Ссылки

Новость часа

"Если человек хочет кричать или плакать – то пусть кричит или плачет". Психолог о том, как помочь пережить утрату


"Если человек хочет кричать или плакать – то пусть кричит или плакачет". Психолог о том, как помочь пережить утрату
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00

Во вторник, 27 марта, по всей России и в других городах мира прошли акции солидарности с жертвами пожара в торговом центре "Зимняя вишня". По официальным данным, в трагедии погибли 64 человека, еще десятки числятся пропавшими без вести.

Собравшися на митинги в разных городах люди, не дождались той реакции властей, на которую рассчитывали. Общенародный траур объявили поздно, а глава Кемеровской области Аман Тулеев и президент Владимир Путин так и не вышли к собравшимся у здания администрации жителям. О том, как должны себя вести первые лица государства после таких трагедий и о том, как в принципе нужно разговаривать с людьми, переживающими горе, Настоящему Времени рассказала психолог Екатерина Сухарева:

— Возмущение народа, связанное с тем, что наряду с вопросами принятия этой ответственности происходит психологическое обесценивание важности того, что с ними происходит.

— Скажите, а как можно с точки зрения психологии объяснить нежелание важных каких-то чиновников оперативно реагировать, если это такие достаточно прописные истины и, наверное, более-менее они представляют, как уместно себя вести в такой ситуации, чтобы не потерять народную любовь?

— Я, честно говоря, не уверена, что для них это прописные истины. В нашей стране вопросы того, что связано с интеллектом не когнитивным, а эмоциональным, они достаточно неоднозначно представлены. То есть люди часто растеряны и не знают, как реагировать на чужие эмоции, тем более страх. Это касается не только властей, от которых ждут каких-то весомых решений и заявлений, но и, в общем-то, обычных людей и журналистов, тех, кто участвует в этой трагедии по профессиональному долгу или вынужденно оказались рядом с людьми, которые вовлечены в трагедию. Поэтому вопросы выражения соболезнований и наиболее экологичного обращения с жертвами происходящих чрезвычайных ситуаций, собственно, в нашей стране мало где этому учат.

— А почему это так? Почему у нас такая скупая сострадательная часть поведения?

— Психологически это объясняется тем, что травматические события, которые происходят, вызывают у людей большое чувство беспомощности и страха, это события, которые нельзя контролировать – чрезвычайные ситуации, события, которые часто подрывают какую-то веру людей в будущее, возможность повлиять на это будущее, то есть осмысленность их существования.

Поэтому большинство людей, конечно, будет избегать таких переживаний и реагировать на них защитным образом через поиски виноватых, через реакцию попыток проконтролировать, психологически как-то повлиять на происходящее, что-то из серии концепции виктимности – сам виноват, жертва сама виновата, виноваты власти, виноваты родители или учителя, которые оставили детей без присмотра. То есть человек хочет найти виновных для того, чтобы уверить себя, что с ним такого не случится. Реакции избегания лежат в основе того, что люди становятся просто циничны или эмоционально нечувствительны.

— Как рядовые люди могут помочь тем, кто переживает такое сильное горе и утрату близких людей? Как нужно себя вести с людьми в таком состоянии?

— Важно помнить, что люди первое время находятся еще не на стадии острого горя и переживания такой беды, они находятся в стадии шока. Поэтому здесь важно просто показывать свое присутствие рядом. Дело в том, что масштабы таких психологических переживаний для большинства людей невыносимы в одиночку, и людям требуется чье-то присутствие, возможно, люди вокруг могут сменять друг друга, поскольку возможности людей вокруг тоже небезграничны, чтобы иметь эту чувствительность переживать и поддерживать, быть рядом.

По возможности стоит взять на себя все бытовые вопросы: помощь в бумагах, оформление бумаг, помощь финансовая, чтобы человек мог находиться в том состоянии, которое для него сейчас является оптимальным: если он хочет говорить – то говорить, если он хочет кричать или плакать – то кричать или плакать.

Часто рекомендуют также просто подходить, спрашивать: что-то нужно, не нужно. Не быть навязчивым, прикасаться, телесно как-то выражать свою поддержку, на таком базовом уровне воздействия на человека. Телесный уровень – такой наш первый детский уровень.

Конечно, нужно следить за тем, чтобы быть тактичными и не пытаться убрать это переживание горя какими-то утешениями или моралью, или философствованиями, или попытками отвлечь человека, потому что это невозможно и будет восприниматься им исключительно как дистанцирование, непонимание его горя или циничность, обесценивание его переживаний. Просто по возможности быть рядом, насколько есть на это свои психологические возможности.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG