Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Посол США в России: "Когда я езжу и не могу встретиться с губернаторами, это немного раздражает". Большое интервью


Посол США в России: "Когда я езжу и не могу встретиться с губернаторами, это немного раздражает". Большое интервью
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:28 0:00

Бывший губернатор Юты, консерватор и миллионер Джон Хантсман был назначен Трампом послом в России в июле 2017 года. Сейчас дипломат находится на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге и согласился поговорить с телеканалом "Настоящее Время" об успехах и проблемах своей работы.

– Почти весь российский бизнес под санкциями. Какая ваша основная цель пребывания здесь, на экономическом форуме?

– Что именно вы подразумеваете под "всем российским бизнесом"?

– Почти весь. Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска...

– У Соединенных Штатов есть свои санкции. У Евросоюза есть свои санкции. Некоторые из них связаны с Украиной, некоторые – с вмешательством в выборы в США в 2016 году. Я знаю, что у европейцев есть свои вопросы. Но я не уверен, что вы имеете в виду, когда говорите, что "все" или "почти все" российские компании находятся под санкциями.

Что было бы гораздо важнее – это начать разговор о том, что послужило причиной для наложения этих санкций. Санкции, по крайней мере, в нашем понимании (я не могу говорить за Евросоюз, потому что у них свои санкции), но в случае с Соединенными Штатами важно присмотреться к причинам, которые привели к санкциям. В случае с Украиной: можем ли мы разобраться с нарушениями международного права в Донбассе, на востоке Украины? Этот вопрос стоит решить. Многим сторонам хотелось бы видеть, что этот вопрос решается. И в этом случае мы сможем решить также вопрос санкций.

Но это самая настоящая работа – не разговор о санкциях, о которых только и хотят говорить, но именно работа над первопричинами этих санкций.

Кстати, здесь работают сотни американских предприятий.

– Здесь?

– Здесь, в России. Их сотни. Многие из них довольно успешны, некоторые работают здесь уже сотню лет. У них были и хорошие времена, и плохие времена. Они видели Советский Союз, и сейчас являются частью Российской Федерации.

Так что нельзя так просто определить вовлечение американского бизнеса в Россию. Это очень сложный набор различных компаний и предпринимателей, многие из которых работают здесь уже очень долго. Они ориентируются на широкий спектр рынков – иногда это просто Россия, иногда Россия и Центральная Азия. В некоторых случаях это важная часть их цепочки поставок на мировые рынки.

– Можете ли вы рассказать о людях, которых повстречали здесь и с которыми вели переговоры? О чем вы говорили?

– Я встречаюсь здесь с американскими компаниями.

– Не с российскими? С американскими?

– Да, с американскими. Повторюсь, многие из них на этом рынке уже очень давно. И все они хотят знать: когда улучшатся политические отношения?

– И когда?

– Я говорю им: нам нужно решить много важных вопросов, и их не так-то просто решить. Но нам нужно над ними работать, и мы уже работаем. Нужно разобраться с каждым из них и найти решение.

Но кроме того, многие компании хотели поговорить о том, что они делают в этой части мира, о том, с какими трудностями они сталкиваются, о том, что их волнует. Для них важно, чтобы посольство США понимало, что они делают, и какие у них есть трудности. И для меня как для посла очень важно это понимать. Поэтому я выделил сегодня время на встречи с американскими компаниями и сделаю то же самое завтра.

– Вы в России уже восемь месяцев. Что вам больше всего нравится в вашей московской жизни? Что меньше?

– Русские люди прекрасны. Я чувствовал, как меня принимают, чувствовал доброе к себе отношение со стороны русских людей. Я вижу это, когда хожу по улицам, когда посещаю разные места по всей стране. И я действительно рад нашему взаимодействию. Это напоминает мне о том, что русские и американцы не так уж и сильно отличаются.

Некоторые из наших политических противоречий действительно серьезные, и нам нужно работать над сокращением дистанции. Но отношения с людьми хорошие, и мы часто встречаемся. Это моя любимая часть работы здесь.

– А что вам не нравится в вашей жизни в России? Я не имею в виду русских людей, я не знаю. Ваша жизнь как человека, не как посла.

– Да я со всем могу справиться. Я вечный оптимист. Я пытаюсь найти практическое решение в любой ситуации, в которой оказываюсь.

Разумеется, наши отношения сейчас переживают не лучшие времена, и это для меня источник фрустрации, например, тот факт, что передо мной не открываются некоторые двери, и я не могу встретиться с некоторыми российскими лидерами. Я бы хотел встречаться с бОльшим количеством российских лидеров, лидеров общественного мнения. Но им велели не общаться со мной и держаться подальше. Некоторые все же общаются, некоторые нет. И это для меня источник фрустрации.

Когда-то в США я был губернатором штата, и мои двери были всегда открыты для всех иностранцев, которые хотели со мной встретиться. Особенно для дипломатов – послов, вторых секретарей. Потому что я всегда считал, что это способствует большему пониманию. Поэтому когда я езжу и не могу встретиться с губернаторами регионов и областей, меня это немного раздражает. Потому что я привык работать иначе.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG