Ссылки

"Прошу объяснить – я сделал что-то вредное?" Высланный польский историк хочет вернуться в Россию


Российские власти без объяснения причин потребовали от польского историка Генриха Глембоцкого, чтобы он срочно покинул Россию. За несколько дней до этого сотрудник Института национальной памяти Польши прочел лекцию о "польской операции" НКВД.

Позже официальный представитель российского МИДа Мария Захарова объяснила, что Глембоцкого выслали из России в ответ на действия Польши.

"Подтверждаем факт выдворения из России гражданина Польши Глембоцкого – сотрудника польского Института национальной памяти. Хотели бы напомнить, что 11 октября польские власти по абсурдным обвинениям выслали из Польши российского ученого-историка, занимавшегося там преподавательской деятельностью. Меры, принятые в отношении Глембоцкого, являются ответом на этот недружественный акт", – написала она.

Новосибирского историка-медиевиста Дмитрия Карнаухова выслали из Польши в октябре. До этого он несколько лет жил и преподавал в Польше. Российский МИД назвал его высылку "шпиономанией" и пообещал симметрично ответить.

Генрих Глембоцкий вышел на связь со студией Настоящего Времени.

— Во-первых, как вы добрались до Польши, не было ли никаких провокаций на границе, расскажите?

— В основном все было благополучно, хотя эта история очень неожиданно потрясла меня, и, конечно, я до сегодняшнего дня не могу понять, почему это получилось. Вряд ли темы моих исследований могут быть угрозой для Российской Федерации, ведь они в принципе касаются XIX века – первой половины XX века.

— Вы действительно считаете, что события, которые происходили между Советским Союзом и Польшей в XX веке, в 1937 году, – это события далекого прошлого, и они не могут стать причиной каких-то притеснений в ваш адрес?

— Я думаю, что это вопрос для работников ФСБ. Потому что, когда меня задержали и прочитали решение ФСБ, что я должен немедленно через 24 часа покинуть Российскую Федерацию без права возвращения, я просил и требовал уточнить, какие были поводы. Они отказались объяснить. Могут ли мои научные интересы влиять на это решение, я могу только догадываться.

— Я хотел уточнить: у вас нет претензий к польским спецслужбам, которые россиянина-историка выслали? Может быть, если бы этого не случилось, то и вам бы не отомстили таким образом?

— Извините, если я нарушил закон или сделал что-то вредное, прошу просто объяснить, что такое произошло. Я про историю с российским историком узнал лишь теперь, во время его высылки я работал в парижских архивах во Франции.

— Генрих, вам запретили пребывание в России на 1 год, из тех данных, которые есть у нас…

— Извините, это новые данные.

— Я ни в коем случае не пытаюсь с вами спорить, я вам рассказываю. Действительно, вам запретили приезд в Россию на один год. Через год вы вернетесь в Россию, как вы сейчас настроены, или нет?

— Исследования в российских архивах – это почти четверть века, я приезжаю сюда и работаю с 1993 года. Я намерен, если только будет возможность и, конечно, если это будет безопасно, вернуться и работать. Но то, что вы сказали, что это только один год, – это звучит невероятно. Работники ФСБ представили это как до конца моей жизни запрет на въезд в Россию.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG