только для добычи золота.

"В верхних слоях расстрелянных были тюремные справки: "При аресте изъято 3 рубля 15 копеек", – вспоминает Потапов. – Самое интересное – это дата, которая была в справке: январь и февраль 1938 года".

По архивным данным, еще в сентябре 1937-го года в шахтах не было никаких карательных акций: в них пришли геологи чтобы провести работы на Пятой шахте.

"Они написали заключение, что промышленного интереса эти разработки не имеют. Прошло шесть месяцев: октябрь, ноябрь, декабрь, январь, февраль – и шахта забита телами доверху", – говорит историк.

"Каждый слой, когда мягкие ткани истлели, каждый слой по толщине – 40 сантиметров. Это 100-110 человек и засыпка шлака, – подсчитывает Потапов. – Это – та статистика которой я владею, а больше вам никто не скажет. Считайте сами, сколько там было людей. Ямы были 56 метров глубиной".

Тогда, в 1989 году, исследования в шахтах продолжать не стали. Прокуратура по факту массовой гибели людей возбудила уголовное дело, но материалы, говорит Сергей, быстро засекретили.

"Фамилии расстрелянных неизвестны. Известна лишь одна фамилия которую мы тогда добыли – мы по профсоюзной печати установили личность человека, это некто Спирин. Родственников его мы не нашли, – рассказывает историк. – Это имя – единственное известное нам. Сколько известно прокуратуре – я, естественно, не знаю".

По приблизительным оценкам историков, на Золотой Горке могли быть убиты 37 тысяч человек. Родственники погибших сами устроили на месте импровизированное кладбище, стали ставить кресты с именами родственников. Потому что, по их словам, другого такого "расстрельного" места в Челябинской области нет.

"На Золотую Горку я езжу каждый год. Там у меня дедушка расстрелян, – уверена Евдокия Бурмистрова, дочь репрессированного. – Как на эту гору собираемся – сразу плачу. Мне так жалко было, что пострадали ни за что".

Евдокия Григорьевна уверена, на Золотой Горке были расстреляны все челябинские политзаключенные. В том числе и её родные. Сначала из дома забрали дедушку-священника, потом раскулачили и увезли ее отца:

"Мы с братом ходили на Золотую Горку за вишней: подойдем к могилке закопанной, поплачем, и пойдем, дальше насобираем. Мама потом продаст вишню – хлебушка купим".

Чуть позже, в 90-х годах, на Золотой Горке поставили памятный камень. Одно время власти тоже собирались делать на этом месте мемориал жертв репрессий, но этого не случилось. В нынешних планах челябинских властей установки мемориала нет.

"Для того, чтобы его поставить, нам нужно отдавать себе отчет: кому мы его ставим? – объясняет позицию городских властей Юлия Краснова, руководитель центра историко культурного наследия Челябинска. – Каким он должен быть, какую мы идею хотим вложить? Те справки, которые долгое время выдавали правоохранительные органы в процессе реабилитации, чаще всего содержали фразу, что точное место захоронения неизвестно. И, конечно, это вопрос финансирования".

Общественников и родственников репрессированных беспокоит также то, что земля вокруг памятника никак официально не оформлена, а перечне объектов культурного значения значится только временный камень и 14 квадратных метров земли вокруг него. Остальные 17 гектаров – обычный участок. И совсем близко к месту расстрела ведется застройка.

"Это не месторождение костей, это не скотомогильник, это люди, это наши соотечественники, – подчеркивает Сергей Потапов. – Они о чем-то думали, о чем-то мечтали, а погибли вообще страшно".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG