Ссылки

Новость часа

В Латвии рассекретят архивы КГБ с данными об информаторах. Многие против


В Латвии рассекретят архивы КГБ с данными об информаторах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:43 0:00

В мае в Латвии опубликуют архив КГБ с данными о людях, которые сотрудничали с Госбезопасностью, а возможно и сами были агентами. Многие против публикации: архивы неполные и с ошибками, клеймо "агента" могут получить и невинные. Но некоторые бывшие "стукачи" уже сами признаются в работе на КГБ

В соседней Литве архивы КГБ уже рассекретили, и это тут же вызвало большой скандал: в картотеке агентов оказалось имя актера Донатаса Баниониса, одного из самых известных людей страны.

В Латвии публично доступными архивы КГБ должны стать уже с конца мая этого года. Рассекречены, по подсчетам историков, будут агентурные карточки примерно 4 тысяч латвийцев. Но многие из тех, кто сотрудничал со спецслужбами в советские времена, решили не дожидаться, пока об этом станет известно всем, и сами признались, что были завербованы.

Среди них – Янис Рокпелнис, известный латвийский поэт, публицист, переводчик: именно он перевел на латышский стихи Бродского, Блока, Цветаевой.

Янис Рокпелнис
Янис Рокпелнис

В конце 70-х он работал в газете "Литература и искусство", и его несколько раз вызывали в КГБ – писать объяснительную из-за публичных высказываний против коммунистов. В 80-е годы поэт уже полноценно сотрудничал с КГБ под агентурной кличкой "Микелис".

"Моей обязанностью было давать аналитический обзор, устное описание настроения творческой интеллигенции", – рассказывает он. Встречи с куратором у "Микелиса" происходили раз в два месяца в бывшем штабе КГБ в центре Риги, который называют "Угловой дом". Сейчас в нем находится Музей оккупации. Рокпелнис говорит, что до сих пор не может вспоминать эти темные коридоры без дрожи.

"Угловой дом", где во времена СССР в Риге был КГБ
"Угловой дом", где во времена СССР в Риге был КГБ

"Я подумал, что как Штирлиц в "17 мгновениях весны" проникну в эту страшную, ужасную пасть тигра, которую я ненавидел и боялся", – вспоминает он.

Рокпелнис называет себя антисоветчиком и говорит, что согласился на сотрудничество с КГБ из профессионального интереса: хотел изучить методы работы чекистов, чтобы потом написать разоблачительную книгу. Но сейчас решение сотрудничать с КГБ он называет самой большой ошибкой в жизни.

Историк Карлис Кангерис, который изучает архивы КГБ, говорит, что в картотеке органов есть немало громких имен. В том числе – и его. Но он был не агентом: это о нем собирали данные и доносили в "Угловой дом".

"Указано, что обо мне сообщали некие Виестурс, Оскарс и Карлис. Я не знаю, кто эти люди. Но хотел бы узнать", – признается он.

То, что его имя попало в поле зрения КГБ, историка не удивило: в советские годы он жил и работал в Швеции и приезжал в Латвию, чтобы наладить контакт с местными университетами. Агенты КГБ со своей стороны пытались налаживать контакт с ним и наводили о нем справки.

Одна из карточек из архивов латвийского КГБ
Одна из карточек из архивов латвийского КГБ

"Работает в Стокгольмском университете, занимается научной работой по славистике латышского языка. Имеет обширные связи в республике, однако активной антисоветской деятельности не проводит", – написано в его карточке.

Сегодня Кангерис руководит комиссией историков, которые изучают архив. Материалы он изучает только с ноября прошлого года, но их, по его словам, уже хватило на несколько научных публикаций.

Несколько лет назад парламент уже пытался рассекретить архивы органов госбезопасности, но – безуспешно. Тогда большинство депутатов Сейма были против. Сегодня ситуация изменилась.

"Надо наконец их открыть и успокоиться. Закончим на этом все дискуссии и продолжим работать", – говорит Янис Упениекс, депутат Сейма от партии "Единство".

Однако противников люстрации тоже хватает. Бывший сотрудник Бюро по защите Конституции Арнольдс Бабрис, у которого был доступ к архиву, уверен: публиковать эти документы нельзя.

"Во-первых, картотека неполная. Во-вторых, нет личных дел агентов, поэтому нельзя точно сказать, что именно человек делал, находясь в этой картотеке", – настаивает он. По его словам, внести имя в картотеку могли, например, если человек выезжал за границу. Другие соглашались на сотрудничество только чтобы не потерять работу, или продвинуться по карьерной лестнице.

"Там есть карточки людей, которые вообще даже не сотрудничали с органами. Поэтому под раздачу могут попасть невинные люди, или люди, которые даже будучи агентами, ничего плохого не сделали против Латвии", – опасается Бабрис.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG