Ссылки

Колючая проволока непризнанной границы. Как война разделила грузинское село


Гугутианткари – грузинское село, разделенное колючей проволокой. После российско-грузинской войны там пролегает граница с Южной Осетией, чью независимость признает Россия. Линия разделения проходит прямо по участкам и домам, владельцы которых были оттуда изгнаны.

Дом в селе Гугутианткари Виктор построил вместе со своим отцом. Он вспоминает, как ежегодно производил до трех тонн вина из растущего во дворе винограда. Эту территорию российские военные и южноосетинские ополченцы в дни августовской войны зачистили под "буферную зону".

"Вынесли из дома портрет моего отца, ветерана войны, и икону Христа, положили вот здесь. Это все, что мне оставили", – говорит он.

От дома уцелели только ворота. Все, что за ними – сожжено. Теперь семья Виктора из шести человек ютится в двухкомнатной "хрущевке" в городе Гори, в двадцати километрах от родного села.

Семья Амирана Гугутишвили нашла пристанище в ветхом здании бывшей сельской школы – в сыром, холодном помещении, где нет даже канализации. До этого Амиран жил в собственном двухэтажном доме с большим садом. Его тоже сожгли.

"Даже вспоминать не хочу. Мы успели убежать перед тем, как все случилось. Если бы не убежали, нас бы убили", – говорит он.

Несколько месяцев назад Амиран был схвачен в своем дворе российскими военными по обвинению в нарушении "границы". Его отвезли в Цхинвали и избили.

За линией оккупации оказываются не только жилые дома и участки, но и целые улицы, и даже кладбища. Людям, чье имущество оказалось на оккупированной территории или было уничтожено, грузинские власти выплачивают компенсации.

"Всем жителям села Гугутианткари, чьи дома были сожжены, разрушены, или повреждены, мы присвоили статус беженцев. Они получили единоразовую денежную компенсацию в размере 15 тысяч долларов. Кроме того, эти люди получают ежемесячные пособия (45 лари, примерно $20 на члена семьи), пользуются коммунальными льготами и принимают участие во всех госпрограммах для беженцев", – говорит сотрудник министерства по делам беженцев Мурад Аблотия.

Но пострадавшие считают, что их дома и земли стоили дороже 15 тысяч долларов. Да и найти сегодня за такую цену приемлемый дом с участком в том же Гугутианткари, по их словам, почти невозможно. Вот и приходится некоторым из них ютиться, где придется.

Власти заявляют: эти люди имеют право на получение квартиры или дома от государства. Правда, для этого им придется покинуть родное село, ведь там социальное жилье не строится. И именно это обстоятельство, как выясняется, пугает многих обездоленных жителей Гугутианткари больше всего. Бросить свои сгоревшие и разрезанные колючей проволокой дома некоторые попросту не готовы.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG