Ссылки

Новость часа

"Мы не разделяем Южную и Северную Осетию": осетины о настоящем и будущем непризнанной территории


Осетины говорят о настоящем и будущем непризнанного региона
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00

Телеканал "Настоящее Время" пообщался с жителями Северной Осетии о том, каково это – жить на территории, которую почти никто в мире не признает отдельным государством.

Над Северной Осетией развевается такой же флаг, как и над Южной, но вторую мир не признает, может быть, никогда. Среди осетин также расходятся мнения о том, что делать со своим статусом.

"Мы в принципе не разделяем Южную и Северную Осетию – это один народ", – говорят они.

Треть машин на улицах Владикавказа – с номерами самопровозглашенной Южной Осетии. Но покупают их чаще всего в Грузии: оттуда быстрее пригнать, а таможенные пошлины в непризнанном регионе в десятки раз ниже российских. Провернуть эту схему Елизавете Валуевой было просто: она хорошо говорит по-грузински и у нее есть южноосетинский паспорт.

"Одно дело купить автомобиль здесь, во Владикавказе. Или в Москве. Неважно где – в России. А другое дело – в Грузии: можно дешево купить и так же дешево растаможить", – рассказывает Елизавета.

Ее семья в Северную Осетию переехала в начале 1990-х годов. Елизавета вспоминает, что во многих районах Грузии тогда грабили дома, и больше всех доставалось именно осетинским семьям.

"Моего дедушку в 1992 году убили. Если ты не грузин, то как бы второсортный человек. Такое поведение в тот момент было у грузин и по отношению к русским, и по отношению к осетинам, и к другим национальностям", – говорит Валуева.

Со своим мужем Сосланом Табуевым она познакомилась в 1995 году. Осетинка из Тбилиси и осетин из Цхинвальского региона решили, что их семья останется жить в Северной Осетии.

"Южная Осетия не захотела в независимую Грузию, она хотела остаться с Россией. И поэтому произошел конфликт", – считает Елизавета.

Ее муж говорит, что война объединила Северную и Южную Осетию, сделала их ближе. "В 1990-х годах Южная и Северная Осетия были менее связаны, чем в 2008 году. Например, когда я приехал учиться, мне негде было остаться – в общежитии оставался. А сейчас у каждого южного осетина в Северной Осетии либо родственники, либо недвижимость", – говорит Сослан Табуев.

В августе 2008 года, когда во Владикавказе узнали о начале столкновений между грузинскими и южноосетинскими отрядами в пригороде Цхинвали, жители Северной Осетии приходили в республиканский военкомат записываться в добровольцы, чтобы попасть в южноосетинскую армию, вспоминают жители региона. Говорят, пришло около тысячи человек. Добровольцев заносили в списки, но в самопровозглашенную Южную Осетию так и не отправили. В этом не было необходимости: к Цхинвали в тот момент уже приближались российские войска.

"Нас всего 600 тысяч, ну 700 тысяч осетин. Наличие собственного государства – это дальнейший шаг в развитии этноса", – говорит об итоге войны между Россией и Грузией 2008 года Алан Багаев, научный сотрудник Североосетинского института гуманитарных и социальных исследований.

"Вы знаете, в мире сейчас шесть тысяч этносов. И только около 200 имеют государство. Мы сейчас вошли в клуб народов, у которых есть государство", – уверен он.

Гоча Хугаев – один из самых известных осетин последних лет. Он тоже родился в Грузии, но на Паралимпиаде в Лондоне шесть лет назад выиграл золото в беге с барьерами под флагом России.

"Мы в принципе не разделяем Южную и Северную Осетию – это один народ. Я считаю, что было бы правильнее просто объединить Южную и Северную Осетию и признать ее частью России. И нужно, чтобы какое-то количество стран это признало. Наверное, надо быть ближе к Западу, к США, чтобы они признали это. Силой это не сделаешь", – рассуждает Хугаев.

По данным газеты "Коммерсант", 80% граждан самопровозглашенной Южной Осетии имеют российские паспорта. По словам самих осетин, россиян среди них еще больше. Именно этим фактом российские власти объясняли начало военных действий: Дмитрий Медведев, тогда президент России, и министр иностранных дел Сергей Лавров заявляли, что армия пришла защищать своих граждан. Сейчас по обе стороны Кавказского хребта говорят, что снова стать частью Грузии никто из осетин не готов.

"Любой гражданин Южной Осетии мог получить российское гражданство в упрощенной форме. Проще всего было бы, если бы Грузия признала независимость Южной Осетии, а потом на каких-то равных партнерских отношениях наладила контакт, безвизовый режим и так далее", – предлагает Сослан Табуев.

Но в то, что Грузия и Россия в ближайшее время все же смогут договориться о статусе самопровозглашенной Южной Осетии, среди осетин почти никто не верит. Кроме России независимость сепаратистского региона признали лишь четыре государства из ООН – Венесуэла, Науру, Никарагуа и Сирия.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG