Ссылки

Новость часа

"Доход после выхода на пенсию вырос в два раза". Пенсионеры рассказывают о пенсионных системах в их странах


Где лучше всего жить на пенсии? Согласно международному Глобальному пенсионному индексу (Global Retirement Index) за 2017 год (он разработан корпорацией Natixis и учитывает размер пенсии, экономические и финансовые возможности пенсионеров, в том числе возможности трудоустроиться и увеличить свои доходы, доступность качественных медицинских услуг, расходы на здравоохранение, безопасность и экологию), лучшие пенсионные системы сегодня действуют в Норвегии, Исландии и Швейцарии.

Всего в рейтинге 43 страны. Россия в нем занимает лишь 40 место, Латвия – 34 место, Литва – 31 место, а Эстония – 26 место. Действительно ли разница между верхними строчками рейтинга и нижними так велика, и жизнь пенсионера в Европе или США на порядок более комфортна, чем в России и странах бывшего СССР? Корреспонденты Настоящего Времени поговорили об этом с пенсионерами в разных странах и спросили, сколько они получают денег и хватает ли им этого на жизнь. Вот их честные ответы.

США (17-е место в мире)

По словам Донны Купер из Талсы, штат Оклахома, в США пенсия состоит из накопительной части (вложений в частные пенсионные фонды, которые делает сам работник) и социальных выплат от государства.

Чтобы получать деньги от государства, нужно платить налог: в 2018 году он составил 7,65% от зарплаты (в него входят и социальный налог и взнос в программу медицинской страховки Medicare – НВ). Чтобы обеспечить себе минимальную пенсию, нужно отработать десять лет.

“Сейчас мне 74 года. На пенсию я вышла в 68, до этого я работала техническим персоналом в школе. Кроме того, я помогала своему мужу-пастору: мы вместе строили церковь. У нас большая семья – четверо своих, восемь приемных", – рассказывает Донна.

Донна Купер
Донна Купер

"Сейчас официальный пенсионный возраст в США – 67 лет. По идее на пенсию можно выйти еще раньше, не дожидаясь этого возраста, хоть в 62 года. Но тогда можно рассчитывать только на урезанную социальную пенсию — около 70-80% от положенной суммы. Те, кто уходит поздно, как я, в 68 лет, получают всю сумму – средний месячный доход за 30 лет работы. То есть ты мог начинать работать в McDonalds за $5 в час и закончить карьеру как супер-босс – тебе все посчитают, поделят, и вот тебе сумма пенсии. Если дождаться 70 лет, то выплаты вырастут на 24%. Отчисления с зарплаты, которые идут на социальную пенсию, в США начинаются прямо с первой работой, лет в 16, и продолжаются весь трудовой стаж", – объясняет Донна.

"Пока я осталась на полставки в местной школе, в службе уборки. Мы убираем классы, коридоры, столовые и так далее. Это нелегкая физическая работа, но она мне нравится. Во-первых, мне есть чем заняться. Во-вторых, это полезно для здоровья – как хорошие физические упражнения, – говорит пенсионерка. – Кроме того, моя работа дает мне возможность получить дополнительный доход и оплачивает мою медицинскую страховку – в США она очень дорогая. Что касается накопительной пенсии, то я, например, пока работаю – плачу взносы в Пенсионный фонд учителей штата. Для меня и моих коллег сумма, которую ты откладываешь в такой частный фонд, не может быть больше 6% от твоей зарплаты. Плюс определенную часть от себя добавляет нам работодатель. Получать деньги из Пенсионного фонда учителей я смогу, только когда совсем перестану работать".

"В целом, мой доход после выхода на пенсию вырос в два раза. Я получаю социальную пенсию и полную зарплату. Это позволяет мне поддерживать нашу церковь (у нас нет государственного финансирования, деньги жертвуют прихожане) и немного баловать близких и родных, – констатирует Донна. – Если я сейчас уволюсь, то доход нашей семьи упадет. Поэтому я планирую продолжать работать до тех пор, пока мне позволяет мое здоровье. Когда я уйду на покой, первое, что я сделаю, – выкину из моего дома весь хлам и займусь любимым хобби – шитьем".

Турция (39-е место, рядом с Россией)

Шуле Кашыкчыоглу из Измира вышла на пенсию десять лет назад в 43 года, отработав 20 лет.

"Мне удалось это сделать, потому что я начала работать еще во время учебы в университете. И я была зарегистрирована в пенсионной системе в 1986 году – до того, как изменились правила, – объясняет она. – Дело в том, что те люди, которые начали отчислять деньги в пенсионный фонд до сентября 1999 года, чтобы выйти на пенсию, могли отработать только 20 лет (если это женщина) и 25 лет (если это мужчина). Но те, кто начал официально работать после сентября 1999 года, теперь должны дождаться пенсионного возраста – 58 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Если же стаж начался в 2008 году и позже, то возраст выхода на пенсию для мужчин увеличивается до 65 лет. Плюс сейчас ввели обязательное число рабочих дней: порядка 7 тысяч. Не отработав этот минимум, на пенсию выйти нельзя".

Шуле Кашыкчыоглу
Шуле Кашыкчыоглу


Шуле рассказывает, что еще десять лет назад для того, чтобы получать государственную пенсию в Турции, нужно было обязательно работать официально. Таким образом, самозанятые граждане (в первую очередь женщины, которые занимаются уборкой, очень популярная профессия в Турции для женщин без образования – НВ) или люди, которые ухаживают за престарелыми родителями, оказывались вне пенсионной системы.

"Теперь такие граждане могут платить взносы за себя в SGK – систему государственного страхования, и таким образом обеспечить себе госпенсию. Но им, правда, тоже придется отработать установленное число дней и лет", – говорит Шуле.

"Вообще социальное обеспечение женщин в Турции – крайне важная тема. Традиционно у нас работали мужчины, а женщины оставались с детьми дома. Поэтому система социального страхования построена так, чтобы она защищала именно женщин, – отмечает она. – Например, у нас очень распространены такие случаи: жена никогда не работала, была домохозяйкой, а сейчас получает пенсию мужа после его смерти. Это приводит к тому, что очень часто вдова живет с новым мужем гражданским браком, не регистрируя его, чтобы продолжать получать пенсию. Право на выплаты за отца есть и у детей. Однако сын может получать такую пенсию лишь до 18 лет, а дочь – всю жизнь, если она не выйдет замуж. Работающие жены тоже могут рассчитывать на пенсию супруга: я, например, могла бы рассчитывать на 80% от пенсии моего мужа после его смерти".

"Что касается меня, то я продолжаю работать: последние 20 лет я была начальником офиса в местном филиале крупной международной компании. Я получаю хорошую пенсию – 2800 турецких лир пенсии в месяц (около 40 тыс. рублей). И я всегда работала официально и на хороших позициях, – рассказывает Шуле. – Для сравнения, минимальная пенсия в Турции составляет 1600 лир (22,4 тыс. рублей или размер минимальной оплаты труда в Турции). У меня нет никаких вычетов из-за того, что я работаю: в Турции все пенсионеры получают пенсию полностью, независимо от того, продолжают они трудовую деятельность или нет. Я не бросаю работу, поскольку мне одной пенсии не хватает на мои нужды: мой сын – студент, и он учится в частном университете, а в Турции это недешево. Еще я трачу деньги на путешествия".

Нидерланды (9-е место в рейтинге)

Ханс Фламан живет в деревне Менаам на севере страны. По его словам, в Нидерландах не все довольны своими пенсиями, так как индексация выплат не всегда "успевает" за ростом цен. Особенно, по его словам, это касается тех, кто получает минимальную пенсию – около 750 евро от AOW (Система государственного обязательного пенсионного страхования). "Таким людям приходится экономить", – признает Ханс.

Ханс Фламан
Ханс Фламан

"Но лично для меня такой проблемы нет, поскольку мой доход с выходом на пенсию не сильно изменился. Я получаю хорошую пенсию, порядка 2500 евро, – рассказывает он. – Порядка 750 евро – это средняя выплата от AOW, которую получают все, кто выходит на пенсию. Все, что сверх – это накопительная часть пенсии, взносы на нее человек платит за время своей работы добровольно, и она зависит от места работы и дополнительного пенсионного страхования".

"Самые большие пенсии у тех, кто работал на госслужбе, – признает Ханс. – Я, например, работал геодезистом в кадастровой службе. Последние годы моей "профессиональной жизни" я был своего рода медиатором, который работал с жалобами против нашей организации. Мне не пришлось ничего дополнительно откладывать на старость: система в Нидерландах работает отлично, поэтому моих премиальных взносов в AOW и в частные пенсионные фонды оказалось достаточно. Сейчас мне 68 лет, я вышел на пенсию в 65 лет, согласно действующему тогда пенсионному возрасту. Сейчас людям приходится работать до 67 лет, иначе с финансированием нашей пенсионной системы возникнет проблема: население Нидерландов стареет. Но мне повезло уйти на пенсию пораньше, хотя лично я очень любил свою работу и был не против поработать еще несколько лет. Мне очень не хватает моих коллег. Большинство из них были моложе меня, они заряжали своей энергией".

"На пенсии я начал заниматься тем, что мне нравилось и раньше. Например, сейчас я глава нескольких ассоциаций, включая региональную политическую партию. Больше всего времени я трачу на фотографию: я не только снимаю, но и помогаю организовывать мероприятия", – рассказывает мужчина.

Новая Зеландия (5-e место)

Новую Зеландию часто называют в СМИ "раем для пенсионеров", а Дуглас Макгрегор из Окленда рассказывает, что это заявление во многом правдиво.

"Я вышел на пенсию почти 20 лет назад, в 65 лет – у нас одинаковый возраст для мужчин и для женщин. Я хотел бы работать и дальше, но состояние здоровья уже не позволяло. До этого я много лет проработал в типографии, а моя жена Маргарет была учительницей. Сейчас мы получаем пенсию в рамках государственной программы NZ Superannuation – после вычета налогов у нас получается порядка 300 новозеландских долларов на человека в неделю (13,2 тыс. рублей по текущему курсу – НВ). На эту пенсию могут рассчитывать как коренные жители, так и иностранцы, прожившие в стране минимум десять лет, пять из которых – после того, как человеку исполнилось 50 лет, – говорит Макгрегор. – Порог установили для того, чтобы отсеивать иностранцев, которые стремились переехать в Новую Зеландию, купить дом и получать сразу две пенсии – здесь и у себя в родной стране. Но мы с Маргарет родились в Новой Зеландии, поэтому к нам эти требования не относились".

"Кроме того, после того, как мы достигли пенсионного возраста, мы получили выплату наших сбережений из KiwiSaver (специальный коммерческий пенсионный фонд, который инвестирует средства пенсионеров – НВ). Это накопительная система, в которую мы с женой во время работы платили процент с зарплаты – такую же сумму за нас добавлял работодатель. Снять свои деньги можно только после 65 лет", – объясняет он местные особенности. Сейчас, по его словам, в Новой Зеландии, так же как и в других странах, идет разговор о том, чтобы повысить пенсионный возраст до 67 лет.

"Помимо этого мы не делали никаких дополнительных сбережений, зато обеспечили себе наше главное достояние – дом с садом в Окленде, в хорошем районе, недалеко от центра, – говорит Макгрегор. – К моменту выхода на пенсию мы полностью выплатили ипотеку. Это заняло у нас почти 30 лет и съело львиную долю нашего дохода. Понятно, что расходы на содержание нашего дома с садом внушительные, поэтому на остальное денег практически не остается, все уходит на счета и быт. На продукты, например, у нас уходит до 200 долларов в неделю, плюс вода и электричество. Вода – где-то 40 долларов в месяц, а вот с электричеством сложнее. Сейчас в Новой Зеландии зима, и центрального отопления тут нет. Мы обогреваем дом как можем, в результате типичный зимний счет составляет порядка 200 долларов в месяц. Плюс не стоит забывать, что теперь мы домовладельцы, платим соответствующий налог на недвижимость – около 4 тысяч долларов в год".

Несмотря на все расходы, связанные с домом, пара не собирается с ним расставаться:

"Мы, конечно, могли бы продать недвижимость и переехать в “пенсионную деревню” (retirement village). Уровень жизни для нас бы вырос – мы смогли бы позволить себе гораздо больше. Но мы не хотим. Мы очень любим свой дом и сад и не представляем, как бы мы жили в другом месте, – говорит Макгрегор. – У нас нет машины, но мы ездим раз в неделю на такси в супермаркет. Мы особо никуда не ходим (нам и тяжело, поскольку все-таки возраст), но к нам приезжают каждые выходные дети и внуки. Мы очень рады, что наша семья рядом и не забывает нас".

Индия (занимает последнее, 43-е, место в Global Retirement Index-2017)

Сита Рао из Мумбаи говорит, что социальную пенсию от государства в Индии получают только госслужащие, а остальные ее знакомые инвестируют в депозиты и акции: только так им удается поддерживать на пенсии достойный уровень жизни.

“Мне 74 года, я вышла на пенсию в 2004 году, когда мне было 60 лет. До этого я работала много лет служащей банка, который принадлежал государству. Сейчас моя пенсия составляет 75% от моей последней зарплаты. Этих денег мне хватает, чтобы оплатить еду, счета за жилье и ежедневные траты", – рассказывает она.

"В Индии компании, которые принадлежат государству, платят пенсию за отработку определенного количества лет – в зависимости от позиции это 30-35 лет для госслужащих. В частном секторе есть разные системы, но суть их одна: работодатель перечисляет часть заработной платы плюс взнос компании в специальный фонд. Сейчас это Employees' Provident Fund Organisation. Накопленные средства можно будет получать после выхода на пенсию", – говорит Сита Рао.

Также, по ее словам, в Индии "очень сильна культура сбережений":

"Сейчас с молодым поколением это меняется, но люди постарше умеют откладывать деньги. Вы будете удивлены тем, как хорошо женщины в Индии умеют распоряжаться деньгами. Например, я с 1970-х годов вкладываю деньги в акции на бирже, а также откладываю в депозиты в банке, который давал хорошую процентную ставку именно пожилым вкладчикам (порядка 7-8%), – делится женщина. – Средний класс в Индии в этом плане очень предусмотрительный: люди инвестируют деньги в разные инструменты. Тем более, что государственную пенсию получает очень маленький процент людей – только госслужащие, поэтому остальные вынуждены откладывать, чтобы обеспечить себе старость".

Сита говорит, что размер социальных пенсий зависит от зарплаты: выплаты составляют от 5400 рупий (около $80) до 108 тыс. рупий ($1570).

"Кроме того, для госслужащих пересматривают размер пенсий в зависимости от инфляции каждые десять лет. Я знаю человека, который проработал учителем хинди для центрального правительства. Сейчас его пенсия больше, чем была его зарплата, поскольку власти решили повысить выплаты в соответствии с текущими условиями жизни, – замечает она. – Неудивительно, что те, кто не могут попасть на госслужбу, стараются получить привилегии другим способом: например, сейчас невероятно популярно искать жениха или невесту своим детям среди работников госсектора".

С другой стороны, признается Сита, людей пожилого возраста в Индии часто стимулируют добровольно выходить на пенсию пораньше – чтобы освободить рабочие места для молодежи.

"На пенсии у меня появилось больше свободного времени для моей семьи и моих внуков. Кроме того, я уделяю больше времени движению по моему духовному пути и своим хобби, например, путешествиям, – рассказывает Сита о своей пенсионной жизни. – Я побывала в Европе, в США и в Юго-Восточной Азии. Мне очень нравится проводить время со своими ровесниками, а также быть добровольцем в центре местной общины. Пока мне позволяет здоровье, я могу жить так, как я хочу".

Испания (33-е место в Global Retirement Index-2017)

Агедо Гамез Гарсия из Малаги получает на пенсии сумму своей зарплаты, но без вычета налога.

"Когда мне было 16 лет, я начал работать на стройке. Тогда мой доход был ниже среднего, но работы было много. Я часто переезжал вместе с семьей: мы жили в Малаге, в Мадриде, в Марбелье и многих других городах на побережье, – вспоминает он. – В 40 лет я поступил на госслужбу в Андалусии. Я работал в разных госпиталях, где я делал практически все: начиная от административной работы, например, записывал пациентов на прием, и заканчивая дежурствами в неотложке и подготовкой операционных. Один раз я даже помогал принимать роды".

Агедо Гамез Гарсия с женой
Агедо Гамез Гарсия с женой

"Когда мне было 59 лет, я тяжело заболел и вышел на пенсию по состоянию здоровья. Мой доход до этого составлял €1100-1200 до вычета налога IRDF. Этот налог платят все работающие люди: чем больше доход, тем выше ставка налога (ставка составляет от 19 до 45% – НВ). Из-за того, что я на пенсии по болезни, я получаю больше, чем обычный пенсионер, поскольку с меня не взимают налог, то есть мои выплаты составляют где-то 1400 евро", – подсчитывает он.

"Моя жена, кстати, получает больше меня: на ее последнем месте работы ей платили около 2000 евро – она была начальником архива в одном из главных госпиталей Малаги, – говорит Гарсия. – Она вышла на пенсию тоже по состоянию здоровья, поэтому с ее пенсии тоже не вычитают налог, и сейчас она получает 2224 евро. Моя пенсия считается средней, однако есть люди, которые получают минимум – около 400 евро, или те, кто получает не 100% от своей пенсии. Например, в эту категорию попадают пенсионеры, у которых нет полного официального стажа в 35 лет".

Агедо говорит, что выплаты пенсионерам индексируются ежегодно, но всего на 0,25%. И хотя это выше официального уровня инфляции, многие в Испании этим недовольны и требуют пенсии увеличить. Недавно в Мадриде и других городах испанские пенсионеры проводили массовые акции протеста по этому поводу:

Тысячи пенсионеров перекрыли центр Мадрида, требуя повысить пенсии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:51 0:00

С другой стороны, признается Агедо, он лично получает 14 пенсий в год: "в июне и ноябре нам выдают по две пенсии".

"Понятно, что такие условия не у всех пенсионеров, а только у тех, кто работал в госсекторе или по официальному контракту в частной компании, – объясняет он. – А, судя по тому, что рассказывают мои знакомые и сыновья, сейчас прорваться на госслужбу крайне сложно: мест очень мало, на них стараются пристроить своих. Что касается частных компаний, то найти работу с контрактом практически нереально, поэтому большинство молодежи вынуждено работать "в черную".

"Если же говорить о нашей жизни на пенсии, то мы не купили дом – мы постоянно переезжали, да и лишних денег на это не было. Сейчас мы снимаем дом с большим участком земли, где живем с детьми. Никаких особых сбережений мы тоже не делали. Нам нужно было поднимать троих сыновей, да и в принципе андалусийцы не слишком склонны к накоплению. Мы живем полной жизнью здесь и сейчас, – объясняет Агедо. – Но на пенсии у нас с женой больше свободного времени. Свое я трачу на футбол. Раньше я играл в любительской команде с коллегами из госпиталя, а сейчас только езжу смотреть матчи: на стадион в Малаге, где мы всей семьей болеем за "Барселону", и на игру внуков. На нашу пенсию мы можем позволить себе небольшой отдых: летом, например, мы выбираемся куда-то на курорт недалеко от нас, в Испании. В целом, мне нравится жизнь на пенсии, хотя по работе я иногда скучаю, мне ее не хватает”.

Бывшие республики СССР

В странах Балтии многие пенсионеры получают относительно небольшие по размеру пенсии (от 75 до 250 евро), но при этом эти страны находятся в рейтинге гораздо выше России. Составители рейтинга считают, что даже небольшая пенсия в среднем позволяет пенсионерам в этих странах жить лучше, чем в РФ, и часть опрошенных с этим согласна:

Что лучше: российская или латвийская пенсия? Отвечают россияне, живущие в Латвии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:19 0:00

Но не все. "Люди, которые всю жизнь ишачили, независимо от профессии – это могут быть рабочие, продавцы, медики, врачи, – получают от 75 до 250 евро. И живи как хочешь", – жалуется жительница Латвии Марта Аузина.

Ее пенсия после 30 лет работы в торговле составляет 75 евро (то есть примерно 5,7 тыс. рублей). "При этом квартплата – 160 евро, вода, свет, газ, телефон – 280 евро. А жить как и на что? Поэтому люди бегут в Западную Европу, в поисках заработка", – говорит Мария.

Примерно такие же жалобы и у жителей Беларуси (эта страна в Global Retirement Index вообще не входит). Татьяна Лисовская из Беларуси рассказала Настоящему Времени, что ее мама получает $180 в месяц.

"Этих денег, конечно же, не хватает. Ведь нужно платить за ЖКХ, лекарства, еду купить, одеться. Мы с мужем помогаем финансово, иначе не прожить", – говорит она. Мама Лисовской отработала 40 лет, из них 24 года – мастером на прядильно-ниточном комбинате, 16 лет – в банке.

Белорусские пенсионеры голодают и нищают
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:37 0:00

В чем проблема пенсионных систем и что ждет в ближайшем будущем

Эксперты считают, что в большинстве стран мира действующие пенсионные системы в скором времени перестанут выполнять свои задачи, а пенсионеров, которые смогут сказать, что им хватает денег на пенсии, будет с каждым годом становиться все меньше. Как поясняет Антон Табах, главный экономист "Эксперт РА", для этого есть несколько причин:

"Во-первых, люди живут дольше – это значит, что на выплату им пенсий нужно больше денег. Во-вторых, число работающих людей, за счет которых получают выплаты действующие пенсионеры в распределительной системе, уменьшается из-за демографического спада и изменений рынка труда", – говорит он. Наконец, напоминает Табах, было нарушено еще одно необходимое условие для того, чтобы обеспечить будущие выплаты. Инвестирование средств пенсионных фондов принесло денег меньше, чем планировалось, а доходность с начала 2000-х годов на развитых рынках была гораздо ниже, чем ожидалось.

"В результате в большинстве стран мира пенсионные системы в том виде, в котором они существуют последние десятилетия, пойдут вразнос. Если в XX веке страховые пенсии, дополненные целевыми сбережениями, были хорошим решением для ликвидации бедности среди пожилых и нетрудоспособных людей, то в XXI веке придется придумать что-то другое", – говорит Табах.

Конкретные меры, по его словам, будут зависеть от каждой страны и действующей системы: кто-то будет повышать пенсионный возраст, кто-то – увеличивать взносы, кто-то будет переводить население на накопительную систему, а кто-то сделает выбор в пользу базового дохода. Как поясняет Табах, многим пенсионерам в будущем будут платить, по сути, прожиточный минимум, а все, что сверх, пенсионеру придется заработать самому или накопить за время работы.

Россия пока собирается пойти по пути повышения пенсионного возраста: с 55 до 63 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин. Закон уже принят в первом чтении Госдумой и может начать действовать уже в ближайшие годы. Но, по данным "Левада-Центра", 89% опрошенных россиян выступают против этого решения властей: акции протеста проходят по всей России.

"До 63 лет пахать, чтобы копейки получить". Россияне говорят о правительстве и пенсионной реформе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:24 0:00

Основной причиной неприятия реформы в том виде, в каком ее предлагает правительство, стала ситуация на рынке труда в России: люди жалуются, что после 40 лет уже с трудом могут найти достойную работу – работодатели ориентированы на молодых и просто не готовы нанимать людей в таком возрасте.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG