Ссылки

Кто такой Павел Шаройко, почему его обвиняют в шпионаже и при чем тут Россия


Комитет госбезопасности Беларуси обвинил в шпионаже украинца Павла Шаройко. Корреспондента "Украинского радио" задержали в Минске еще 25 октября. С учетом характера двухсторонних отношений, страны договорились не придавать огласке информацию о задержании журналиста.

О судьбе Павла Шаройко спустя три недели после его исчезновения написал председатель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания, под началом которого Шаройко работал корреспондентом "Украинского радио" в Беларуси.

По версии белорусских спецслужб, гражданин Украины создал сеть осведомителей, которые за деньги собирали секретную информацию, а курировал его первый секретарь посольства Украины в Беларуси Игорь Скворцов.

За деятельность, несовместимую с дипломатическим статусом, Скворцова объявили персоной нон грата. В белорусском КГБ утверждают, что Павла Шаройко сдал гражданин Беларуси, пойманный за шпионаж. Сам Шаройко, по словам официального представителя ведомства, признал вину и сообщил, что является кадровым сотрудником разведки Украины.

Павел Шаройко, по информации белорусских СМИ, окончил Львовское высшее военно-политическое училище по специальности "военный корреспондент". Восемь лет, до 2009 года, он работал пресс-секретарем Главного управления разведки минобороны Украины, в Беларуси сперва возглавлял корпункт агентства "Униан", а потом стал собкором "Украинского радио".

Издание "Белорусский партизан" утверждает, что для его поимки спецслужбы использовали белорусского корреспондента телекомпании НТВ, который принес Павлу Шаройко фальшивые документы под грифом "Секретно" о сотрудничестве Москвы и Минска в военной сфере после учений "Запад-2017", но Павел Шаройко отказался их брать.

Игры спецслужб

Почему Зураб Аласания решился обнародовать информацию о задержании Павла Шаройко и с кем он проводил консультации о своем сотруднике, спросим прямо у него.

— Почему ты решился обнародовать информацию о задержании Шаройко в своем фейсбуке, если, как утверждает белорусское КГБ, была договоренность между спецслужбами Украины и Беларуси не говорить о том, что произошло?

— Как ты думаешь, Тимур, должен ли я играть в игры спецслужб, которые в какие-то свои игры играют? Утром я это опубликовал, к нам вечером того дня приехала его супруга, это и было причиной.

— Правильно ли я понимаю, что спецслужбы Украины не выходили на связь с тобой, как работодателем Павла Шаройко, и не предупреждали тебя об этой ситуации?

— Разумеется, нет, Тимур, я бы отреагировал на это крайне резко, как и продолжу в дальнейшем.

— Скажи мне, пожалуйста, в твоей редакторской карьере это первый случай, когда твоего журналиста отправляют с таким обвинением за решетку, или нет?

— Да, безусловно, первый случай. Однако далеко не первый, когда обращаются за такими делами, и до сих пор никогда, ни разу не слышали от меня: да, пожалуйста, мы прикроем. Общественная телекомпания не является прикрытием для кого бы то ни было.

— Вот этот вопрос, который ты сам поднял, я тоже хотел тебе задать, как бы ни было тяжело говорить о человеке, находящемся в тюрьме. Дело в том, что если кто-то использует журналистов для прикрытия своих заданий, эта служба ставит под угрозу работу всех остальных людей, которые носят корочки "Пресса". У тебя есть сомнения в том, что Павел Шаройко – шпион?

— Я не хочу даже думать об этом. Тимур, ты знаешь, мы бы назвали его в таком случае разведчиком, а не шпионом, хотя это, конечно, одно и то же. Но мы знаем его как журналиста и как гражданина Украины – это все. Это входит в сферу нашей компетенции, он работает у нас как журналист. Более того, я скажу тебе, он действительно писал неплохие репортажи, и он продолжает для нас оставаться именно журналистом.

— Скажи, пожалуйста, было в его деятельности что-то, что могло вызвать такое желание российских или белорусских спецслужб устроить громкий, получается, скандал?

— Мне кажется, чем дальше, тем больше и в Беларуси, и в России сам факт существования украинского корреспондента может быть такой причиной.

— Были какие-то сигналы, какие-то намеки на то, что ему или другим коллегам, которые работают под твоим началом, что-то угрожает в Минске?

— Разве что обыск, проведенный, как полагали они с женой, в их отсутствие, это был такой прямой намек.

— Скажи, пожалуйста, тебе не кажется это неким вызовом для белорусских спецслужб – направить на работу в Минск человека, который абсолютно легально, публично, не скрываясь, но все же работал в Главном управлении разведки Минобороны Украины? То есть прям красная тряпка, нет?

— Мне кажется это некоторым позерством со стороны белорусских спецслужб, если они так считают, хотя это, еще раз, вне пределов моей компетенции. Это действительно как парашют забыть снять. Они шутят, что ли? Ребята, так не работают, как мне кажется. Но ок, это вне зоны моей компетенции. Если спецслужбы так работают – пожалуйста.

— Скажи, пожалуйста, в каком состоянии сейчас Павел, что тебе о нем известно и что коллеги-журналисты могут сделать, на твой взгляд, для того, чтобы он был освобожден?

— То, что мы должны делать, мы делаем, в частности – помогаем, в том числе и финансово, его супруге, поскольку есть ребенок, есть супруга, они остались практически без средств к существованию и без крыши над головой. Павел переписывается с ней – и это все. Последняя информация, которая от нее пришла, о том, что все то, что было озвучено сегодня, и то, что ты уже сказал, – это чистой воды провокация, он не давал признательных показаний, и это все неправда. Вот и все.

— Скажи, у тебя были какие-то контакты с украинскими спецслужбами? Ты можешь о них не рассказывать, конечно, но мог бы ты эмоциональный тон этих общений между ними и тобой описать нам в эфире?

— Ты имеешь в виду относительно этого случая?

— Относительно этого случая.

— Тимур, ни одного контакта ни разу с момента опубликования мной этой информации не было.

"Беларусь к этим задержаниям отношения не имеет"

Сегодня же стало известно, что в Беларуси задержан директор украинского завода утяжелителей, расположенного в Донбассе, в Константиновке, где в 2014 году шли бои между украинскими подразделениями и пророссийскими боевиками. Александра Скибу задержали белорусские спецслужбы, посольство Украины обратилось в МИД страны с нотой, в которой потребовало объяснить причину задержания директора предприятия.

Череда задержаний и обвинений граждан Украины в Беларуси – это совпадение или новая реальность в отношениях двух стран, Настоящему Времени рассказал бывший посол Украины в Беларуси Роман Бессмертный.

— Роман, вы сегодня, когда смотрели, возможно, смотрели, я надеюсь, пресс-конференцию белорусского КГБ, вам не показалось, что белорусские спецслужбисты прямо раздосадованы и как будто хотят сказать Киеву: "Ну что же вы делаете? Мы же тут пытаемся выстроить между странами отношения, а вы к нам шпионов засылаете?". Или нет?

— Несомненно, что эта скромная информация, стеснительно скромная, которую выдавали представители КГБ Республики Беларусь, свидетельствует о том, что Республика Беларусь к этим всем задержаниям абсолютно никакого непосредственного отношения не имеет.

— То есть они действительно неловко себя чувствовали, но не из-за того, что на Украину они обиделись?

— Да. Они чувствовали не просто неловко, а дискомфортно, потому что они понимали, что в этом всем случившемся абсолютно ничего в отношениях между Украиной и Беларусью нет, все эти задержания, несомненно, были проведены спецслужбами Российской Федерации, а белорусов просто вытолкнули для того, чтобы продолжать воевать с Украиной уже руками белорусских спецслужб.

Со всей ответственностью говорю, что, если бы это произошло между Украиной и Беларусью, эти люди были бы выдворены, в ответку в зеркальной форме были бы сделаны выдворения из Украины, и об этом никто, кроме посла и непосредственных лиц, никогда бы не узнал. Обратите внимание, зеркального ответа нет, и вот эта стыдливая информация, у которой последней строчкой есть информация о том, что были достигнуты договоренности о неразглашении информации.

— Это может говорить о том, что белорусские спецслужбы хотели его вернуть в Украину, но вмешались российские спецслужбы, не дали это сделать? Такая версия развития событий может быть?

— Нет, наоборот. Все это было совершено руками российских спецслужб, тем более что в Минске находится кабинет исполнительного директора исполкома СНГ Лебедева, который 16 лет возглавлял службу внешней разведки Российской Федерации, ФСБ, из этого кабинета происходит управление всеми мероприятиями, всеми процедурами, которые проводят спецслужбы Российской Федерации на территории Республики Беларусь. А белорусов используют для прикрытия просто всего этого.

— Про кабинет понятно. Несколько вопросов, которые бы хотелось понять. Что может узнать украинский журналист в Беларуси этакого, чтобы стать объектом разработки российских спецслужб?

— Здесь есть такой особенный момент: журналист украинского радио, там есть такое дополнение – постоянный журналист. Это не тот, который въехал и выехал, он находится на территории постоянно, он живет там. И, как вы видели информацию, сначала у него в месте проживания был обыск, потом его задержали и так далее. Так вот, первое, на что нужно обратить внимание, – это как российские дипломаты, Министерство иностранных дел позволило въехать журналисту украинского радио, бывшему сотруднику внешней разведки? Могу вам сказать, что для того, чтобы получить аккредитацию, проходят проверки.

— А как же они позволили тогда, Роман?

— Все это было сделано специально, разыграна эта карта и так далее.

— А зачем Украина отправила человека, который работал в Главном управлении разведки, работать в Минск?

— Понимаете, несколько месяцев назад я занимался одним из таких же людей, которые работали в пресс-службе Службы безопасности, и человек уезжал просто, он закончил работу, он уезжал, ему просто не дали возможность даже въехать в государство, а не то что там выйти. Поэтому все это разыгрывается, набирается такой штат людей, которые подходят под эти параметры, и играется долгоиграющая, потом разыгрывается определенный спектакль. Но я обращаю внимание на такую вещь: дипломаты знают, что происходит, если возникают такие ситуации в двусторонних отношениях. Еще раз обращаю ваше внимание: об этом никто бы ничего не знал.

— Тогда у меня очень важный вопрос, как мне кажется. Я думаю, что не стоит спрашивать вас, допросили ли Павла уже российские сотрудники спецслужб, уверен, что да, а вот вопрос: что сделает Беларусь в этой ситуации – выдаст его Украине в итоге, осудит и отдаст или отправит в Россию? Ваш прогноз? Это очень печально – обсуждать вот так судьбу человека, но все-таки хочется понимать, какие шансы.

— Здесь, с моей точки зрения, развитие сценария будет однозначное. Его нужно будет искать где-то в пределах Российской Федерации, потому что все, что сейчас происходит, свидетельствует о том, что и по отношению к Шаройко, и по отношению к Скибе работают российские спецслужбы. И здесь все очень непросто, потому что здесь и дискредитация отношений, здесь и саммит "Восточного партнерства", который приближается, на который приглашен Лукашенко, и так далее. Здесь слишком много ставок, чтобы Россия позволила Беларуси самостоятельно действовать.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG