Ссылки

logo-print
Новость часа

Принцы и принцессы сельского цирка


Жителей алтайского села Барановка называют "циркачами", а они не обижаются: ведь эти люди действительно уже 40 лет занимаются цирковым искусством. В каждой избе в Барановке умеют жонглировать, ходить на руках или кататься на одноколесном велосипеде, а кое-кто добился успеха и на больших аренах

Началось увлечение цирком в Барановке более сорока лет назад. В далеком 1974 году в селе случайно остановились проезжие цирковые артисты, семья Мигуновых-Клувакиных. Они пожили некоторое время, организовали школьный цирковой кружок, а потом уехали дальше, не подозревая о последствиях своих действий. А кружок начал развиваться самостоятельно и уже через три года стал народным цирком "Серпантин".

За 43 года своего существования он пережил распад СССР и колхоза-миллионера, а также всех генеральных секретарей. Всем трудностям назло барановский цирковой кружок выпустил несколько больших артистов для мировых арен и несколько поколений самодеятельных жонглеров, акробатов и эквилибристов.

*****

Добраться в Барановку непросто. Сначала надо долго лететь до Барнаула, а затем ехать триста километров к казахской границе. Именно здесь, в небольшой деревне, зажатой алтайскими холмами и скованной сибирскими морозами, и рождается деревенский народный цирк.

"Когда говоришь людям: "Барановка", они спрашивают: "Это где? Вы как попали в цирк?" Им рассказываешь – все в шоке, все поражаются", – говорит местная жительница Инна.

В сытые советские времена трюки на фоне природы должны были прославлять колхоз Барановки по всей округе. Но в 90-е годы сказка кончилась. Колхоз-миллионер развалился и еле выживал, а вместе с ним в полуголодном режиме существовал и сельский цирк. Зарабатывать на кусок хлеба и реквизит циркачам с тех пор приходилось самим.

Со временем "Серпантин" стал не только самостоятельной школой циркового актерского мастерства, но и надеждой на лучшую жизнь для жителей Барановки. Местные родители резонно считают, что детям, прошедшим цирковую школу, будет легче устроиться в городской жизни. А для самих деревенских мальчиков и девочек цирк – нередко единственный шанс увидеть другую жизнь, чуть дальше местной околицы.

"Многие наши выпускники выступают и в Испании, и в Москве. Это очень приятно", – гордится учитель и школьный завхоз Сергей Якоб. Он преданный поклонник сельского цирка и чинит весь сломанный реквизит.

Тяжелый цирковой труд выдерживают не все: это и травмы, и слезы, и пот. Но, по барановским понятиям, если прошел путь настоящего циркача – значит стал человеком.

11-летняя Элеонора Сидельникова каждый утро перед школой встает в стойку на руки и только потом идет завтракать. В их семье в цирковой кружок ходили все: бабушка, мама, а теперь она и младшая сестрёнка.

Элеонора знает, что цирковые репетиции в школьном спортзале состоятся в любую погоду, даже в сорокаградусный мороз. И бежит в зал, где дети пытаются делать трюки, падают, плачут и смеются. Когда-то здесь репетировали их бабушки и дедушки, а теперь пришел их черед ездить на одном колесе.

"Здесь вообще нечем заняться. Цирк – это трамплин такой. Он будет ездить по городам. Я хочу ездить, видеть, знакомиться, хочу ни от кого не зависеть", – по-взрослому рассуждает 11-летняя девочка.

Ее коллега по цирку Илья в этом году заканчивает 11-й класс. Как и многие другие жители Барановки, он тоже пришел в цирковой кружок по стопам старших братьев.

"Сначала не получалось, а потом начал. Жонглирование гирями, мотоциклы, с каждым годом находятся новые трюки, и из других цирков заимствую", – рассказывает он.

Илью уже приглашают на работу в большой цирк шапито в соседнюю область, но он мечтает о большем.

В основном воспитанники "Серпантина" выступают в поселковых ДК и школьных актовых залах. Но верят в то, что эти залы станут трамплином, от которого можно будет оттолкнуться и выпрыгнуть вверх, подальше от сельской безысходности, увидеть страну и мир. В их родной округе перспектив немного. Бывшие колхозы-миллионеры сегодня еле-еле сводят концы с концами, а средняя зарплата в Алтайском крае всего 8-10 тысяч рублей.

Тянут на себе цирковой балаган две женщины: режиссёр Галина Лукьянова и балетмейстер Марина Миронова. Лукьянова начинала в поселке швеей: штопала и шила концертные костюмы для клубной самодеятельности. Когда первые руководители цирка уехали из поселка на долгие гастроли и коллектив осиротел, родной колхоз попросил ее сшить костюмы к важному выступлению, а заодно написать сценарий. С тех пор Галина Васильевна – сердце циркового коллектива. Именно она придумывает и расшивает костюмы и пишет сценарии всех выступлений.

"Судьба меня связала с этим цирком, – говорит она. – В нем и сам раскрываешься, и дети обратную связь дают. Такая интересная работа, интересная жизнь".

Вторая "цирковая мама" Марина Ивановна Миронова когда-то и сама ходила в цирковой кружок.

"Никакой любви: меня сестра и старшие привели и посадили: сиди, мол, в уголочке", – вспоминает она. Но в итоге девочка так увлеклась, что после школы уехала поступать в цирковое училище. Вернулась Миронова в Барановку уже в конце 80-х. Сейчас она уверена, что артистом может быть любой. И всем, вне зависимости от данных, можно поставить осанки и посадить их на шпагат.

"У нас 200 человек в школе. Мы всем рады. Пришел к нам – мы спинки растянем, дадим колечки", – говорит она о своих подопечных.

Выступления "Серпантина" проходят на самоокупаемости. Последний финансовый грант сельский цирк получил в далеком 2010 году, несмотря на то, что в его составе – победители и призеры всевозможных конкурсов.

"Мы зарабатываем за гастроли 15 тысяч на весь коллектив. Это часовое представление из 20 человек, – говорит Лукьянова. – На все, что мы с концертов зарабатываем, мы закупаем ткань и шьем сами костюмы".

Миронова вспоминает, что в начале циркового пути, еще в 90-е годы, ей даже пришлось продать собственное хозяйство, чтобы вывезти сельский цирк на первые гастроли в Анапу:

"Мне хотелось, чтобы наши труды увидел кто-нибудь. Нам предложили фестиваль в Анапе. Это были 90-е, финансов не было совсем, – рассказывает она. – Мы, сельские ребята, продали хозяйство, причем не одну корову, о чем я не жалею. Это был толчок и для группы, и для меня. На билеты хватило".

А вот в будущее женщины стараются не заглядывать.

"Мы постарели. Нужен молодой хореограф. Галина Васильевна уже на пенсии, и если она уйдет – я одна не вытяну коллектив, – честно говорит Миронова. – Но к нам не идут: узнают, какие у нас условия и зарплата, и не идут. Живем на энтузиазме. Но мы отсюда, мы никуда, мы его не бросим, это наше детище".

Каждый житель Барановки хочет, чтобы цирковое шоу продолжалось всегда. Но Марина Миронова не столь оптимистична.

"Может так случиться, что коллектива может не стать? Да, и это печально, – признается она. – Но детей раньше в школе было 500 человек, а сейчас только 200, население падает. Раньше было пять тысяч жителей, сейчас две тысячи. Работы нет, люди разъезжаются".

"Но все равно, можно сказать, что цирк – это навсегда для тех, кто это хоть раз попробовал, – возражает Галина Лукьянова. – Бывает, что устают ребята, уходят, говорят, что надоело. Но проходит месяц-другой. Подходит ко мне мальчик, берет меня за руку и говорит: "Галина Васильевна, я хочу в цирк". И наша дорога всегда открыта".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG